Аввы Исаии главы

о духовном делании и безмолвии

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1.

Три добродетели всегда охраняют ум: устремление, сообразное с естеством, мужество

и бодрствование без лености.

 

2.

Три добродетели, кои если ум узрит в себе, то с достоверностью может почесть

себя достигшим бессмертия: (духовное) рассуждение, различающее многообразные

виды страстей, благовременная предусмотрительность всего, твердость духа, никогда

не допускающая согласиться с чуждым помыслом.

 

3.

Три добродетели доставляют непрестанный свет уму: незнание лукавства ни в каком

человеке, перенесение всего случающегося без смущения, благотворение врагам.

Сии три добродетели рождают другие три гораздо большие оных: от незнания злобы

человеческой рождается любовь, перенесение без смущения всего находящегося рождает

кротость, благотворение злотворящим приносит мир.

 

4.

Четыре добродетели, кои очищают душу: молчание, хранение заповедей, утеснение в

жизни и смиренное мнение о себе.

 

5.

Тот же Исаия говорил: “Вижу себя подобным блуждающему коню, не имеющему

господина, и первый, кто найдет его, садится на него; когда же сей отпустит

его, тогда другой, нашедший его, садится на него”.

 

6.

Блюди себя, чтобы не увлекаться тем, чем ты прежде согрешал, дабы не возобновились

в тебе прежние страсти. Люби смирение, и оно покроет тебя от грехов твоих;

предай сердце твое в послушание отцам твоим, и благодать Божия будет обитать в

тебе; не будь напыщен гордым мнением о себе, дабы не впасть в руки врагов

твоих. Приобучай язык твой произносить слова, служащие к миру, и вселится в

тебя смирение. Пребывая в келлии твоей, всегда заботься о сих трех деланиях: о

рукоделии, о поучении (в Св. Писаниях) и молитве. Ежедневно размышляй: “Этот

день дан мне для делания в сей жизни, буду ли иметь его завтра, не знаю?”

Поступая так, не согрешишь пред Богом.

 

7.

При употреблении пищи не порабощайся пресыщением чрева, чтобы не возобновились

в тебе прежние грехи. Не предавайся унынию ни в каком труде, чтобы враг не

усилил в тебе своих враждебных действий. Мужественно понуждай себя самого к

(сокровенному) деланию, и скоро вселится в тебя покой Божий. Понуждай себя ко

многим молитвам с плачем, дабы Бог умилосердился над тобою и совлек с тебя ветхого

и греховного человека.

 

8.

Труд, нищета, странничество, перенесение скорбей и молчание рождают смирение;

смирению же усваивается прощение всякого греха.

 

9.

Если же ощущаешь в себе блудную брань, то непрестанно удручай себя бдением,

голодом и жаждой, смиряясь пред всеми. Если же сердце твое пленяется красотою

телесной и вожделением женщины, то вспомни пагубные последствия (сей страсти) и

успокоишься.

 

10.

Брат! Доколе пребываешь в сей жизни, не поблажай телу своему и не верь самому

себе, если и увидишь себя неборимым от страстей. Ибо демоны хитро скрывают

самих себя на время, и когда человек вознерадит о своем спасении, то они

внезапно нападают на несчастную душу и восхищают оную, как птицу. Если успеют

преодолеть ее, то ввергают оную безжалостно во всякий грех. И так будем

пребывать в страхе Божием и хранить самих себя, упражняясь во всех деятельных

добродетелях, могущих воспрепятствовать наглости врагов. Труды и подвиги сей

кратковременной жизни не только хранят нас от согрешений, но и приготовляют

душе венцы еще прежде исхода ее из тела. Если мы имеем печать Святого Крещения,

то позаботимся возненавидеть грехи свои, дабы обрести милость в День Суда.

Будем подвизаться, возлюбленные! Ибо время приближается. Блажен тот, кто днем и

ночью имеет в душе сию заботу.

 

11.

Во время молитвы должно отражать от сердца приражение злого демона посредством

благочестивого противоречия, дабы не оказалось в нас, что мы по-видимому

беседуем устами с Богом, а сердце наше занимается зловредными помыслами. Бог не

приемлет молитвы нечистой и небрежной, особенно от человека, предавшегося священному

безмолвию. Ибо Писание всюду свидетельствует о том, чтобы мы хранили чувства

души. Если воля монаха покорится закону Божию и сообразно сему закону будет

управлять своими действиями, то все движения плотские и душевные, особенно же

гнев и вожделение, покорятся разуму. Тогда человек совершает добродетель и

правду, обращая вожделение к Богу и Его воле и возбуждая гнев против диавола и

греха. Что же кроме сего требуется? Тайное поучение.

 

12.

Когда ты противостанешь враждебному нападению врагов и увидишь, что они

обращаются в бегство, будучи побеждаемы тобою, то не радуйся сердцем своим, ибо

злоба духов сих осталась сзади них, то есть они приуготовляют брань жесточайшую

первой: поставляют ополчение в засаде, вне города, и приказывают ему пребывать

там неподвижно, между тем сами начинают нападение; и если ты мужественно противостанешь,

ратуя против их, то бегут от лица твоего как немощные. Если сердце твое надмится

тем, что прогнал их, и оставишь город, то некоторые из них востают позади, иные

становятся впереди, и окружают несчастную душу со всех сторон, так что она не

находит для себя убежища

name="_ftnref1" title=""><SPAN

style='vertical-align:baseline;vertical-align:baseline'>[1].

 

13.

Учитель наш Иисус Христос, зная великую жестокость врагов наших и милосердствуя

о роде человеческом, заповедал с горестью сердца, говоря: “Будите готови на

всякий час, яко не весте, в кий час тать приидет, да и когда приидет, и обрящет

вас спящих” (Лк. 12, 39–40. 2 Пет. 3, 10). И в другом

месте (опять): “Внемлите же себе, да не когда отягчают сердца ваша объядением и

пиянством и печальми житейскими, и найдет на вы внезапу день той”

(Лк. 21, 34). Итак, стой на страже сердца твоего и внимай чувствам

твоим; и если стяжешь память Божию (т. е. молитву), то можешь уловлять татей,

окрадывающих душу. Ибо кто строго бодрствует над помыслами своими, тот может

распознать, какие из оных (татей) покушаются войти в оную и осквернить ее.

Враги смущают ум, чтобы он предался рассеянности и праздности; но те, кои

познают коварство их, пребывают несмущенными, моляся Богу.

 

14.

Если сердце твое развлекается и ты не знаешь, как обуздать его, то знай, что занятие

твое, произвольное ли оно или не произвольное, подает ему повод к рассеянности.

Если бы Гедеон не сокрушил глиняных сосудов, то не увидел бы света светильников.

Так и человек если не удручит подвигами тела своего, то не узрит Божественного

Света.

 

15.

Как в городе, обнесенном стенами, если некоторая часть стены обрушится, то

враги, осаждающие город, стремятся к разрушенной части, дабы посредством оной

проникнуть во внутренность города, ибо хотя стража находится при вратах, но она

не в силах удержать нападения врагов, доколе не исправлена будет поврежденная

часть города, так точно и монах, доколе обладает им какая-либо страсть, при

всем усилии своем не возможет победить врагов своих и никогда не достигнет совершенства.

 

16.

Брат! Ежедневно испытывай себя самого, тщательно рассматривая сердце твое в присутствии

Божием, нет ли в нем чего страстного, и если есть, то все таковое извергни из

него, дабы не постигла тебя злая участь. Итак, внимая сердцу твоему, бдительно

наблюдай за врагами твоими, ибо они коварны и лукавы в злобе своей. Пусть будет

сердце твое вполне уверено в той мысли, что невозможно делать добра тому

человеку, который делает зло. Посему-то Спаситель наш научает нас бодрствовать,

сказав: “Узкая врата, и тесный путь вводяй в живот, и мало их есть, иже обретают

его” (Мф. 7, 14).

 

17.

Итак, внимай себе, дабы какое-либо зло не отлучило тебя от любви Божией.

Обуздывай сердце свое и не унывай, говоря: “Как могу сохранить сердце свое, будучи

человеком грешным?” Ибо когда человек оставит грехи свои и обратится к Богу,

тогда покаяние возрождает его и преобразует его в новую тварь.

 

18.

Монах должен постоянно и мужественно пребывать в подвиге и благочестивой

деятельности, и неусыпно наблюдать над кознями противников, и подобно кормчему

должен он преплывать волны, управляясь водительством Божественной благодати и

не уклоняясь никогда с правого пути, он должен внимать только себе одному и в

мире душевном

title="">[2]

неразвлеченной мыслью беседовать с Богом умом, свободным от житейского

попечения.

 

19.

Убеждаю тебя (брат), доколе находишься в теле, не оставляй хранить сердце твое.

Как земледелец не может быть совершенно уверен в благополучном собрании плодов,

пока они растут еще на ниве его, ибо не знает, что случится с ними, прежде нежели

они будут внесены в житницу его, так и человек не должен оставлять сердце свое

(без попечения), доколе дыхание… в ноздрех его (Иов. 27, 3). Поелику

человек до последней минуты жизни не может знать, какая страсть будет бороть

его, поэтому необходимо ему заботиться о сохранении и спасении своем, даже до

последнего издыхания, и всегда взывать к Богу, испрашивая Его помощи и милости.

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

name="_ftn1" title="">[1] В слав.

тексте прибавлено: “град есть молитва; настояние же — противоглаголание о

Христе Иисусе, шествие (против их) ярость” (т. е. гнев против врагов).

 

 

 

 

 

name="_ftn2" title="">[2] В греческ.

тексте: “в молчании”.

 

 

 

 

 

 

 

Наставления братиям, которые жили с ним

 

 

 

Желающие жить со мной братие, послушайте меня, Бога

ради, умоляю вас. Каждый из вас да пребывает в келлии своей со страхом Божиим.

Не пренебрегайте рукоделием вашим ради заповеди Божией. Не будьте нерадивы к

поучению вашему и частой молитве. Храните сердце свое от помыслов чуждых, не

беспокоясь ни о каком человеке, ни о какой-либо вещи мира сего, но всегда

исследуйте, как вам исправить себя и преуспеть (в добродетели), умоляя Бога с

болезнованием сердечным и слезами в умерщвлении плоти, дабы Он простил вам согрешения

ваши и сохранил вас на будущее время от впадения в те же грехи. Ежедневно

имейте смерть пред очами, внимательно размышляя о том, как будете разлучаться с

телом, как пройти вам власти тьмы, которые встретят вас на воздухе, как вам

предстать пред Богом в тот страшный День Суда, когда будет определяться должное

воздаяние каждому за дело, слово и помышление. Ибо вся же нага и объявлена пред очима Его (Евр. 4, 13) Того,

Кому должны мы дать ответ. В трапезе и в собрании (церковном) ничего не говорите,

разве только по крайней надобности. Читающего псалмы не поправляйте, если он

сам о том не спросит. Каждый (по очереди) в свою неделю да приготовляет для

прочих потребную пищу со страхом Божиим, не оставляя притом надлежащего попечения

о душе своей. Никто отнюдь не должен входить в келлию брата своего (без надобности).

Не старайтесь видеться друг с другом прежде определенного времени. Не любопытствуйте

ни о том, какие работы сделаны другими, ни о том, кто трудился более, брат ли

более тебя или ты более его.

 

Выходя на дело (послушания), храните себя от лености

и дерзости. Каждый со страхом Божиим да внимает себе, своему делу и сокровенному

поучению души своей. Когда отпустится собрание (из церкви) или встанете из-за

трапезы, не садитесь для бесед друг с другом, даже о божественных предметах, но

каждый да поспешает в келлию свою и там да оплакивает грехи свои. Когда же

необходимость потребует сказать что-либо друг другу, и тогда говорите кратко со

смирением и благоговением, как бы в присутствии Божием. Не спорьте друг с

другом ни о каком предмете, никого не порицайте, никого не осуждайте, не

уничижайте ни словом, ни мыслью и отнюдь не ропщите ни на кого, подозревая его

в чем-либо с худой стороны. Ложь да не исходит из уст ваших. Не желайте ни слышать,

ни говорить того, что не приносит вам (душевной) пользы. Злоба, зависть и ненависть

к ближнему да не обитают в сердце вашем.

style='mso-ansi-language:EN-US;mso-bidi-font-weight:bold'>

 

style='mso-ansi-language:EN-US;mso-bidi-font-weight:bold'> 

 

2. Да не будет одно в устах ваших, а другое в

сердце, ибо Бог поругаемь не бывает

(Гал. 6, 7), но равно видит и сокровенное, как явное. Не скрывайте

никаких помыслов, смущающих вас, ни скорбей, ни желаний, ни зазрений ваших (касательно

ближнего), но все их открывайте авве своему и принимайте с верою то, что от

него услышите. Когда решаетесь жить со мною, смотрите не пренебрегайте моими

заповедями (иначе я не оставлю вас пребывать со мною)<SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[1]

.

Если вы сохраните их, то я дам ответ за вас Богу, но если не исполните, то от

вас потребуется ответ и за ваше нерадение, и за то, что я бесплодно трудился о

вас. Кто соблюдает мои заповедания как тайно, так и явно, того соблюдет Господь

Бог от всякого зла и защитит его от всякого искушения, и тайного и явного.

Умоляю вас, братие, памятуйте непрестанно, для чего вы оставили мир, и

заботьтесь о спасении вашем, чтобы отречение ваше (от мира) не было тщетным, и

да не посрамитесь пред лицом Божиим и святых Его, которые ради Бога отреклись

от мира и подвизались. Знайте, что добродетель заключается в том, чтобы от

споров уклоняться, злострадание переносить равнодушно, обучаться смирению, во

всяком случае отсекать волю свою, не надеяться на свою правду, но всегда иметь

пред очами грехи свои. Поверьте мне, что покой, ослабление<SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[2]

и тщеславие погубляют весь труд монашеский.

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

name="_ftn1" title="">[1] Эти слова

взяты из слав. рукописи.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn2" title="">[2] В слав.

рукописи: расширение.

Слово

8

Блаженного аввы Исаии изречения

 

 

 

1. Авва Исаия говаривал: “Иногда вижу себя подобным

коню, блуждающему без всадника; кто найдет его, тот и садится на него. Когда же

сей оставит коня, тогда схватывает его другой и равным образом восседает на

него”. Еще говаривал: “Я подобен человеку, коего враги, схватив и связав,

ввергли в ров тинный. Если он будет взывать к Господу своему, то враги поражают

его ударами, чтобы он молчал”. Еще говорил: “Я подобен птичке, привязанной

отроком за ноги. Когда он ослабит немного нить, то птичка вспархивает, думая,

что освободилась; когда же отрок потянет нить, то опять низвергает оную на землю.

Таким я себя вижу. Это я говорю с тем намерением, чтобы никому не быть без

заботы о своем спасении до последнего издыхания”. Еще говорил: “Если ты дал что

взаймы ближнему и не требуешь оного обратно, то подражаешь естеству Иисуса;

если же требуешь, подражаешь естеству Адама; если же истязуешь лихвы, то

поступаешь против естества Адамова. Если кто укорит тебя за какое-либо дело,

сделанное тобою или не сделанное, и ты промолчишь, то являешь себя подобным

Иисусу. Если будешь отвечать, возражая: что я сделал, то ты не уподобляешься

Ему. Если же воздашь равным за равное, то поступаешь совершенно вопреки Ему.

Если приносишь молитвы твои со смиренномудрием как недостойный, то оные

благоприятны будут Богу. Если же вознесешься в сердце, помышляя о другом, что

он спит или нерадит, то суетен труд твой”. Он обыкновенно говаривал: “Смирение

не имеет даже языка, чтобы сказать о ком, что он нерадив или горд; не имеет

очей, чтобы замечать чужие погрешности; не имеет ушей, чтобы слышать то, что не

приносит пользы душе; ни с кем, наконец, не имеет дела, кроме попечения о

грехах своих. Таковой со всеми мирен не по причине какой-либо дружбы, но ради

заповеди Божией. Без смирения, хотя бы кто много постился, или удручал себя

тяжкими подвигами, или старался исполнить заповеди, все труды такового тщетны.

Если кто говорит, что он имеет какое-либо орудие, но не употребляет его во

время нужды, таковой напрасно имеет оное. Подобен сему и тот, кто говорит, что

он боится Бога, и не находит в себе страха Божия в то время, когда необходимо

оказать оный обузданием гнева, дерзости, честолюбия, человекоугодия или какой

другой страсти, — все усилия такового тщетны”.

 

2. Господь наш Иисус Христос не прежде восшел на

крест, как уврачевал все страсти человеческие, чтобы показать, с какой целью

воспринял он человечество. Ибо прежде нежели Он пришел во плоти, человек был

слеп, нем, глух, расслаблен, прокажен, хром, умерщвлен всякими страстями,

противными естеству. После же, когда Господь снисшел к нам, ради нас, то излил

на нас Свою милость: воскресил мертвого, возвратил ноги хромому, глаза слепому,

язык немому, слух глухому и воссоздал нового человека, свободного от всякой

немощи. И когда был вознесен на крест, повешены были с ним два разбойника, из

коих один, висевший по правую сторону, славил Его и молил: “Помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Си”

(Лк. 23, 42); другой же, находившийся по левую сторону, хулил Его.

Ум, прежде нежели воспрянет от сна беспечности, находится в согласии со своими

врагами. Когда же Господь наш Иисус Христос возбудит его от нерадения и даст

ему силу видеть и рассуждать обо всем, тогда может он взойти на крест. В то

время враг начинает (непрестанно) хулить и произносить неподобные слова в надежде,

не ослабеет ли ум в подвиге и не возвратится ли опять к прежней беспечности.

Здесь сбывается то же, что сказано о

двух разбойниках, коих взаимную приязнь разделил Собою Господь наш Иисус

Христос, из которых один безрассудно уничижал Его, а другой дотоле молился,

пока не удостоился услышать: “Днесь со

Мною будеши в раи” (Лк. 23, 43). Вот это тот (благоразумный)

разбойник, который восхитил рай и вкусил от древа жизни!

 

3. Опять говорил он о Святом Причащении, что это

такой дар, который составляет и соединяет нас с Богом. Если это так, то где же,

спрашивается, у нас сие соединение? Будучи побеждаемы страстями гнева, или

зависти, или вражды, или человекоугодия, или честолюбия, или тщеславия, или

ненависти, или другими какими-либо страстями, мы далеко отстоим от Бога. Еще

говорил: “Когда мы совершаем молитвы наши и какая-либо из сих страстей

господствует в сердце нашем, то суетен труд наш и неприятен Богу”. “Почему

же, — возразил некоторый старец, — во время самой молитвы не

обуздывается действие страстей?” Он отвечал: “Когда дождь орошает землю засеянную,

то она дает растения; если же не засеяна, то не производит оных. И так да

тщится каждый исторгнуть из сердца своего злые семена и более не произрастут в

нем. Бог хочет, чтобы человек был Ему во всем подобен. Для того Он и пришел в

мир, и пострадал, чтобы исправить поврежденное естество человеческое, пресечь

(злые) наши хотения и изгнать лжеименный разум (1 Тим. 6, 20),

возобладавший душами нашими. Прочие животные сохранили свое естество, человек

же свое естество изменил. И так теперь как скоты повинуются человеку, так каждый

должен себя подчинить ближнему своему Бога ради. Для сего и пришел Господь.

Смотри, сколько неразумные животные превосходят людей, опирающихся на свое

ведение. Итак, если захочу возвратиться к естественному состоянию, то как скоты

покоряются чужой воле, так должен поступить и я, и притом не только по отношению

к друзьям, но и к недругам, ибо такова воля Божия. Желающий пребывать с пользою

в келлии своей и не быть побежденным от душевных врагов, пусть отступит от

всего обычного между людьми: никого не порицает, не хвалит, не ублажает, не

превозносит своей праведности, никого не обижает, а пусть внимает себе, чтобы

не оставить жала помысла вражеского на ближнего в сердце своем. Не открывай разума

твоего непонимающим, и не объявляй воли своей неразумным. Познай самого себя и

убегай того, что для тебя гибельно. Кто надеется на правду свою и последует

воли своей, тот не избежит козней вражеских, не найдет себе покоя, не уразумеет

своих недостатков и трудно ему получить милость Божию в час исхода своего из тела.

Глава же и верх всего состоит в следующем: всю твою надежду возложи на Бога и к

Нему единому прибегай всем сердцем и всею крепостию твоею, будь ко всем милосерд,

оплакивай грехи свои и умоляй Бога о помощи и милосердии”.

 

4. Еще говорил: “Что касается до учения ближних

заповедям Божиим, откуда могу я знать, угоден ли я Богу, чтобы дерзнул предписывать

ближнему исполнение того или другого, между тем как доселе сам должен еще

оплакивать грехи мои. Ибо кто пал когда-либо, тот должен плакать и дотоле не

успокаиваться, пока не познает, что испросил прощения. Желаешь ли узнать,

отпущены ли тебе грехи? Да будет тебе признаком то, если в сердце нет более

никакого остатка оных. Если же они доселе живут и движутся в памяти твоей и ты

нерадишь об этом, то это плохой признак; плачь, болезнуй и трепещи, доколе не

испросишь милосердия у Бога. Если кто желает научиться от тебя чему-нибудь,

однако не исполняет того, что ты тщательно преподаешь ему, но часто возвращается,

докучая о том же, то уклонись от него, потому что он вредит душе твоей<A

style='mso-footnote-id:ftn1' href="#_ftn1" name="_ftnref1" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[1].

Бог научает всех желающих повиноваться Ему. Кто научил Каина и Авеля делать то,

воздержаться от сего, тогда как еще не было писаного закона? Человек, не

внимающий учению Божию, напрасно трудится в обучении”. Еще говорил авва Исаия:

“Если кто произносит в присутствии твоем неполезные слова, то не желай слушать

его, дабы душа твоя не получила вреда. Не беспокойся, если он оскорбится сим<A

style='mso-footnote-id:ftn2' href="#_ftn2" name="_ftnref2" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[2],

но скажи прямо: “Душа моя не может переносить сего, оставь это, умоляю тебя,

ибо я не лучше первого человека, которого создал Бог Своими руками и который

был обольщен злой беседой”. И потому беги, и не желай слышать, но притом так

беги, чтобы тотчас забыть слышанное. Ибо если допустить чему-либо остаться в

твоей памяти, то этим воспользуются демоны и причинят вред душе твоей”.

 

5. Также говорил: “Вижу, что прибыток, честь и

желание покоя борют человека до смерти”. Еще говорил: “Кто присваивает себе

обязанность учить других, тот вредит душе своей; и в то время, как он заботится

исправить ближнего и устроить дом (души) его, устрояет разрушение для своей

храмины душевной. Блюди, чтобы грехом не очернить невинности, полученной в

Крещении, ибо согрешишь ли телом твоим, или украдешь, или на что посмотришь с

вожделением, или вкусишь что-либо тайно, опасаясь, чтобы кто тебя не увидел,

или если тайно держишь у себя что-либо красивое и драгоценное, то всем сим

наносишь бесчестье Сыну Божию”. Некто возразил ему: “Отче, неужели эти

согрешения такую имеют важность?” Он ему отвечал: “Делающий сие обольщен

диаволом не менее того, кто, подкопав стену, украл деньги. Победивший

последнего также победил и первого; а кто побеждается в малых вещах, тот

побеждается и в великих”. Он же говорил: “Хотя бы кто совершил великие знамения

и исцеления, стяжал разум (духовный), воскресил мертвых, но если он когда-либо

подвергался падениям, то не может быть беспечален, а подлежит покаянию<A

style='mso-footnote-id:ftn3' href="#_ftn3" name="_ftnref3" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[3].

Если кто удручил великими подвигами тело свое, но, увидев кого-либо, впадшего

во все грехи, уничижил его, то нет ему никакой пользы от такого покаяния, ибо

он уничижает член Христов, сам оный осуждает, не предоставляя суда Богу<A

style='mso-footnote-id:ftn4' href="#_ftn4" name="_ftnref4" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[4]”.

 

6. Ãîâîðèë

åùå: “Ìû âñå íàõîäèìñÿ êàê áû â áîëüíèöå: îäèí ñòðàäàåò ãëàçàìè, äðóãîé ðóêàìè,

èíîé ãîðëîì, èíîé èìååò ãëóáîêèå ðàíû,

èíîé ñòðàäàåò äðóãèì êàêèì-ëèáî íåäóãîì. Íåêîòîðûå ðàíû áûâàþò èçëå÷åíû, íî îíè

ñíîâà ìîãóò âîçîáíîâèòüñÿ, åñëè ÷åëîâåê íå âîçäåðæèòñÿ îò âðåäíûõ åìó ÿñòâ; òàê

è ïðèëåæàùèé ïîêàÿíèþ, åñëè îñóæäàåò, èëè ïðåçèðàåò äðóãîãî, ñèì âîçîáíîâëÿåò

ñâîé íåäóã äóøåâíûé. Êàæäûé äîëæåí çàáîòèòüñÿ î ñâîèõ áîëåçíÿõ äóøåâíûõ, è

êàæäûé äîëæåí îïëàêèâàòü ãðåõè ñâîè, íå çàçèðàÿ áëèæíåãî. Ãîðå äóøå, íå

îòâðàùàþùåéñÿ îò âñÿêîãî ãðåõà!

name="_ftnref5" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[5]

Когда народ израильский пребывал в Египте, то имел изобилие в пище и питии, но

находился в рабстве у фараона. Когда же Бог послал ему помощь через Моисея для

освобождения его от рабства фараонова, тогда фараон еще долее отягчил его трудами

и скорбями. И хотя был поражаем фараон различными язвами, однако не прежде

решился послушаться Моисея (отпустить израильтян), как по прошествии того времени,

в которое Бог сказал Моисею: “Еще едину

язву Аз наведу на Фараона и на Египтян, и по сих отпустит вы отсюду. Ибо Я

поражу всякого первенца” (Исх. 11, 1, с. 5). И сказал Господь Моисею:

“Глаголи убо отай во уши людем, и да

испросит кийждо у соседа, и жена у соседы своея сосуды сребряны и златы, и

ризы” (Исх. 11, 2). Он говорил: “Я читал объяснения (великих)

старцев, что под серебряными и золотыми сосудами, равно и одеждами, должно

разуметь чувства, бывшие в порабощении у врагов. Если человек не исторгнет

своих чувств из-под владычества врагов, и не достигнет того, чтобы они принесли

плод по Богу, то не может обрести истинного покоя. Доколе не совершено было все

строение скинии, дотоле Бог не осенил оной облаком; когда же она была окончена,

тогда осенил. Так точно и на храм (Соломонов) не сходило облако осеняющее,

доколе в оном не было все окончено; когда же все было совершено и вознесены

были всесожжения, тогда и Бог обонял воню благоухания. Доколе человек не

возлюбит Бога от всей крепости своей, от всего помышления своего и<SPAN

style="mso-spacerun: yes">  доколе не прилепится к Нему всем сердцем

своим, дотоле Бог не почивает на нем”. Еще говорил: “Если ум захочет взойти на

крест, прежде нежели уврачует немощь чувств своих<SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[6]

,

то привлекает на себя гнев Божий, ибо приступает к делу, превышающему его меру.

Если худые помышления оскверняют тебя и ты не болезнуешь в сердце твоем, но

услаждаешься оными, то не подражаешь ветхому Адаму. Если тщательно прилежишь

тому, чтобы одолеть грех, подвизаясь, отклоняя все поводы ко греху и испрашивая

Божией помощи так: “Господи, избавление меня от греха принадлежит Твоему

милосердию, ибо без Твоей помощи я не могу избегнуть из рук врагов моих”. Если

это ты делаешь и тщательно соблюдаешь, чтобы не оскорблять научающих тебя по

Богу, то подражаешь естеству Иисусову, и Он сохранит тебя от всякого зла. Ибо

Его слава и царство во веки веков. Аминь.

style='mso-ansi-language:EN-US'>

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

name="_ftn1" title="">[1] В слав.

переводе находятся следующие мысли, коих в лат. издании нет: “великий подвиг

для человека оставить оправдания, кои почитает он согласными воле Божией, и

исполнять слово учащего по Бозе”.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn2" title="">[2] В слав.

рук.: “не устыдися лица его, во еще опечатили его”.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn3" title="">[3] Сие место

дополнено по слав. рук.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn4" title="">[4] Сколь тяжек

грех осуждения, сие видно из следующего примера. Однажды преподобный Иоанн

Савваитский, сидя в келлии, произнес одно слово: ох, горе ему (брату, о котором

носилась худая слава), за что лишен был покрова благодати Божией, для

возвращения которой семь лет трудился и плакал (см. Пролог Октября 25).

 

 

 

 

 

name="_ftn5" title="">[5] В слав. рук.

прибавлено: “ибо таковый многим подвергнется скорбям от завистливых врагов

душевных, потому и имеет нужду во многом долготерпении и благодарении за все”.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn6" title="">[6] См. Исаака

Сирина. Слово 2, с. 13.

 

 

 

Преподобного и богоносного отца нашего

аввы Исаии, отшельника Египетского

духовно-нравственные слова

 

 

 

 

 

<SPAN

style='font-size:11.0pt;mso-bidi-font-size:10.0pt;font-family:"Times New Roman Cyr"'>Слово

13

К новоначальным и стремящимся к совершенству

style='font-size:11.0pt;mso-bidi-font-size:10.0pt;font-family:"Times New Roman";

mso-ansi-language:EN-US'>

 

 

 

 

 

1. Вот знамения, которые показал Господь Иисус

прежде восшествия на крест. “Шедше, —

говорил он, — возвестита Иоанну, яже

видеста и слышаста: яко слепии прозирают, хромии ходят, прокаженнии очищаются,

глусии слышат, мертвии возстают, нищии благовествуют; и блажен есть, иже аще не

соблазнится о Мне” (Лк. 7, 22, 23). Так как Иоанн крестил

Господа Иисуса, то сие образно знаменует то, что крещаемому должно исповедать

свои деяния. Много знамений, которые Господь сотворил; но слепии прозирают — это означает такой смысл: кто всю свою надежду

возлагает на мир сей, тот слеп. Но если он, отринув сию надежду, устремит мысль

свою к тому, что обещано в другой жизни, то прозревает. Подобным образом и <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>хромии ходят означает следующее: кто

по-видимому стремится к Богу и вместе с тем любит мир сей и мудрования плоти,

тот хром; когда же, пренебрегши миром, возлюбит Бога и презрит плоть, тогда

начинает ходить прямо. Глух тот, кто, предавшись суетным заботам, нисколько не

упражняется в предметах божественных, но когда, оставив все (суетное),

исполняет заповеди Божии, тотчас начинает слышать. Кто враждует против ближнего

своего, или ненавидит, или завидует, или злословит его, тот прокажен и потому,

подобно древним прокаженным, не должен входить в храм Господень; если же он

отринет таковые страсти, то от них очистится. Итак, когда слепой прозреет, хромой

начнет ходить, глухой слышать и прокаженный очистится, тогда человек,

умерщвленный сими страстями во время своего нерадения, воззывается к жизни,

обновляется и возвещает чувствам своим, которые были лишены богатства добродетелей,

что он прозрел, ходит и очистился; и сие он исповедует пред тем, кем был

крещен.

 

2. Крещение есть умерщвление плоти подвигами,

растворяемыми смиренномудрием и безмолвием. Ибо Иоанн, как говорит

Писание, имел одежду из власов верблюжьих,

был опоясан кожаным поясом по чреслам и жил в пустыне. Это есть знамение

умерщвления плоти подвигами и образ покаяния, которые предварительно очищают

человека и соделывают его способным к восхождению на крест. Крест служит предзнаменованием

будущего бессмертия, когда им заградятся уста фарисеям и саддукеям. Саддукеи

представляют (собою) образ неверия и безнадежия, фарисеи же — злобы, лицемерия

и тщеславия. Ибо сказано в Писании: ниже

смеяше кто от того дне вопросити Его (Иисуса) (Мф. 22, 46).

Господь послал Петра и Иоанна приготовить пасху. Это служит нам образом

следующего: когда ум увидит себя, что он уже не порабощается никакой страстью,

то приготовляется к бессмертию, сосредоточивая чувства свои и соделывая их

единым телом

title="">[1], питая и

содержа их с собою в согласии нераздельно. Еще сказано: Иисус молился и

говорил: Отче Мой, аще возможно есть, да

мимоидет от Мене чаша сия (Мф. 26, 39). Это служит нам наставлением,

что ум, желая взойти на крест, должен прилежать многим молитвам, многим слезам,

с покорностью повергаться ежечасно пред Богом и испрашивать помощи от Его благости,

для укрепления хранения своего, пока Господь приведет его в обновление святое и

непобедимое. Во время несения креста должен иметь сообщниками Петра, Иакова и

Иоанна, то есть непорочную веру, твердую надежду и пламенную любовь к Богу.

 

3. Сладчайший Господь и Бог наш

Иисус Христос понес и претерпел все сие за нас и во всем служит нам примером,

как говорит Апостол: “Яко разумети Его, и

силу воскресения Его, и сообщение страстей Его, сообразуяся смерти Его, аще

како достигну в воскресение мертвых” (Флп. 3, 10–11). Он вкусил

нас ради желчь, дабы мы отвергли все нечистые вожделения, заградили им все

входы, не допуская совершаться им чрез тело,

чтобы не погибнуть. Вкусил за нас оцет, чтобы мы погасили в себе гнев и

всякое смущение суетное. Он принял заплевания нас ради, дабы мы презирали человекоугодие

и славу мира сего. Глава Его была уязвлена терновым венцом за нас, дабы мы с

самоукорением переносили все поношения без смущения. Трость, коею бит был по

главе нас ради, служит признаком, дабы мы, всегда нося шлем смиренномудрия,

попирали всякую гордость вражескую. Прежде пригвождения ко кресту Иисус предан

был на биение. Это служит нам наставлением, что мы должны равнодушно переносить

от людей всякое оскорбление и обиду. Одежды Его разделены по жребию. Это служит

для нас примером, что прежде восшествия на крест мы должны равнодушно

переносить потерю вещей преходящих, как вопиет Апостол Павел: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Разграбление имений ваших с радостию

приясте, ведяще имети себе имение на небесех пребывающее и лучшее”

(Евр. 10, 34). Все сие человек должен исполнить по мере сил своих: иначе

он не может взойти на крест с Господом. Далее, поелику в шестой час Он был распят

с толико болезнию сердечною за спасение наше, то мы должны отринуть уныние и

малодушие, чтобы умер в нас грех, как и Писание говорит, что крестом убита в

нем вражда (Еф. 2, 16). Когда в девятый час возопил <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>Иисус гласом велиим, глаголя: Боже мой, Боже

мой, вскую Мя еси оставил (Мф. 27, 46), то сим показал, что мы во

время борьбы со страстями, терпя скорби, должны взывать со смирением к Богу, и

исполнятся надежды. Когда затмилось солнце, тогда Господь испустил дух; из сего

разумей, что тогда умер в тебе грех, когда в душе исчезнет всякая надежда на

видимые вещи сего мира. И се, завеса

церковная раздрася на двое с вышняго края до нижнего

(Мф. 27, 51). Это значит, когда ум получит свободу (от страстей), то

отъемлется средостение, находящееся между ним и Богом. Сказано: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>и камение распадеся, и гроби отверзошася

(Мф. 27, 51–52). Сие означает, что по умерщвлении в нас греха

уничтожается (всякая) тяжесть и слепота, и все, что утесняет душу нашу, —

чувства, приносившие плод смерти, бывают здравы и непобедимы. Он обвит был

чистым полотном с ароматами, дабы мы по смерти обрели для себя упокоение во

святыне и бессмертии. Положили Его в новом гробе, в котором еще никто не был положен (Ин. 19, 41), и

привалили великий камень к отверстию гроба; это служит нам образом в том, что

когда ум, освободившись от всех возмущений сего века, субботствует, тогда он

находится в новом веке

name="_ftnref2" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[2]

и поучается в предметах новых и нетленных. Идеже

бо аще будет труп, тамо соберутся орли (Мф. 24, 28). И еще: Он

воскрес во славе Отца Своего, и восшел на небо, седе одесную престола величествия на высоких (Евр. 1, 3).

Итак, наш долг, по слову Апостола, — презирать земное и искать горнего,

где Господь Иисус сидит одесную Бога

(Кол. 3, 1–2), если мы воскресли со Христом. Ибо мы умерли со

Христом, Который ради святого имени Своего да излиет на нас милосердие Свое. Он

понес наши недуги, чтобы очистить грехи наши и сопричислить нас к лику святых

Своих. Он живет и царствует во веки веков. Аминь.

style='font-family:"Times New Roman";mso-ansi-language:EN-US;font-weight:normal'>

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

name="_ftn1" title="">[1] Сие место

дополнено по слав. переводу.

 

 

 

 

 

name="_ftn2" title="">[2] В лат. изд.:

в новом гробе.

 

Преподобного и богоносного отца нашего

аввы Исаии, отшельника Египетского

духовно-нравственные слова

 

 

 

 

 

<SPAN

style='font-size:11.0pt;mso-bidi-font-size:10.0pt;font-family:"Times New Roman Cyr"'>Слово

26

Того же к авве Петру, ученику его

 

 

 

 

 

1. Ты пишешь ко мне, что хочешь принести покаяние

Богу в грехах своих, если Господь освободит тебя от суетного попечения мира

сего. Это говоришь справедливо, ибо невозможно уму, связанному попечениями века

сего, служить Богу. “Не можете, —

сказал Господь, — Богу работати и

мамоне” (Мф. 6, 24). Чрез мамону Господь означил все заботы мира

сего. Если человек не оставит оных, то не может служить Богу. Служение Богу

требует, чтобы мы, когда почитаем Его, поклоняемся Ему, молимся Ему и

прославляем Его, не питали бы в душе ни лукавства, ни ненависти, ни зависти, ни

скверного похотения. Ибо все сие наводит на бедную душу такой мрак, что она не

может служит Богу чистосердечно и втайне благословлять Его. Сие препятствует ей

прибегать к Богу, свято приносить Ему искренние молитвы в сладости любви и с

веселием сердца, чтобы получить просвещение от Господа. От сего ум всегда

помрачается и не имеет успеха по Богу, потому что не отсекает страстей в

разуме, чего не можем достигнуть, если не удалимся от всех попечений мира сего.

Ибо душа извне и внутри терпит нападение: извне — от земных попечений для

упокоения тела, внутри — от собственных недугов, враждебных добродетелям.

Сих внутренних недугов душа не может ни усмотреть, ни уврачевать, если не

освободится от внешних забот и попечений. Посему Господь Иисус утверждает, что

те не могут быть Его учениками, которые не отрекаются собственной воли.

(Внешнее попечение зависит от нашей воли, а внутренняя брань — от внешних

действий.)<SPAN

class=MsoFootnoteReference>[1]

Ибо воля владычествует как над внешними, так и над внутренними действиями.

Потому Господь повелел отвергнуться оной, чтобы воля не умертвила ума. Тогда ум

умерщвляется, когда душа опутывается мирскими делами и заботами, ибо тогда

страсти внутри свирепеют и усиливаются. Если душа, повинуясь словам Господа

Иисуса, отсечет все свои хотения, то будет презирать все дела мира сего. Тогда

воздвигнутый ум будет тверд, отгонит от себя все страсти, тщательно охраняя

душу, чтобы она опять не возвратилась к прежнему и не впала в руки врагов.

 

2. Душа подобна юной жене, живущей с мужем, которая,

если случится мужу ее уйти в дальнюю сторону, отложив страх, начинает небречь о

домашних делах. Но когда он возвратится в дом, тогда она, отложив нерадение,

тщательно занимается своей должностью по воле мужа, сам же муж заботится о всех

необходимых вещах для дома своего. Так и ум, если возбудится к должному

вниманию<SPAN

class=MsoFootnoteReference>[2],

заботится о душе, постоянно охраняя оную, и, как детей, рождает от нее и

воспитывает добрые дела, и в такое приходит с нею согласие, что соделываются

оба одним сердцем. Душа подчиняется уму, как жена мужу. Ибо, как говорит

Апостол, глава жене муж

(1 Кор. 11, 3). И еще: “Муж не должен есть покрывати главу,

образ и слава Божия сый: жена же слава мужу есть. Несть бо муж от жены, но жена

от мужа: ибо не создан бысть муж жены ради, но жена мужа ради. Обаче ни муж без

жены, ни жена без мужа, о Господе. Якоже бо жена от мужа, сице и муж женою: вся

же от Бога (1 Кор. 11, 7–9, 11–12). Следовательно, когда

душа повинуется уму в Господе, тогда они изливают моления к Господу в чистоте,

тогда благословляют Бога во святыне сердца, тогда озаряются Богом, тогда

соделываются истинными Его поклонниками, каковых ищет Бог. Таковы те, о коих Он

говорит: “Вселюся в них и похожду”

(2 Кор. 6, 16). Тогда исполняется на них оное (слово): <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Аще два от вас совещаета на земли о всяце

вещи, еяже аще просита, будет има” (Мф. 18, 19). Итак, хочет Бог,

чтобы мы были свободны от всего, что Он упразднил Своим вочеловечением и что

нас оскверняет или извне, или внутри. “Будите

во Мне, и Аз в вас”, — говорит Господь (Ин. 15, 4). Видишь,

брат, каким образом желает Он, чтобы мы первее пребывали в Нем добрыми делами,

тогда и Он пребудет в нас под условием святости (нашей).

 

2. Но скажет кто-либо: “Я пребываю в Нем крещением,

дел же совершить не могу”. Послушай, возлюбленный брат! Кто воспринял крещение,

тот воспринял оное для истребления греха, ибо

спогребохомся Ему крещением в смерть, как говорит Апостол, <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>да упразднится тело греховное, яко ктому не

работати нам греху (Рим. 6, 4, 6). Христос не может

пребывать вместе с грехом. Посему если Христос в тебя вселился<I

style='mso-bidi-font-style:normal'>, плоть убо мертва греха ради, дух же живет

правды ради (Рим. 8, 10). Ибо, как говорит Апостол, <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>мужатая жена живу мужу привязана есть

законом; аще ли же умрет муж ея, разрешится от закона мужескаго. Темже убо живу

сущу мужу прелюбодейца бывает, аще будет мужеви иному: аще ли умрет муж ея,

свободна есть от закона, не быти ей прелюбодейце, бывшей мужу иному

(Рим. 7, 2–3). Итак, кто желает знать, обитает ли в нем Христос, тот

пусть узнает это из собственных помыслов. Ибо доколе грех господствует в

сердце, дотоле Бог в нем не обитает и Дух Его не находит в оном успокоения. Бог

обитает в том человеке, который делает добрые дела, и человек пребывает в Боге,

если сердце свободно от греха. Прилепляяйся

сквернодейце, говорит Апостол, едино

тело есть с блудодейцею; прилепляяйся же Господеви, един дух есть с Господем

(1 Кор. 6, 16–17) Под именем любодейцы разумеется всякая

страсть. Если душа освободится и избегнет всего, что останавливает ее на

воздухе, тогда пребывает в Боге, озаряется Духом Его, и таким образом

исполняется над нею сказанное: прилепляяйся

Господеви, един дух есть с Господем, Он научает ее, как она должна

молиться, поклоняясь Ему непрестанно и прилепляясь к Нему. Таким образом Господь

пребывает в ней и упокоивает оную непрестанно, открывая ей почести и неизреченные

дарования Свои и ущедряя ее оными, ибо она (душа) возрождается от Него чрез

Крещение и дарование Св. Духа.

 

4. Подлинно рожденный

от Бога не согрешает… и лукавый не прикасается ему

(1 Ин. 5, 18). Сам Господь сказал: “Аще не обратитеся, и будете яко дети, не внидете в царство небесное”

(Мф. 18, 3). “Яко новорождени

младенцы, — говорит Апостол Петр, — словесное и нелестное млеко возлюбите, яко да о нем возрастете во

спасение” (1 Пет. 2, 2). Какие дела дитяти? Дитя, если его

наказывают, плачет; с радующимся и оно сорадуется; быв укорено, не гневается;

похвалами не превозносится. Если вместо Его будут почитать другого, не

печалится; если возьмешь у него собственные его вещи, не смущается; если

оставят ему наследство, то оно нисколько о сем не заботится; никого не зовет к

суду и ни с кем не спорит, ни к кому не питает ненависти, в бедности не

унывает, в богатстве не гордится. Если увидит женщину, не вожделевает ее; ни

блудная страсть, ни заботы не обладают им; никого не осуждает, никем не обладает,

никому не завидует, не хвалится тем, чего не знает, не осмеивает поступков

ближнего, ни к кому не питает вражды, не имеет притворства, не домогается почестей

мира, не заботится о собрании богатств, чуждо сребролюбия и дерзости, не

спорливо, не учит с честолюбием, не беспокоится, когда снимут с него одежду, и

не печалится, не следует собственной воле, не боится голода, не страшится

вредных и злонамеренных людей, не опасается змей и диких зверей. Если откроется

война или гонение, не ужасается. Таковы те, о коих говорит Господь наш Иисус

Христос: “Аще не обратитеся и будете яко

дети, не внидете в Царство Небесное” (Мф. 18, 3).

 

5. Впрочем, когда младенец несколько взрос и

начинает проявляться в нем зло, тогда Апостол исправляет такового сими словами:

“Да не бываем ктому младенцы, влающеся и

скитающеся всяким ветром учения, во лжи человечестей, в коварстве козней

льщения: истинствующе же в любви, да возрастим в Него всяческая, иже есть глава

Христос” (Еф. 4, 14–15). И в другом месте говорит: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Млеком вы напоих, а не брашном: ибо не у

можасте, но ниже еще можете ныне, еще бо плотстии есте”

(1 Кор. 3, 2–3). И еще: “В

елико время наследник млад есть, ничимже лучший есть раба, господь сый всех: но

под повелители и приставники есть, даже до нарока отча. Такожде и мы, егда

бехом млади, под стихиами бехом мира порабощени” (Гал. 4, 1–3). И

еще говорит: “Похотей юных бегай”

(2 Тим. 2, 22). Научая же нас избегать такого младенчества,

говорит: “Не дети бывайте умы: но злобою

младенствуйте, умы же совершени бывайте” (1 Кор. 14, 20).

Дела младенцев, требуемые Господом, раскрываются Апостолом в следующих словах: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Отложше убо всяку злобу и всяку лесть и лицемерие

и зависть и вся клеветы, яко новорождени младенцы словесное и нелестное млеко

возлюбите...” (1 Пет. 2, 1). Уразумел ли, брат, какой смысл

заключается в словах Господа нашего Иисуса Христа, когда Он говорит: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Аминь, аминь глаголю вам, аще не обратитеся

и будете яко дети, не внидете в Царство Небесное” (Мф. 18, 3)?

Сии слова должны приводить нас тем в больший страх, что они произнесены с двойственным

утверждением: Аминь, аминь глаголю вам.

Аминь есть выражение утверждающего

клятвою. Посему Апостол Павел говорит: “Бог,

понеже ни единем имяше болшим клятися, клятся Собою, глаголя: воистину благословя

благословлю тя” (Евр. 6, 13–14).

 

6. Итак, будем рассматривать это слово Господне

беспрестанно, тщательно, со страхом и трепетом, заботясь об исполнении оного.

Сколько раз враг наш, диавол, ни возбуждал нас против ближнего, или сколько бы

сам ближний ни раздражал нас, или огорчал бесчестьем, или вымышлял против нас

клеветы, или заводил с нами распри, или не был внимателен к словам нашим, от

чего возникает в нас гнев, негодование или ненависть так, что находит на душу

помрачение; сколько раз во всех этих случаях мы должны приводить себе на память

слова Господа, утверждающего так: “Аминь,

глаголю вам: аще не обратитеся и будете яко дети, не внидете в Царство Небесное”.

Кто, слыша слова сии, не вострепещет? Или кто из мудрых и желающих спасения

душе своей не будет изгонять из оной всякое негодование против ближнего? Или

кто, боясь огня геенского, не истребит ненависти из сердца своего, чтобы не

быть изгнанным из Царствия? Нам предложено краткое<SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[3]

слово: “Аще не обратитеся и будете яко

дети, не внидете в Царство Небесное”. Жестоко определение для тех, кои

следуют собственной воле, любят мир и

не признают дара Святого Духа, Который, когда нисходит на кого, истребляет в

нем воспоминание всякого беззакония, обучает его тому, что прилично Духу: вместо

гнева — кротости, вместо вражды — миру, вместо спора — смирению,

вместо ненависти — любви, вместо малодушия — долготерпению. Таковы

те, кои удостоились возрождения.

 

7. Итак, постараемся исторгнуть и истребить из

сердца своего страсти, о коих говорил великий Апостол, чтобы прийти в меру

дитяти. Ибо те, которые обрезывают и отсекают оные, обыкновенно приходят в меру

святую, великую и совершенную. Господь, дунув на лица учеников, сказал: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Приимите Дух Свят”

(Ин. 20, 22). Явившись же им близ моря Галилейского, сказал: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Дети, имате ли что снедно зде?”

(Лк. 24, 41) Воспоминая, что дуновением духа Он сделал их младенцами,

но они возрастом не были младенцами. Писание еще говорит: “Се аз и дети, яже ми даде Бог” (Ис. 8, 18). <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>Понеже убо дети приобщищася плоти и крови, и

Той приискренне приобщися техже, да смертию упразднит имущаго державу смерти,

сиречь диавола: и избавит сих (Евр. 2, 14–15). Чьей плоти и крови

приобщился Он по подобию их? Разве тех, кои истребили в себе всякую злобу,

достигли меры святого младенчества и сами сделались совершенными, как говорит

Апостол: “Дондеже достигнем вси в соединение

веры и познания Сына Божия, в мужа совершенна, в меру возраста исполнения

Христова” (Еф. 4, 13). И еще: возращение

тела творит в создание самаго себе любовию (Еф. 4, 16). Таковым

людям говорит Апостол Иоанн: “Пишу вам,

юноши, яко победисте лукаваго” (1 Ин. 2, 13). Видишь ли, что

младенцы злобою бывают ратоборцами против врага, ибо они совлеклись его оружия,

которое есть злоба. Они же соделываются отцами и достигают меры совершенства. И

потому вверяются им таинства и откровения, чтобы они достигли премудрости,

единения, благости, кротости и чистоты. Таковы те, которые прославляют Христа в

теле своем.

 

8. Брат! Когда это так и землю великий глад

поражает, то потщимся со всевозможным усердием молить Бога, взыщем благости,

мужества и постоянства, чтобы завистливый враг не обольстил нас в чем-либо и не

склонил отвергнуть скромность и милосердие и предаться преступлениям и всякому

злу. Итак, будем взывать с Давидом в прилежной молитве к Богу: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Призри, услыши мя, Господи Боже мой,

просвети очи мои, да не когда усну в смерть: да не когда речет враг мой:

укрепихся на него. Стужающии ми возрадуются, аще подвижуся”

(Пс. 12, 4–6). Если (враги) будут одолевать нас, то да взываем сими

словами: “Боже, кто уподобится Тебе; не

премолчи, ниже укроти, Боже: яко се; врази Твои возшумеша, и ненавидящии Тя

воздвигоша главу. На люди Твоя лукавноваша волею, и совещаша на святыя Твоя.

Реша: приидите и потребим я от язык, и не помянется имя Израилево ктому”

(Пс. 82, 2–5). Посему, умоляя Святого Духа, (пророк Давид) говорит: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Боже мой, положи я яко коло, яко трость

пред лицем ветра. Исполни лица их безчестия… и да познают, яко… Ты един Вышний

по всей земли” (Пс. 82, 14, 17, 19). Вот как огражденные

верою вооружают сердце свое против врагов, утверждают себя на святом камени,

иже есть Христос, и с мужеством душевным говорят: “Обыдоша мя, яко пчелы сот, и разгорешася яко огнь в тернии: и именем

Господним противляхся им” (Пс. 117, 12).

 

9. Итак, если мы увидим врагов, которые окружили нас

своей злобой, то есть унынием и вожделением расслабляют душу нашу или

возбуждают в нас гнев против ближнего, когда он сделает нам что-либо неприятное,

или прельщают очи наши вожделением красоты телесной, или искушают нас сладостью

пищи, или представляют слово ближнего нашего язвительным, или поощряют нас

осмеивать слова других или сеять раздоры между братиею, говоря, что этот добр,

а этот зол; если таковые враги обыдут нас, да не смущаемся сим, видя коварство

их, но паче воззовем, подобно Давиду, с мужеством сердца: “Господь защититель живота моего. Аще ополчится на мя полк, не убоится

сердце мое: аще востанет на мя брань, на Него аз уповаю. Едино просих от

Господа, то взыщу: еже жити ми в дому Господни вся дни живота моего, зрети ми

красоту Господню и посещати храм святый Его. Яко скоы мя в седегии свлем…<SPAN

style="mso-spacerun: yes">  покры мяИ ныне се, вознесе главу мою на

враги моя” (Пс. 26, 1, 3–6). Таковы-то те, которые

возбуждают ум свой от мертвых (дел), которые Апостол называет ночью: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>несмы нощи, говорит он, <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>ниже тмы (1 Сол. 5, 5).

Преданных же лености и небрегущих о себе он обличает, говоря: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>спящии бо в нощи спят, и упивающиися в нощи

упиваются (1 Сол. 5, 7). И еще: день Господень, якоже тать в нощи, тако приидет… и не имут избежати

(1 Сол. 5, 2–3) находящиеся в сей ночи. К тем же, кои возбуждают

ум от страстей, составляющих ночь, говорит: “Оболкшеся

в броню веры и любве, и шлем упования спасения”

(1 Сол. 5, 8).

 

10. Посему будем бодрствовать умом, охраняясь от

мертвых дел и тщательно внимая душе своей на всякий час, чтобы не сделать

чего-либо противоестественного. Ибо естество души переменчиво и она подобна

железу, которое, быв оставлено в пренебрежении, снедается ржавчиною, а

разжигаемое в огне подобно огню, и не может к нему кто-либо прикоснуться. Так и

душа, доколе обращается и беседует с Богом, бывает огнем и пожигает врагов

своих, которые обыкновенно утесняют ее, нанося ей вред во время нерадения.

Итак, душа, подобно железу, обновляется и соделывается чистою и уже более не

повреждается никакою вещью сего мира, но успокаивается в правильном естестве

своем, которое она получила от Бога. Если же она уклонится от своего естества,

то погибает. Земные животные, если погружены будут в воду, умирают, потому что

они состоят из естества земного; рыбы же, будучи вынесены на землю, умирают,

ибо они принадлежат к естеству водному; птицы находят покой в высоте воздушной,

потому что опасаются быть пойманными, когда спустятся на землю, — так и

душа находит покой в естественном своем состоянии, но если отступит от своего

естества, умирает (духовно). Посему те, которые соделались достойными Бога и

получили Божественные дарования, страшатся сетей мира и убегают общения с ним,

аки темницы, чтобы не подвергнуться душевной смерти.

 

11. Таковая душа не может возлюбить мир, если бы и

пожелала, ибо помнит о себе, каковой она была прежде, когда начала пребывать в

Боге, и чем заразилась она от мира, и сколь коварно поступил с нею мир. Как

враждебный царь, взяв город, входит в оный; граждане, пораженные страхом,

отдаются в руки победителя; а он по своей злобе тотчас, ниспровергнув

изображения прежнего царя и уничтожив его законы, поставляет свои изображения и

свои тяжкие узаконения (и наконец все множество народа заставляет работать

себе)<SPAN

class=MsoFootnoteReference>[4].

Когда же граждане тайно известят о сем законного царя, (прося его), чтобы он

пришел к ним на помощь, то сей, воспламенившись гневом, выводит войско против

врага, а граждане, узнав о сем, отворяют с радостью врата царю своему, который,

вступив и пленив врага, умерщвляет его, восстановляет свои изображения и

прежние законы, ниспровергнув изображения и уничтожив законы враждебного царя.

Тогда город предается неизглаголанной радости. Царь же пребывает в том городе и

укрепляет оный так, чтобы никто более не мог овладеть им. Он обучает своих

граждан действовать оружием, чтобы они не боялись никакого врага. Так и душа

если после крещения будет побеждена диаволом, то он ее низлагает и опустошает

постыдными делами, и, извергнув образ истинного Царя, поставляет свой, и

соделывает то, что бедная душа предается нерадению и заботам века сего и

впадает во все страсти и пороки. Когда же благость святого и великого Царя

Иисуса Христа воззовет к покаянию, то она с радостью отверзает ему двери. Он,

вшедши, изгоняет сопротивника, ниспровергает мерзкий его образ, истребляет его

непотребные законы, возвращает душе прежнюю свободу, поставляет в ней Свой

святой образ, дарует ей святые законы, научает опытности в борьбе со врагом,

умиротворяет все ее чувства и потом успокаивается в ней, как в своей

собственности. Ибо невозможно душе войти в покой Сына Божия, если она не имеет

образа Его. Никакой купец не принимает монеты, не имеющей на себе царского

изображения, и царь не приемлет оную в свою сокровищницу без своего изображения.

Так и душа, не имеющая образа великого Царя и Господа нашего Иисуса Христа, не

одобряется Ангелами, не приемлется самим Царем; она скорее услышит сии слова:

“Как ты вошла сюда, не имея Моего образа?”

 

12. Далее, знамением

образ есть любовь. “О сем разумеют вси, —

сказал Господь, — яко Мои ученицы

есте, аще любовь имате между собою” (Ин. 13, 35). Но любовь Его

не может быть в нас, когда душа так разделена, что по-видимому и Бога ищет и любит

мир. Как птица не может летать с одним крылом, так и душа не может иметь

преуспеяния по Богу, если хотя одною стороною наклоняется к миру. И как

корабль, не снабженный всеми потребностями, не может переплыть моря, так и

душа, имеющая недостаток в какой-либо добродетели, не может переплыть волн

страстей. И как морские водолазы, если будут одеваться в пышное платье и носить

перчатки и обувь, не могут исполнять своего дела, которое могут совершить

только нагие, так и душа не в состоянии преодолеть сопротивных мятежных духов,

если не будет обнажена всех забот и попечений мира сего. Как воин, намереваясь

вступить в сражение с врагами царя своего, не возможет противостоять оным, если

не будет иметь всего потребного оружияа, так и человек не в состоянии

сопротивляться врагам Христовым, то есть порокам и страстям, если не будет

облечен во все оружия добродетелей. Если какая-либо часть стены разрушится, то

чрез это место враги могут (легко) проникнуть в город, хотя бы стража и

сохраняла врата; таким образом и в духовном здании невозможно подвижнику

противоборствовать врагам и достигнуть совершенства, если обладают им страсти<A

style='mso-footnote-id:ftn5' href="#_ftn5" name="_ftnref5" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[5].

 

13. Сие я не сам от себя говорю, но свидетельствует

о сем Божественное Писание: “И рече

Господь Бог к Ною: тя единаго видех

праведна предо Мною в роде сем” (Быт. 7, 1). К Аврааму же: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Благоугождай предо Мною и буди непорочен. И

положу завет Мой между Мною и между тобою”. (Быт. 17, 1–2) И Исаак,

благословляя сына своего Иакова, сказал: Бог же мой да благословит тя и умножит

тя (Быт. 28, 3). И в книге Числ сказано: “Иже аще обещается зело обетом, еже очиститися чистотою Господу, да

воздержится от вина и сикера, и оцта винна и оцта от сикера да не пиет”

(Чис. 6, 2–3). И во Второзаконии: “Аще

же изыдеши ополчитися на враги твоя, и да сохранишися от всякаго слова зла,

доколе враги твои не будут преданы в руки твои (Втор. 23, 9,<SPAN

lang=EN-US style='font-family:"Times New Roman Cyr";mso-ansi-language:EN-US;

mso-bidi-font-weight:bold'> 14). От сих седьми народов да не оставите жива всякаго дыхания, да не научат вас согрешать пред <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>Господем Богом вашим

(Втор. 20, 16, 18). Научая же нас не малодушествовать при виде

врагов, когда спрашиваем, как можем уничтожить тех, которые столь

многочисленны, говорит: “Не возможеши

погубити их вскоре, да не будет земля пуста, и умножатся зверие дивии на тя;

но помалу малу, доколе умножишься

числом, и погубит Господь Бог твой языки

сия от лица твоего” (Втор. 7, 22). Также часто заповедует им Бог: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Да не завещаеши завета с хананеями.

Которых я погублю от лица твоего

(Втор. 7, 2). Когда Иисус, сын Навин, осадил Иерихон с намерением

разрушить его, тогда Бог сказал: “И будет

град сей проклят, и вся, елика суть в нем” (Нав. 6, 16). Когда он

хотел сразиться с жителями Гая, то Израиль не мог противостоять ему, но бежал

от лица его, по причине украденных Ахаром вещей, находившихся под клятвою.

Иисус, падши на лицо свое пред Богом, воззвал, говоря: “Отврати Израиль выю свою пред враги своими” (Нав. 7, 8),

и я что сделаю? И сказал ему Архистратиг силы Господней: “На тебе клятва, Израиль, потому не можешь ты устоять против врагов

твоих” (Нав. 7, 3). Посему не прежде Иисус вступил в сражение,

как удалив Ахара из среды народа. Притом видим, что Бог отъял у Саула царство

за то, что он, вопреки клятвы, присвоил добычу, приобретенную в войне с Амаликом.

 

14. Посему Бог не услышал Израиля, когда Ионафан

прикоснулся копьем к меду и поднес оный к устам своим. Екклезиаст, научая, что

сила добродетелей может быть сокрушена какой-либо малейшей страстью, говорил,

что мухи умершия згнояют елеа сладость

(Еккл. 10, 1). И Иезекииль говорит: аще совратится праведник от правды своея, и сотворит неправду… вся

правды его, яко сотворил есть, не помянутся (Иез. 18, 24). И

Апостол: мал квас все смешение квасит

(Гал. 5, 9). Анания же и Сапфира, жена его, когда утаили нечто от

цены за проданное поле и солгали, внезапно пали при ногах Апостолов мертвыми.

Апостол Иаков говорит: иже весь закон соблюдет,

согрешит же во единем, бысть всем повинен (Иак. 2, 10). Бог,

увещавая нас, чтобы мы к Нему обратились, говорит чрез Иезекииля: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Беззаконник, аще обратится от всех

беззаконий своих, яже сотворил… и сотворит суд и правду… вся согрешения его… не

помянутся ему, но… жив будет. Еда хотением восхощу смерти грешника, глаголет

Адонаи Господь, а н еже обратитися ему от пути зла и живу быти ему”

(Иез. 18, 21–23). Говорит Господь Бог: “Обращением <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>обратитеся… вскую умираете доме Израилев”

(Иез. 18, 31); и Иеремия: “Обратитеся,

сынове отступившии, глаголет Господь, и изцелю сокрушения ваша”

(Иер. 3, 14, 22). Еще: “Еда

падаяй не востает, или отвращаяйся не обратится. Вскую отвратишася людие Мои

сии во Иерусалиме отвращением безстудным и укрепишася во произволении своем и не

восхотеша обратитися, глаголет Господь” (Иер. 8, 4–5). <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>Обратитесь ко Мне, и Я обращусь к вам

(Мал 3, 7). И еще Господь (говорит): “Аще отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш

Небесный; аще ли не отпущаете… ни Отец ваш отпустит вам” (Мф. 6, 14–15).

“Если кто из вас, — говорит Апостол, — впадет в некое прегрешение, вы духовнии исправляйте таковаго духом

кротости” (Гал. 6, 1). И Иаков говорит: “Братие, аще кто в вас заблудит от пути истины, и обратит кто его, да

весть, яко обративый грешника от заблуждения пути его, спасет душу от смерти и

покрыет множество грехов” (Иак. 5, 19–20). Вот как все

свидетельства Писания убеждают нас, чтобы мы испытывали самих себя, дабы,

прилежа деланию добродетели, не питали злобы или гнева против ближнего, что

погубляет все труды наши; и Господь наш Иисус Христос лишит нас Своей помощи во

время нападения на нас врагов наших. Он порицает таковых, когда говорит: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Рабе лукавый, весь долг он отпустих тебе,

понеже умолил мя еси. Не подобаше ли и тебе помиловати клеврета твоего… И

прогневався Господь его, предаде его мучителем, дондеже воздаст весь долг свой.

Тако и Отец Мой Небесный сотворит вам, аще не отпустите кийждо брату своему от

сердец ваших прегрешения их” (Мф. 18, 32–35). Брат! Рассматривай

себя и ежедневно испытывай сердце свое в присутствии Божием, дабы тебе знать,

не живет ли в нем негодование, или ненависть на брата твоего, или оскорбление,

или зависть, или уничижение ближнего. Если сердце будет заражено таковым ядом,

то оно не может благоугождать Богу. Содержи в памяти сии слова Господа: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Тако Отец Мой Небесный сотворит вам, аще не

отпустите кийждо брату своему от сердец ваших прегрешения их”.

 

15. Итак, кто страшится впасть в геенну, изгоняет из

сердца своего всякую злобу. Брат! Внимай сердцу твоему и бодрствуй. Ибо враги

наши весьма коварны и никогда не спят. Знай, что человек не может делать добра,

доколе делает зло; однако может под видом добра делать зло. Посему Господь

увещавает нас к бдительности: “Узкая

врата, и тесный путь, вводяй в живот, и мало их есть, иже обретают его.

Пространная врата и широкий путь, вводяй в пагубу, и мнози суть входящии им. Внемлите

же от лживых пророк, иже приходят к вам во одеждах овчих, внутрь же суть волцы

хищницы: от плод их познаете их”

(Мф. 7, 14, 13, 15–16). Какие же плоды их? Всякого рода

грехи, в кои они стараются нас ввергнуть. Однако сии лжепророки не могут

обольстить тех, которые любят Бога от всего сердца. “Кто ны разлучит, — говорит Апостол, — <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>от любве Божия; скорбь ли, или теснота, или

гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч. Известихся бо, яко ни смерть

ни живот, ни Ангели, ни начала, ниже силы, ни настоящая, ни грядущая, ни

высота, ни глубина, ни ина тварь кая возможет нас разлучити от любве Божия, яже

о Христе Иисусе Господе нашем” (Рим. 8, 35, 38–39). Брат!

Приметь, что нет ничего в мире, что могло бы отлучить от любви Божией тех,

которые любят Бога от всего сердца. Итак, внимая себе, чтобы не отлучило тебя

от любви Его нечто наносящее вред: золото ли, или серебро, или домы, или

сластолюбие, или ненависть, или поношение, или язвительное слово, или

какой-либо иной яд змия, которым он отравляет сердце наше. Не будем предаваться

смущению, но лучше будем обращать взор наш к тому медному змию, который сделан

Моисеем, по слову Господню. Ибо Моисей, повесив на древе сего медного змия,

поставил его на вершине горы, чтобы всякий ужаленный змеями тотчас, взирая на

него, исцелялся. Оный медный змей был прообразованием Господа нашего Иисуса

Христа. Поелику Адам послушался врага, то сделался врагом Богу. Господь же наш

Иисус Христос соделался по всему совершенным человеком, кроме греха, подобный

Адаму ради нас. Далее, оный медный змей хотя и подобен был тому, кто был врагом

Божиим, однако он не имеет ни помысла нечистого, ни яда, ни злобы, не пресмыкается,

не шипит и не имеет дыхания вредного. Образ сей воспринял на Себя Господь наш

Иисус Христос с той целью, чтобы истребить тот яд, который Адам испил из уст

змия-диавола. Посему естество, которое было повреждено, восстановлено в первобытное

состояние. И рече к Моисею Господь: что

сие есть в руце твоей; он же рече: жезл. И рече: поверзи его на землю. И верже

и на землю, и бысть змий: и отбеже Моисей от него. И рече Господь к Моисею:

простри руку, и ими за хвост. Простер убо руку, взя за хвост, и бысть жезл в

руце его (Исх. 4, 2–4). И сказал Господь: возьми жезл, который

обращался в змия и, в присутствии Фараона, ударь им по реке Египетской, и вода

ее превратится в кровь. И опять, взяв тот же жезл, ударь по Черному морю, и

расступится вода его. Также сим жезлом ударь в камень, и истечет из него вода

(Исх. 7, 19; 14, 16. Чис. 20, 8).

 

16. Смотри, каким образом следующий стопам Господа

нашего Иисуса Христа, прежде быв змеею и врагом, превращается в жезл, и никакой

враг не может сопротивляться ему. Велико сие таинство! И потому если змей

изольет в нас яд свой, то мы обратим взоры наши к Распятому на кресте, Который

все сие претерпел нас ради, но не изменился, не разгневался на тех, которые

наносили Ему столько бесчестья и поношения, ничего не отвечал, но<SPAN

style="mso-spacerun: yes">  пребывал неподвижным по подобию оного

медного змия. Почему если будем испрашивать у Него помощи, то пребудем неврежденными

от угрызений невидимых змей. Сила и помощь наша заключается в Нем, как Сам Он

свидетельствует. И якоже Моисей вознесе

змию в пустыни, тако подобает вознестися Сыну человеческому, да всяк веруяй в

Онь не погибнет, но имать живот вечный (Ин. 3, 14–15). Говорит: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>да всяк веруяй в Онь, ибо необходимо,

чтобы мы приступали к Нему с верою. Ибо и медный змей исцелял уязвленных только

тогда, когда они на него взирали. Многие же, по неверию, вознерадев о повелении

слова Божия, умирали, будучи ужалены змеями, как свидетельствует Апостол: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>ни да искушаим Христа, якоже нецыи от них

искусиша и от змий погибоша (1 Кор. 10, 9) Брат! Знай, что

доселе живут змеи в сердцах тех, которые хотят искушать Господа Иисуса. Кто же

эти искушающие? Без сомнения, это те, кои вопрошают о Его заповедях, но не

хотят исполнять оных, как сказано в Писании: “И вопроси един от них законоучитель, искушая Его и глаголя: учителю,

кая заповедь больши есть в законе; Иисус же рече ему: возлюбиши Господа Бога

твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею мыслию твоею… и

искренняго твоего яко сам себе; в сию обою заповедию весь закон и пророцы

висят” (Мф. 22, 35–40). Видишь ли, что те называются искусителями,

кои вопрошают (о заповедях) и не исполняют? Они не хотят веровать<SPAN

style="mso-spacerun: yes">  медному змею, который может их уврачевать от

смертоносного угрызения невидимого змея.

 

17. Итак, утверждай сердце свое и не говори: “Как я

могу соблюдать Его заповеди, будучи человеком грешным?” Ибо кто оставит грехи

свои и обратится к Богу чрез покаяние, тот возрождается. “Якоже облекохомся, — говорит Апостол, — <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>во образ перстнаго, да облечемся и во образ

небеснаго” (1 Кор. 15, 49). Бог дал человеку власть, как

видишь, изменяться чрез покаяние и соделываться посредством оного совершенно

новым. Младенец, пока находится в лоне матери, бывает охраняем ею от всякого

зла. Если он заплачет, мать подает ему сосец свой; слегка ударяет его по щекам,

чтобы он сосал молоко со страхом и не был упрям. Плачущего утешает, обнимает, целует,

изъявляет любовь и согревает как свое сердце и утробу, подавая ему сосец свой.

Если покажут младенцу золото, или серебро, или драгоценные камни, или какую-либо

другую вещь, то он хотя посмотрит на оные несколько, но тотчас укрывается в

недро матери и все презирает, чтобы не лишиться сосцов ее. Отец не упрекает его

за то, что он ничего не делает, не идет на войну и не сражается с врагами, ибо

он мал и бессилен. Хотя и имеет ноги, но не может на них твердо стоять; имеет

руки, но не может действовать оружием. Терпеливо заботится о нем мать, пока он

вырастет. Когда дитя несколько подрастет и случайно захочет с кем-либо

побороться, то хотя и одолеет его, но отец не гневается на него; потому что

дитя еще мало. Когда же оно сделается мужем, то открывается в нем сила и охота.

И если он преследует врагов отца, то отец вручает ему и вверяет все дела свои

как сыну. Если же после всех трудов, подъятых родителями в воспитании его,

наступит голод, или моровая язва, или война и сын оставит родителей и не

захочет иметь попечения о них во время старости, но вступит в содружество со

врагами родителей, тогда они, забыв свою любовь (к сыну), изгоняют неблагодарного

сына из дому и лишают его наследства.

 

18. Итак, постараемся, брат, пребывать под щитом

покаяния и сосать млеко из святых его сосцов, чтобы оно питало и согревало нас.

Презрим все видимое, чтобы млеко сие имело сладость в устах наших. Покоримся

игу сего обучения, чтобы оно принесло нам врачевство и исцеление. Если будем

бороться с врагами нашими и они начнут нас одолевать, как детей, восплачем в

объятиях покаяния, чтобы оно подвигло Отца нашего к отмщению врагам, которые

нас оскорбляют. Будем отсекать волю сердца нашего и не отяготимся нашим

странничеством, чтобы оно защитило и сохранило нас, как Авраама. Вверимся рукам

его, как Иаков, чтобы получить благословение от Отца нашего. Отвергнем свои

хотения, как Моисей, который под кровом странничества был сохранен от

намеревавшихся убить его. Не презрим его, чтобы не навлечь на себя ненависти,

подобно Исаву. Будем сохранять чистоту оного, чтобы оно возвысило нас на земле

врагов наших. Да будет оно нашим убежищем, как скиния для Иисуса, сына Навина,

который, будучи отроком, не выходил из оной. Не оставим в сердце своем места

малодушию, чтобы оно не лишало нас наследия в земле обетованной. Возлюбим во

всем смирение и труд, дабы мы, подобно Халеву, взошли в землю, кипящую млеком и

медом. Отвергнем все преступные пожелания, чтобы не погибнуть, подобно Ахару.

Возлюбим упрек совести, которая ежечасно нас возбуждает, чтобы сохранить нас во

время искушения, как Раав. Не будем поблажать услаждению гортани ни в каком

роде пищи, чтобы оно не погубило нас, как сынов Илии. Сохраним себя чистыми от

всякой неправды, как Самуил, коего

совесть не упрекала в том, чтобы он сделал какое-либо зло ближнему. Не будем

иметь злой зависти к другим, дабы не быть отверженными, подобно Саулу. Будем

остерегаться, подобно Давиду, не воздавать ближнему злом за зло, чтобы сие само

сохранило нас от всякого зла. Будем воздерживаться от самохвальства и тщеславия,

чтобы оно не удалило нас от Отца нашего, как Авессалома. Возлюбим смирение и

мужество, чтобы соделаться мстителями врагов Отца нашего, подобно Соломону.

Возлюбим во всем лишение, обуздывая члены наши от всех мертвых дел, чтобы

стяжать сердце мужественное против врагов наших, подобно Илии Фесвитянину. Не

будем сластолюбцами, чтобы не погибнуть, подобно Ахаву. Всеми силами, даже до

смерти, будем стараться о том, чтобы не упустить своего святого наследия,

подобно Навуфею Израильтянину. Будем послушны во всем отцам нашим по Богу,

отсекая свою волю во всех случаях и покоряясь им, чтобы благословение их пребывало

с нами, как с Елисеем. Не будем сребролюбивы и лживы ради человекоугодия, чтобы

не постигла нас жестокая участь Гиезия. Во всех случаях возлюбим благочестивых

мужей более самих себя, чтобы почило на нас благословение, как на суманитянине.

Не будем рабами постыдных страстей, дабы не быть истребленными от лица Его,

подобно Ахию и Седекии, кои подверглись горькой участи от царя Вавилонского.

Возненавидим грех ради спасения души нашей, даже до смерти, чтобы это помогло

нам в день нужды, как Сусанне. Не будем желать различных снедей, подобно тем,

кои получали пищу со стола Навуходоносора. Возлюбим злострадание со всеми,

чтобы возрадоваться, подобно находящимся с Азарием<SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[6]

.

Не будем лукавы и коварны, как вавилоняне, роптавшие против верных служителей

Божиих. Будем исполнять (молитвенное) служение свое, подобно Даниилу, не

поблажая лености телесной, который лучше желал умереть, нежели оставить

молитву, приносимую им ежедневно. Ибо Бог силен и сохраняет от искушений тех,

которые любят Его, нечестивых же погубляет. Вера к Богу праведника претворяет

диких зверей в агнцев овчих. Благословен Бог покаяния, и благословен Богом тот,

кто любит покаяние и подклоняет выю Его воле, доколе по воле Божией не

возродится свыше.

 

19. Брат! Необходимо человеку великое тщание,

рассуждение, бдительность, совершенное отсечение плотской воли и внимательное шествие

по пути своему, чтобы не прельститься и не впасть в руки врагов покаяния. Кто

считает себя праведным, тот отвергает покаяние. Кто осуждает грешников, тот

изгоняет из себя оное. Кто презирает нерадивых, тот разрушает оное. О покаянии

написано в Притчах: “Тесны стези дому ея,

брашна же леностнаго не яде. Сугуба одеяния сотвори мужу своему. Бысть яко

корабль куплю дея издалеча собирает себе богатство”

(Притч. 31, 27, 22, 14). На основании сих слов рассмотрим

образ покаяния. Оно, как купец, нагружающий корабль, полагает в оный не один

род товаров, но все, из чего надеется приобрести прибыль. Если видит понесшего

убыток, тому не подражает, но взирает на тех, кои обогатились. Всякую вещь,

приносящую убыток, ненавидит, а доставляющую прибыль снискивает, пока не

приобретет своей собственной. Все внимание его устремлено на то, от какой вещи

получает прибыль, чтобы опять приобрести оную, и спрашивает тех, кои

обогатились и не завидуют ему, за сколько всякую вещь можно продать или купить.

Такова душа, которая желает предстать Богу непорочною. Она не довольствуется

одним каким-либо делом, но собирает все, от чего надеется получить прибыль,

отвергает же все то, от чего опасается потерпеть вред. Посему, любезный брат,

соделавшись купцом Господа нашего Иисуса Христа, остерегайся тех вещей, которые

душе причиняют убыток. Таковы вещи, наносящие убыток и вред: человеческая

слава, гордость, самооправдание, презрение и злоречие, любостяжание, раздор,

излишнее попечение о земном. Все это наносит вред купцам Иисусовым и не может

быть благоугодным Господу Иисусу. Брат! Тщательно рассматривай самого себя, испытывай

свои чувства, чтобы знать, которые из них приносят плод Богу, и которые

покоряются греху. Не увлекаются ли глаза твои вожделением? Язык твой не склонен

ли к дерзости? Не увлекается ли сердце твое человеческой славой? Не слушают ли

уши твои с приятностью злоречивых? Все это причиняет уму вред. Сказано в книге

Левит: “Глаголи Аарону: всех, елика аще

имут порок на себе, да не принесут Господу, понеже неприятно будет вам”

(Лев. 22, 18, 20)

name="_ftnref7" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[7].

Аарон знаменует ум. Поелику враг к делам правды примешивает свою злобу, то

прежде приношения повелено рассматривать дело (не имеет ли оно какого-либо<SPAN

style="mso-spacerun: yes">  порока), чтобы ум не подвергся смерти

(духовной). Умереть же ему значит смежить зрение и повиноваться тем, которые желают осквернить чувства его<A

style='mso-footnote-id:ftn8' href="#_ftn8" name="_ftnref8" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[8].

 

20. Таковое тщательное рассмотрение принадлежит тем,

которые истинно любят Господа Иисуса и надеются на Него. Душа их соделалась

невестой, украшенной всеми добродетелями

href="#_ftn9" name="_ftnref9" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[9].

Ибо, как говорит Апостол, мы же вси

откровенным лицем славу Господню взирающе, в тойже образ преобразуемся от славы

в славу, якоже от Господня Духа (2 Кор. 3, 18). <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>Видим убо ныне якоже зерцалом в гадании,

тогда же лицем к лицу (1 Кор. 13, 12). Почему души,

соделавшиеся чистыми Его невестами, рассматривают самих себя так, как в

зеркале, дабы не оказалось какого-либо пятна на лице и чрез это не соделались

бы неугодными Жениху своему. Ибо Он ищет дев, то есть душ целомудренных,

чистых и не имеющих никакого порока, как сказано в Писании о Ревекке: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>девица же бяше доброзрачна зело: дева бе,

муж не позна ея (Быт. 24, 16). И пророк говорит: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Приведутся царю девы в след ея, искренния

ея приведутся тебе” (Пс. 44. 15). Под словом приведутся разумеется вочеловечение Господне, посредством которого

приводятся к Богу люди; а слова: искренния

ея означают прилепляющихся Ему. Возрождение Святым Крещением обновляет их

от всякой ветхости; покаяние очищает их и соделывает девами чистыми, совершенно

забывшими всякую ветхость (греховную). “Слыши, —

говорит Псалмопевец, — дщи, и виждь,

и приклони ухо твое, и забуди люди твоя и дом отца твоего; и возжелает царь

доброты твоея” (Пс. 11–12). И с удивлением будут взирать на нее все

Силы Небесные по причине чистоты, коею украсило ее покаяние и соделало ее

единым телом с Господом, и скажут: “Кто сия

восходящая… Якоже крин в тернии, тако искренняя моя посреде дщерей” (Песн.

3, 6; 2, 2).

 

21. Будем стараться всеми силами, чтобы мало-помалу,

посредством плача, совлечься деяний ветхого человека, остерегаясь от всех дел

пагубных, доколе не стяжем любви Божией, которая отымет от нас образ земной и

водрузит в сердце нашем свой святой образ, чтобы мы были достойными Его и

чистыми от всякого порока. И якоже,

говорит Апостол, облекохомся во образ

перстнаго, да облечемся и во образ небеснаго

(1 Кор. 15, 49). Поелику Апостол верно узнал, что нет никого без

греха с того времени, как учинено преступление, и что есть покаяние, которое

приводит человека к непорочной чистоте

href="#_ftn10" name="_ftnref10" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[10],

то и увещавает нас оставить деяние преслушавшего заповедь, а совершать дела

Господа нашего Иисуса Христа, повинуясь святым заповедям Его. Он, по милосердию

Своему, принял на Себя рабство человека, чтобы ввести его в затворенный рай,

даровать ему все святые Свои добродетели и дозволить ему питаться от древа

жизни<SPAN

class=MsoFootnoteReference>[11],

которое есть разумение и соблюдение слов Его.

 

Оно насаждает в душах верующих мир и тщательно

блюдет их; оно заграждает слух их от всякого нечистого внушения злобного змея,

приводя им на память горькое рабство, в которое мы впали за непослушание,

убеждая нас всегда приносить благодарность Тому, Кто искупил нас Своею драгоценною

кровью, истребив на кресте рукописание нашего рабства (Кол. 2, 14),

назвав их братьями и друзьями (Ин. 15, 14–15; 20, 17).

Когда Он по любви излил Духа Святого на учеников Своих и утешил сердца их,

тогда сказал: “Восхожду ко Отцу Моему и

Отцу вашему, и Богу Моему и Богу вашему” (Ин. 20, 17). <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>Отче… хощу, да идеже есмь Аз, и тии будут со

Мною. Возлюбил еси их, якоже Мене возлюбил еси

(Ин. 17, 24, 23).

 

22. Впрочем, дабы показать, что это Он говорит не о

всех, но о тех, кои оставили свою волю, и повинуются Его святой воле, и

отвергают от себя всякое желание мира сего, Он говорил: “Аз избрах вы от мира: сего ради ненавит вас мир, якоже от мира есье”

(Ин. 15, 19). Видишь ли, что души, которые оставили принадлежащее

сему миру, удостоились соделаться невестами Господа Иисуса и пребывать в единении

с Ним. Сего ради, говорит Апостол, <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>оставит человек отца своего и матерь и

прилепится к жене своей, и будет два в плоть едину. Тайна сия велика есть: аз

же глаголю во Христа и во церковь (Еф. 5, 31–32). Тот же Апостол

говорит: “Быти языком снаследником и

стелесником и спричастником обетования его о Христе Иисусе, благовествованием

(Еф. 3, 6). Те, которые соделались достойными быть с Ним единым

телом, в таковых обитает Дух Святой, Который научает их всему и ходатайствует о

них. “Не вы бо будете глаголющии, —

говорит Господь, — но Дух Отца

вашего глаголяй в вас” (Мф. 10, <SPAN

style='font-family:"Times New Roman Cyr";mso-bidi-font-weight:bold'>20). И

Апостол говорит: “Нам же Бог открыл есть

Духом Своим: Дух бо вся испытует, и глубины Божия”

(1 Кор. 2, 10). Мы,

говорит он, ум Христов имамы

(1 Кор. 2Ю 16). Как возможно помышлять о чем-либо греховном,

имея ум Христов? Брат! Уразумей сию тайну умом.

 

23. Все роды животных, существующих на земле,

плодятся, совокупляясь со своим родом, а не с чужим, скот ли то, или дикие

звери, или ползающие, или птицы. Для того Бог и привел всех животных к Адаму,

чтобы видеть их, находится ли между ними подобное ему. Но он, рассмотрев всех,

не нашел ни одного из животных, которое было бы с ним одного естества. Тогда

Бог, взяв одно из ребер его, сотворил ему жену: ибо заимствовал ее от мужа ея

(Быт. 2, 21–22). Таинство сие велико в тех, кои соделываются

невестами Христа, потому что они бывают причастниками существа Его чрез

возрождение, и принадлежат к Святому Его Телу. Так говорит Апостол: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Едино тело есмы о Христе, а по единому друг

другу уди” (Рим. 12, 5). Иеще: “Зане уди есмы тела Его, от плоти Его и от костей Его”

(Еф. 5, 30). Видишь ли, чего он хочет, чтобы человек был подобен Ему

во всем. Те, кои походят на скотов, по причине неразумия, или подражают

жадности звериной, похищая друг у друга, или неистовству птиц, или ядовитости

змей, тех души не могут быть невестами Христовыми, потому что они не подобны

Ему делами своими. Брат! Видишь ли, каким образом Он хочет, чтобы человек был

Ему подобен, не растлел ничем противоестественным, чтобы чрез сие душа могла

быть Его невестой. Так из собственных действий душа познает свои помыслы. Ибо

если она совершает добрые дела, то Дух Святой обитает в ней. Благие дела

соделывают душу свободной от страстей. Подлинно, не может быть, чтобы Дух

Святой не обитал в душе, если она точно такова. “Аще любите Мя, — говорит Господь, — заповеди Моя соблюдите, и Аз умолю Отца и Утешителя даст вам… Дух

истины” (Ин. 14, 15–16). И Апостол говорит: “Или не знаете себе, яко Иисус Христос в вас есть; разве точию чим

неискусни есте” (2 Кор. 13, 5). Видишь, как не подражающий

деяниям Господа бывает отвержен и не может быть Его невестою. И девы все

приготовили светильники свои, но те, которые не имели добрых дел, отвергнуты

Им. Невод, вверженный в море, собрал и внес в Царство Небесное добрые рыбы.

Плевелы росли вместе с пшеницею, но когда наступила жатва, они связаны и

брошены в огонь. Смоковницы, не приносившие плода, ввергнуты в огонь. Овцы

паслись вместе с козлищами, но овцы поставлены на правую сторону, а козлища на

левую. Сеятель посеял свое семя, но только то принесло плод, которое упало на

добрую землю. Сребро дано было без лицеприятия, но только удвоенное принесло

радость. Все званы были на брак, но не имевшего брачного одеяния приказано было

ввергнуть во тьму кромешную. Все признают себя верующими, но не имеющие добрых

дел извергаются вон. Мнози бо суть звани,

мало же избранных (Мф. 22, 14).

 

24. Братия! Испытаем самих себя и тщательно

рассмотрим дела свои, прежде нежели нам должно будет предстать пред Господом.

Не будем следовать тем, которые исполняют плотские хотения сердца своего; а

постараемся собрать такое богатство, которое могли бы мы найти в оный час

нужды, презрев то, что по необходимости нам должно будет здесь оставить.

Обратим внимание на тех, которые с величайшей рачительностью прилежали к

собранию оных телесных богатств, как они, оставив их, впали в геенну, ибо не

хотели следовать стопам Господа Иисуса, чтобы соделаться достойными Его

невестами. И так будем подвизаться со страхом Божиим в слезах, со стенанием и

болезнованием сердечным о том, чтобы не подвергнуться такой же постыдной

участи. Если восстанет на море буря, (от коей) многие корабли погибнут, а

некоторые спасутся, то находящиеся на оных не говорят: “Поелику погибли они, то

и мы погибнем”, напротив, укрепляют друг друга не малодушествовать, и приносят

мольбы Богу, чтобы быть невредимыми. Братия! Поистине великая буря свирепеет в

сем житейском море. Будем поощрять себя к трудам и взывать к Господу, чтобы не

погибнуть в волнах моря сего. Если не сложим с себя бремени греховного и не

совлечемся всякой заботы бесполезной, то не возможем избегнуть потопления.

Моисей не прежде воспел песнь Господу, как перешедши море и увидевши смерть

тех, кои хотели удержать народ Божий в рабстве; тогда только он воскликнул: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Поим Господеви, славно бо прославися: коня

и всадника вверже в море” (Исх. 15, 1).

 

25.

Итак, если ум сохранит душевные чувства от пожеланий плотских и отделит душу от

оных столпом созерцания, тогда Бог, видя непотребство страстей, которые, делая

нападение на душу, усиливаются удержать чувства ее во грехе, ниспосылает помощь

уму и всех врагов его погубляет и уничтожает, если он непрестанно упражняется в

сокровенном поучении о Боге, как сказано в книге Бытия: “Рече Господь к Моисею: что вопиеши ко Мне; рцы сыном Израилевым, и да

путешествуют. Ты же возми жезл твой, и простри руку твою на море и расторгни”

(Ис. 14, 15, 16). Верен Бог, Который подаст и нам помощь, как и

Моисею, и исхитит нас из рук врагов наших, чтобы и мы могли воспеть Ему песнь

новую (говоря): “Поим Господеви: славно бо прославися”. Впрочем, каким образом

возможем воспеть оную песнь, если мы повинуемся врагам нашим и самопроизвольно

возвращаемся в Египет, вожделевая прежней пищи и вопия к Аарону: “Сотвори нам

боги, иже пойдут пред нами, и введут нас обратно в Египет”

(Исх. 32, 1). “Душа наша негодует о хлебе сем духовном”

(Чис. 21, 5). Силен Бог послать к нам Моисея, который истребит

слитого тельца, коим мы подвигнули Бога на гнев. Может, Бог, ущедривший нас

дарованием покаяния, опять обратит нас к Себе и укрепит Моисея, чтобы он

молился за нас и говорил: “Аще убо

оставиши им грех их, остави: аще ли же ни, изглади мя из книги живота”

(Исх. 32, 32). Он воздвигает нам руководителя, подобного Иисусу

Навину, в то время, когда нужно истребить сем языков, чтобы ввести нас в землю

обетованную и чтобы наш Израиль получил наследие и обитал в оном, наслаждаясь

полным блаженством во веки веков. Аминь. Его Самого Господа нашего Иисуса

Христа сила, Его помощь, Его покров, Его премудрость и Его хранение; Он в нас к

славе и чести Бога Отца и Святого Духа прежде век во веки веков. Аминь. Брат,

если разумеешь это, то постарайся исполнить, и Господь поможет тебе в час

искушения. Аминь.

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

name="_ftn1" title="">[1] Сие место

дополнено применительно к слав. переводу.

 

 

 

 

 

name="_ftn2" title="">[2] Сии слова

прибавлены по слав. рук.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn3" title="">[3] В слав.

рук. — страшное.

 

 

 

 

 

name="_ftn4" title="">[4] Сии слова

прибавлены по слав. рук.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn5" title="">[5] Так

сокращено сие место в слав. переводе.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn6" title="">[6] Сие место

дополнено применительно к слав. переводу.

 

 

 

 

 

name="_ftn7" title="">[7] В слав.

Библии это место читается так: понеже неприятно будет вам.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn8" title="">[8] Сии слова

прибавлены по слав. рукописи.

 

 

 

 

 

name="_ftn9" title="">[9] В слав. рук.

имущею свое зерцало.

 

 

 

 

 

name="_ftn10" title="">[10] В слав.

рук.: “безгрешную новость”.

 

 

 

 

 

name="_ftn11" title="">[11] В слав.

рук. прибавлено: “еже есть чистота, юже яви в себе, умирив Херувимы и пламенное

оружие, обращающееся хранящее путь древа жизни”.

 

Преподобного и богоносного отца нашего

аввы Исаии, отшельника Египетского

духовно-нравственные слова

 

style='font-size:14.0pt;mso-bidi-font-size:10.0pt;mso-ansi-language:EN-US'> 

 

style='font-size:14.0pt;mso-bidi-font-size:10.0pt;mso-ansi-language:EN-US'> 

 

<SPAN

style='font-size:11.0pt;mso-bidi-font-size:10.0pt;font-family:"Times New Roman Cyr"'>Слово

4

О том, что должно соблюдать келлиотам во время путешествия?<SPAN

class=MsoFootnoteReference>

 

 

 

 

 

1. Если во время путешествия среди вас будет

немощный брат, то пусть он идет впереди, чтобы мог отдохнуть, когда захочет. Если

случится так, что в пути будете все младшие, то когда нужно будет садиться за

стол или простирать руку ко блюду, делайте это в одно время, дабы не произвести

беспорядка, если приступите прежде назначенного часа, и если один ныне занимал

первое место, то на второй день пусть будет первым другой. Если вопросишь

старца о помыслах своих и находишь его способным (и опытным в сем) к сохранению

всего, что ты скажешь ему, то открой ему состояние души твоей со всей свободой.

Если услышишь о каком-либо недостатке брата твоего, не передавай сего другому,

ибо в этом заключается смерть для души твоей. Если некоторые заговорят о таких

помыслах, какие борют тебя, то берегись выслушивать это, чтобы не усилилась в

тебе брань. Понуждай себя к частой молитве, ибо молитва есть свет для души

твоей. Ежедневно размышляй о грехах своих; если будешь молиться о прощении

оных, то Бог простит тебе грехи. Если кто при тебе начнет порицать брата

своего, то не молчи пред ним ради стыда и не соглашайся с ним, дабы не

согрешить пред Богом, но скажи ему со смирением: “Прости меня, брат! Я сам

окаянен, и то, о чем говоришь ты, есть моя немощь; посему не могу переносить

слов твоих”. Если какой-либо брат сделает тебе зло и начнет кто-нибудь при тебе

порицать его, тогда (особенно) храни сердце твое, чтобы не возобновилась в тебе

злоба на него; помяни грехи свои пред Богом, если желаешь, чтобы оные

простились тебе, и не воздавай злом за зло ближнему твоему. Если идешь с незнакомыми

братьями, меньшими тебя, почитай их как больших. Если остановишься у друга своего,

то отдавай им во всем первенство пред собою: пусть они садятся прежде тебя за

стол и прежде тебя простирают руку к пище; не показывай, что они приняты ради

тебя, а напротив, сделай им честь, говоря, что принявший оказал мне милость сию

ради вас. Если будешь в дороге с каким братом и случится тебе надобность зайти

к другу своему переговорить с ним о потребностях твоих, то открой о том брату и

скажи ему: “Посиди здесь немного”. И если друг твой оставит тебя вкусить пищи,

смотри — ни до чего не касайся устами твоими, пока не призовешь брата,

дабы и он вместе с тобою был успокоен и подкрепился пищею.

 

2. Если ты пошел в путь со многими братьями и тебе

совестно привести их всех к другу своему, по причине их множества, смотри не

презирай их, и тайно от них не заходи к нему, и не вкушай пищи, оставив их, но

посоветуйся с ними же, что тебе делать, и поступи так, как они тебе скажут. Во

время путешествия с ними не щади себя

href="#_ftn1" name="_ftnref1" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[1],

уклоняясь от рабских служений. Если во время странствования пожелаешь зайти к

брату и он откажет тебе в гостеприимстве, а после сам он или на пути с тобою

встретится, или нечаянно придет к тебе, побеседуй с ним как можно благосклоннее

и человеколюбивее. Если услышишь, что кто-либо тебя злословил, и потом

сойдетесь с ним в каком-либо месте, или он к тебе придет, прими его

благосклонно и с веселым лицом и, вспомнив о том, что слышал, не спрашивай, для

чего он так говорил, ибо написано в Притчах: у глупого тотчас же выкажется гнев его (Притч. 12, 16)<A

style='mso-footnote-id:ftn2' href="#_ftn2" name="_ftnref2" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[2].

Братия! Если вы странствуете и зайдете к бедному брату, то не отягчайте его

требованием необходимых вещей, но приготовьте для себя оных столько, чтобы и

ему достаточно было, довольствуйтесь тем, что вы нашли у него гостеприимство и

покров. Если случится тебе посетить некоторых знакомых старцев и с тобою будут

другие, старцам не знакомые, то ты в присутствии их не вступай в разговор со

старцами, но допусти их побеседовать между собой. Если живут с тобою братия

(руководствуясь твоими советами), то имей тщательное попечение о них, зная, что

ты дашь ответ Богу. Если Бога ради удалишься в какое-либо место, не заводи

сношений с жителями того места и не сообщайся с ними в беседе: в противном

случае лучше тебе жить с теми, которые соединены с тобою кровью. Если взойдешь

на гору для свидания с братией, живущей в монастырях, то пребывай у того, к

кому прежде придешь, и не переходи от него к другому, не спросив его наперед,

согласен ли он на сие или нет; и если не согласится, не оставляй его дотоле,

пока совсем должен будешь возвратиться. Если возьмешь келлию для проживания, не

призывай к себе в содружество многих: довольно для тебя одного брата ради

помощи, и да не погубишь плода преуспеяния своего.

 

3. Если окажешь благодеяние нищему, то не зови его

на поделие, дабы не погубить благодеяния, оказанного ему. Если войдешь в

неизвестный тебе монастырь и там дозволят тебе пребывать в назначенной келлии,

не входи в другую келлию без приглашения. Если ты оставил родственников для жительства

в пустыни ради Бога, не допускай себя увлекаться любовью к ним. Если безмолвствуешь

в келлии своей (и в это время) брат попросит у тебя сосуд для своей

потребности, то не откажи ему в сем, дабы не нарушить заповеди в отношении

любви к брату. Впрочем, если имеешь оный только для своей надобности и неизлишний

у тебя, не отдавай оного, дабы не быть (после) в смущении: лучше погубить один

свой член, нежели быть ввержену всему телу в геенну. Если во время пребывания

твоего в келлии начнет тебя тревожить сожаление об отце или матери,

воспоминание о брате или сестре, жалость о детях или влечение к супруге, то

приведи себе на память последний день жизни и суда, в который никто из них не

поможет тебе, — и печаль об оставлении их перестанет беспокоить тебя.

Если, пребывая в келлии, вспомнишь о ком-либо обесчестившем тебя, то от всего

сердца твоего помолись Богу, чтобы Он простил его, и отбежит от тебя помысл об

отмщении. Если приступаешь к причащению Святых Таин, наблюдай за всеми

помыслами твоими, чтобы не причаститься в осуждение. Подвергшись ночью

искушению страстного мечтания, храни сердце твое, чтобы оно при наступлении дня

не размышляло о том, какие виды тел были изображаемы мечтанием, чтобы ты не

осквернился сим размышлением, услаждаясь оным, и не навлек на себя гнева Божия;

напротив, в сокрушении духа, от всего сердца повергнись пред Богом — и Он

поможет тебе: Он многомилостив к немощам человеческим. Когда пребываешь в

каком-либо подвиге, не полагайся и не надейся на него в сердце твоем, но скажи

помыслу твоему: “О, когда бы Бог внял окаянству моему ради злострадания тела

моего!” Если кто тебя укорит, не отвечай ему, но в молчании рассмотри,

справедлива ли укоризна; если справедлива, то кайся как согрешивший, и Благость

Божия умилостивится над тобою. Если путешествуешь вместе с братией и между ними

будет такой, к которому имеешь любовь ради Бога, то не разговаривай с ним в присутствии

прочих с большей свободой: может быть, между ними есть немощный брат, который

повредится от ревности, и ты понесешь на себе грех его, поелику подал ему повод

ко греху. Желая у кого-либо остановиться, не ожидай, чтобы тебя приняли с радостью;

когда же примут, благодари Бога. Безмолвствуя в келлии своей, если впадешь в

болезнь, не падай духом, но приноси благодарение Богу. Если почувствуешь, что

смущается болезнью душа, то скажи ей: “Эта болезнь не легче ли геенны, в

которую ты пойдешь, если не будешь тверд и постоянен в терпении” — и таким

образом успокоишься. Если зайдешь к братиям, и кто-либо из них скажет тебе: “Я

не нахожу спокойствия здесь и хочу жить с тобою”, ты не позволяй ему сего, дабы

не подать многим повода к соблазну. Если же скажет, что он здесь подвергается

душевной смерти от некоторой сокровенной причины, тогда укажи ему другое место,

куда отойти, а с собою жить не позволяй.

 

4. Если сядешь в келлии на уединение и безмолвие,

храни относительно пищи такую меру, чтобы тело имело потребное и чрез это было

способно к отправлению Божией службы. Однако же ничего не ешь с услаждением и

вожделением, хорошо ли то или нехорошо. Если будет нужда посетить братию или

общежительный монастырь, то ничего из сладкого не давай в сытость телу своему,

дабы ты мог свободнее возвратиться в келлию и оно (тело) не было предателем для

тебя. Если демоны будут склонять сердце твое к подвигу, превышающему силы твои,

не слушай их, ибо это их обычное коварство — возбуждать человека к тому,

чего совершить не может, дабы впал он в руки их и они возрадовались о нем. Пищу

употребляй в день однажды и давай телу потребное, но так, чтобы вставать еще с

желанием пищи, дабы мог ты постоянно пребывать в благочестивом твоем подвиге.

Бдения совершай с рассуждением, не отказывая телу в необходимом покое, но со

смирением и разумно проходи благочестивый подвиг, чтобы от излишнего бдения не

помрачилась душа твоя и вовсе не оставила начатого поприща. Половины ночи

достаточно для благочестивого подвига, другую же половину отдели для успокоения

тела. Прежде нежели ляжешь спать, два часа проводи в молитве и псалмопении,

потом усни; и когда Господь возбудит тебя, встань и со тщанием прилежи

молитвам. Если ощутишь леность в теле, скажи ему: “Неужели ты хочешь успокоения

в кратком времени сем и потом быть навсегда вверженным во тьму кромешную?”

Понудь себя немного — и скоро придут бодрость и сила. Не вступай в дружбу

с теми людьми, которые доставят тебе знакомство еще с другими людьми, дабы

суетная слава не послужила тебе во вред

href="#_ftn3" name="_ftnref3" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[3].

Если ты находишься в монастыре и имеешь

раба своего для послужения себе, то сим наносишь укоризну монашескому чину;

если же отдашь его для услуги брату, то грешишь пред Богом; или возврати его к

своим, или дай ему отпускную, чтобы он был свободен. Если он захочет быть

монахом, пусть сам это рассмотрит, а с собою не позволяй ему пребывать, ибо это

не полезно для души твоей.

 

5. Если ты живешь близ знаменитого места, удручая

подвигами тело свое Бога ради, и за сие люди начнут удивляться и почитать тебя,

то оставь это место и удались в другое, дабы труд твой не был тщетен. Если ты

победил уже тщеславие, то не внимай тому, что говорят люди, но делай все по

совести и по Богу. Отрекшись мира, отнюдь себе ничего не оставляй. Если придет

тебе безвременное желание постранствовать (т. е. побывать там и там), то

более обыкновенного удручи тело твое трудом и рукоделием, дабы оно мирно

пребывало в своей келлии и питалось своим хлебом. Если отправишься в город для

продажи своих изделий, не спорь о цене, как это обыкновенно делают мирские

люди, но продай, как придется, чтобы не погубить плодов, приобретенных в келлии

твоей. Если необходимость заставляет купить что-либо, покупай без спора, не

говори, что не купишь за эту цену, но дай то, что просят; если же не имеешь,

отойди в молчании. Если при сем будут возмущать тебя помыслы, внушая, где же ты

возьмешь эту вещь, скажи им: “Всячески со мною случилось то, что и со всеми

святыми, которые были искушаемы нищетою, доколе не увидел Бог произволения их

верным и не подал им отраду и успокоение”. Если брат положит у тебя какую-либо

вещь, а тебе будет в ней надобность, не касайся ее, не испросив

(предварительно) у брата твоего позволения. Когда ты отправишься куда-либо и

брат попросит тебя купить нечто для него, то, если можешь, купи и ему. Если же

живешь с другими, то не делай сего без их согласия, чтобы не оскорбить твоих

сожителей. Если по какой-либо необходимости отправишься в отечество твое, храни

себя от сродственников своих по плоти, не обращайся и не беседуй с ними слишком

свободно. Если у брата взял на время какую-либо вещь, то не обращайся с нею

небрежно, но скорее старайся возвратить ему в целости. Если это орудие, нужное

для какого дела, то по окончании дела тотчас и отдай. Если что изломаешь или

испортишь, поправь или замени новой, лучшей вещью. Если заимообразно что дашь

бедному брату и он не в состоянии будет возвратить, то не огорчай его, не

требуй с притеснением, деньги ли тобою ему даны, или одежда, или что другое.

 

6. Если ты придешь в какое-либо место для

жительства, приобретешь келлию, и употребишь издержки на нее, и потом ее

оставишь, а после, возвратясь чрез несколько времени, найдешь в ней

жительствующим какого-либо брата, то не изгоняй его, чтобы не согрешить пред

Богом, но приищи себе другую келлию. Если же этот брат добровольно захочет

выйти из твоей келлии, то ты будешь неповинен. Если ты оставил что в келлии, а

он, может быть, употребил для себя, ты не взыскивай обратно с него. Если

переместишься из своей келлии, то не бери с собою находящихся в ней принадлежностей,

а оставь оные бедному брату, и где ни будешь жить, всюду Бог будет промышлять о

тебе. Не стыдись открывать старцу все борющие тебя помыслы, если ты хочешь

найти отраду и облегчение, ибо для демонов нет большей радости<A

style='mso-footnote-id:ftn4' href="#_ftn4" name="_ftnref4" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[4],

как когда человек скрывает свои помыслы, лукавые ли они или благие. Внимай

прилежно, чтобы, приступая к причащению Святых Таин, не иметь злобы на брата

своего: в противном случае сам себя прельщаешь. Если открывается тебе

таинственный смысл слов Священного Писания так, что ты можешь из оного делать

иносказательное применение, то делай сие, только смотри не уничтожай совершенно

буквального смысла и не верь своему разуму более, нежели Священному Писанию,

ибо это признак гордости; если брат, обольщенный учением еретическим, по неразумию

отступит от правой веры и, размыслив, опять к ней возвратится, ты не презирай

его, ибо он впал в заблуждение по неведению. Берегись разговаривать с еретиками,

под предлогом защищения веры, чтобы беседы их не излили яда в душу твою.

Нашедши книгу еретическую, берегись читать ее, чтобы она не наполнила сердца

твоего смертоносным ядом, но пребывай в том учении, которому ты научился у

Святой Церкви, не прибавляя к оному ничего и не убавляя, уклоняяся …прекословий лжеименного разума, который <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>здравому учению, как говорит Апостол, <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>противится (1 Тим. 6, 20;

1, 10). Если ты юн и не поработил еще своей плоти трудами послушания, то,

слыша о великих добродетелях отцов, не стремись к оным, в той надежде, будто

легко и удобно можно совершить оные, ибо не приобретешь оных добродетелей, если

прежде не будешь трудиться над возделыванием их; когда же потрудишься возделывать

оные, то добродетели сами собой придут к тебе.

 

7. Всевозможно убегай уныния<SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[5]

:

оно истребляет весь плод монаха. Если подвизаешься против возмущений и страстей

(душевных), то не ослабевай, но повергнись пред Богом, скажи от искреннего

сердца: “Господи! Я не могу противиться сам собою им, умилосердись надо мною и

пошли Твою помощь” — и успокоишься. Если во время пребывания твоего в

келлии будут всеваться в сердце твое семена скверны (т. е. помыслы похоти

плотской), то употреби все силы, чтобы они не укоренились и не возобладали

тобою. Помни, что тебе соприсутствует Бог, пред Коим открыты все советы

сердечные. Говори душе своей так: “Если ты стыдишься подобных тебе грешников и

боишься, как бы не увидели твоих грехов, сколько более ты должен страшиться

Бога, пред Которым все открыто”. От сего размышления возбуждается в душе страх

Божий, в коем утвердившись, пребудешь непоколебим против всех страстей, как и

Писание говорит: надеющиися на Господа,

яко гора Сион: не подвижится в век живый во Иерусалиме

(Пс. 124, 1). Если во время подвига успешно противишься искушению и

оно заметно расстраивается, слабеет и отступает, то да не порадуется сердце

твое, ибо демоны и в бегстве своем часто готовят брань, опаснейшую первой. Они

оставляют засаду позади города и повелевают ей не выступать до тех пор, пока

сердце твое, преследуя их бегущих, не надмится высокоумием; тогда уже все вдруг

восстают так, что бедная душа, окруженная ими со вех сторон, не находит

никакого убежища. Итак, убежищем твоим и оградой да будет то, чтобы ты прибегал

к Богу и с сокрушенным сердцем испрашивал у Него помощи, — и Он избавит

тебя от всех нападений вражеских. Если будешь молить Бога, чтобы он освободил

тебя от искушения, и не будешь услышан, не унывай душой, ибо Он знает более

тебя, что тебе полезно. И потому не говори: “Даруй мне сие или отдали от меня

оное”, но молись так: “Господи Иисусе Христе, помоги мне; не допусти меня

согрешать пред Тобою. Я уклонился от пути правого, не оставь меня последовать

воле своей, не попусти, чтобы я погиб во грехах своих; умилосердись над

созданием Твоим; не презри меня, ибо я немощен; не оставь меня, яко <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>к Тебе прибегох; изцели душу мою, яко согреших

Ти; пред Тобою вси оскорбляющии мя (Пс. 142, 9; 40, 5;

68, 20). И кроме Тебя, Господи, нет для меня другого прибежища, Господи!

Умоляю Тебя, спаси меня по милосердию Твоему. Да постыдятся и посрамятся вси возстающии против меня, <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>ищущии душу мою, изъяти ю

(Пс. 39, 15). Для Тебя возможно все, Господи! И чрез Тебя славим Бога

Отца и Святаго Духа во веки веков. Аминь”. Тогда совесть твоя тайно откроет в

сердце твоем и покажет причину, почему Бог не услышал тебя. От тебя уже будет

зависеть быть внимательным к тому, что она скажет, и тщательно исполнить это;

ибо невозможно, чтобы Бог не услышал человека, когда он повинуется Богу, потому

что Он недалек от человека; но хотения наши, противные Ему, препятствуют

услышать нас. Никто да не обольщает тебя противным мнением: как земля без семени

и воды не может из себя произрастить плода, так и человек не может принести

плода духовного без злострадания и смиренномудрия.

 

8. Возлюбленнейшие братия! Будем пребывать в страхе

Божием, храня и соблюдая деятельную силу добродетелей и не полагая никакого

претыкания совести нашей; будем внимать самим себе в страхе Божием, доколе и

совесть вместе с нами не стяжет свободы и не придет в такое с нами единение,

чтобы быть стражем нашим и показывать нам наши преткновения. Если же не захотим

повиноваться ей, то она умолкнет и оставит нас, и мы впадем в руки врагов

наших, которые уже не пощадят нас, как и Господь научает нас. <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Буди увещаваяся, — говорит

Он, — с соперником твоим скоро,

дондеже еси на пути с ним, да не предаст тебе соперник судии, и судия тя

предаст слузе, и в темницу ввержен будеши; аминь глаголю тебе: не изыдеши оттуду,

дондеже воздаси последний кодрант” (Мф. 5, 25–26). Соперником

называется совесть; ибо она сопротивляется человеку, желающему исполнить волю

плоти своей. И если человек не послушает ее внушений, то она предает его

врагам. Посему Осия, болезнуя о Ефреме, говорит: насиловал Ефрем соперника

своего, попрал суд, Египта взыскал и насильно взят во Ассирию<A

style='mso-footnote-id:ftn6' href="#_ftn6" name="_ftnref6" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[6]

(Ос. 5, 11; 7, 11). Взыскивать Египта значит желать исполнять

волю плоти; насильно же быть взяту во Ассирию значит служить врагам волею или

неволею. Возлюбленные братия! Употребим все старание, чтобы не впасть в руки

воли своей плотской, чтобы она не отвела нас пленниками в Ассирию и чтобы не

услышать нам оных горестных слов: “Пришел царь Ассирийский в землю Израилеву, и

отвел в плен Ефрема и Израиля во Ассирию, и поселил их на Алаи и на Аворе реках

Гозанских, и они там находятся даже до сего дня. Тогда послал царь Ассирийский

из своих народов для населения земли Израильской, и каждой из них соделал для

себя свое изваянное, и служил ему, и они там находятся до сего дня. Сие

постигло Ефрема: ибо он насиловал соперника своего (т. е. совесть) и

попрал суд” (4 Цар. 17).

 

9. Возлюбленные братия! Рассмотрите, что постигло

тех, которые последовали злым хотениям своим и попрали свою совесть. Не ревнуйте

им, возлюбленные, но лучше подражайте всем святым, которые не покорялись греху,

противустоя ему даже до смерти, а повиновались совести своей и наследовали

Царство Небесное. Каждый из них в свое время провождал жизнь чистую<A

style='mso-footnote-id:ftn7' href="#_ftn7" name="_ftnref7" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[7],

и имена их навсегда останутся неизгладимыми и незабвенными. Возьмем в пример

возлюбленного Иакова, который повиновался родителям своим во всем по Богу.

Получив благословение, он отправился в Месопотамию, чтобы там вступить в

супружество, ибо не хотел иметь детей от дочерей ханаанских, находившихся в

раздоре со своими родителями. Отправляясь туда, он взял жезл свой и сосудец с

елеем, пришел на место, называемое Вефиль, что значит дом Божий, и здесь заснул;

и увидел ночью в откровении лествицу, простирающуяся от неба до земли, и

Ангелов Божиих, восходящих и нисходящих по ней; Господь же стоял на лествице.

Сей пример означает, что тому, кто приступает служить Богу, в самом начале

открывается образ добродетелей, над возделыванием коих если он тщательно не

будет трудиться, то не возможет приблизиться к Богу. Восстав от сна, Иаков

заключил с Богом завет быть рабом Его, и Бог утвердил завет, сказав: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>се, Аз есмь с тобою, сохраняяй тя (Быт. 28, 15).

В Месопотамии, он, увидел Рахиль, дочь дяди своего, полюбил ее и ради нее

работал ему семь лет; но она не была дана ему, прежде нежели взял себе в жены

Лию (Рахиль была бесплодна), пока он за нее не провел в работе других семь лет<A

style='mso-footnote-id:ftn8' href="#_ftn8" name="_ftnref8" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[8].

Название Месопотамия происходит от того, что она находится между двумя

реками — Тигром и Евфратом. Первая протекает пред лицом ассириан, вторая

не имеет преград в течении и называется текущею в широту. Тигр есть

рассуждение, Евфрат — смиренномудрие. Лия есть образ телесных подвигов,

Рахиль — истинного созерцания. Это самое исполняется на человеке,

пребывающем (в духовной) Месопотамии, когда он подъемлет телесные подвиги с

рассуждением, чтобы ими победить врагов — ассириан и со смирением

восходить к истинному созерцанию.

 

10. Но Рахиль не рождала детей, прежде нежели

породила их Лия и прежде нежели сам Иаков поработал в услужении других семь

лет. Из сего заключаем, что человек, пока не совершит всякий труд в деятельных

добродетелях, не может достигнуть свободы истинного созерцания. Обе супруги

принадлежали Иакову, но он любил более Рахиль, чем Лию, ибо были <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>очи Лиины болезненны, Рахиль же бе добра

видом и красна взором зело (Быт. 29, 17). Слепота очей первой

супруги (Иакова) означает, что человек не может зреть славы истинного

созерцания в то время, когда он проходит подвиги деятельной добродетели<A

style='mso-footnote-id:ftn9' href="#_ftn9" name="_ftnref9" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[9].

Но хотя сии подвиги созерцанием сокращаются и умаляются, возвращение к ним и

после имеет место, что видно из того, что Лия представила мужу своему рабыню

Зельфу, и таким образом опять начала рождать и дала имя сыну рожденному Ассир,

что значит “Богатство”. Потом уже, когда Лия перестала рождать, вспомнил Бог о

Рахили: то есть когда телесными подвигами будут обузданы чувства и

освободится душа от страстей, тогда истинное созерцание открывает уму славу

свою. Хотя сыновья Лиины хотя были помощниками Иакову, но он более всех любил

Иосифа. Это означает: хотя и деятельные подвиги защищают человека от врага, но

соединяет его с Богом истинное созерцание. Как скоро Иаков увидел Иосифа,

тотчас захотел возвратиться к родителям своим, потому что узрел, что ему

родился тот, кто будет царем между братьями своими. Когда же, как сказано в

Писании, Иаков переправил через поток все свои ополчения и остался один, тогда

получил радость благословения от Самого Господа, Который сказал: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Не прозовется ктому имя твое Иаков, но

Исраиль будет имя твое” (Быт. 32, 28). Иаков назван Израилем, ибо

запял боровшегося с ним и сохранил чувства свои, бывшие в руках врагов, почему

и соделался достойным благословения. После освобождения их (т. е. чувств)

он назван Израилем, что означает ум, зрящий Бога.

 

Когда ум достигнет видения славы Божества, тогда

страшатся его враги; и потому хотя вышел к Иакову навстречу Исав, полный

ярости, однако смиренномудрие Иакова погасило злобу его и не было уже более от

него нападения. Если же и после того враг еще будет нападать, то подвижник повергается

пред Богом, и враг, увидев великую славу, им полученную, не может сделать ему

насилия, ибо Бог помогает ему, как и сказано в Писании: “Возвратися в землю отца твоего, и в род твой, и буду с тобою”

(Быт. 31, 3). Наконец Иаков пришел в Салим, купил там поле и воздвигнул

жертвенник Богу. Салим есть мир. Сие означает, когда человек победит брань (страстей),

в которой защитил его Бог, то достигает мира, сооружает жертвенник из двенадцати

камней и на сем жертвеннике, на наследии, приобретенном в земле обетованной,

приносит жертву от трудов своих, какие он подъял, находясь в Месопотамии.

 

11. Таков был и возлюбленный Богом Моисей, который

извел народ из Египта, освободил его из рук фараона, провел его через Чермное

море и увидел смерть всех врагов своих. Послав Иисуса Навина для истребления

амаликитян, сам он в это время стоял на вершине горы; Аарон и Ор поддерживали

руки его, чтобы оные не опускались и не нарушилось знамение креста, ими

изображаемое. Когда Иисус Навин возвратился с радостью, истребив Амалика, тогда

Моисей устроил на верху горы

name="_ftnref10" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[10]

жертвенник из двенадцати камней и дал имя горе: “Господь прибежище мое” (Исх. 17, 15), ибо Бог ратовал

против Амалика рукою тайною. Амалик означает уныние. Когда человек начнет

противоборствовать хотениям воли своей и прибегать к Богу, то сперва нападает

на него уныние и усиливается возвратить его к прежним грехам, но оно

прогоняется прилежным размышлением о Боге, рождающимся от воздержания,

воздержанию же вспомоществует телесный труд, и сими средствами освобождается

(духовный) Израиль. Тогда воссылает человек благодарение Богу сими словами: “Я

немощен и бессилен, но Ты помощник мой от рода в род”. Таков был и великий

пророк Илия, который тогда только возмог истребить всех студных пророков,

противившихся ему, когда устроил жертвенник из двенадцати камней, облил водой

собранные дрова и возложил святую жертву, на которую Бог послал огонь,

истребивший до конца жертвенник и все положенное на нем. Тогда Илия приял

дерзновение на противников своих и, истребив их совершенно, возблагодарил Бога,

говоря: “Во всех сих Ты еси”. Ибо сказано в Писании, что он <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>положил лице свое между коленами своими

(3 Цар. 18, 42). Если ум не будет бодрствовать прилежно над

чувствами своими и не станет пребывать в трезвении и чистоте, то не может

предвкушать блаженства бессмертия, приносящего ему славу, открываемую Богом. И

если слуга Илии внимательно будет смотреть и увидит, что не восстает ни одна из

семи страстей, то приметит малое облако, наподобие человека, износящее воду из

моря, что означает Святого Духа, упокоевающего душу нашу. Ибо блаженство

бессмертия заключается в том, чтобы подвиги наши в добродетелях были чисты и

постоянны и чтобы мы не возвращались к тем грехам, о прощении коих молились.

Если труды наши и тщание будут благоприятны Богу, то враги наши не возмогут

устоять против нас. Когда они увидят, что мы не повинуемся их воле, то

рассыпаются сами собою. “Да призовете, —

говорит Илия, — имена богов ваших, и

аз призову имя Господа Бога моего; и будет Бог, иже аще послушает огнем, той

есть Бог” (3 Цар. 18, 24). Хотя демоны и насевают в душах

наших семена зла, однако не могут привести оные в исполнение самым делом, когда

мы сего не хотим. Хотя бы они и всячески усиливались, но человек Божий не

слушает их, ибо отвращается от них сердцем своим, успокаивающимся в воле

Божией. “Да призовете, — говорит

он, — имена богов ваших, и аз

призову имя Господа Бога моего”, но их усилия были тщетны.

 

12. Сие написано в пользу нам, да последуем стопам

тех, которые, подвизаясь в добродетелях, достигли блаженства бессмертия,

которое сохранило их от всякой стрелы вражьей. Они прибегали к помощи Божией, и

в Ней полагали всю надежду свою, нисколько не уповая на свои подвиги. Божественный

покров был для них как город, обнесенный стенами. Зная свою немощь, что они без

помощи Божией ничего не могут совершить, со смирением повторяли слова Давидовы:

аще не Господь созиждет дом, всуе

трудишася зиждущии; аще не Господь сохранит град, всуе бде стрегий

(Пс. 126, 1). Когда Бог увидит, что ум человека вполне Ему предался

и, кроме Бога, не ожидает иной помощи, то укрепляет его, говоря: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Не бойся, сыне мой Иакове, рабе мой

Израилю, не бойся, яко избавих тя, прозвах тя именем твоим: Мой еси ты. И аще

преходиши сквозе воду, с тобою есмь, и реки не покрыют тя: и аще сквозе огнь

пройдеши, не сожжешися, и пламень не опалит тебе, яко Аз Господь Бог твой,

Святый Израилев, спасаяй тя” (Ис. 43, 1–3). Если ум ощутит помощь

сию, дерзает против врагов своих, говоря: Кто пряйся со мною; да

сопротивостанет мне купно. И кто судяйся со мною; да приближится ко мне. Се,

Господь поможет ми; кто озлобит мя; се, вси вы, яко риза обетшаете, и яко молие

изъяст вы (Ис.  50, 8–9). О, когда бы Бог сподобил нас обрестись в

числе тех, кои стяжали смиренномудрие и им сохранились невредимыми от всех

стрел вражьих благодатью Бога, Коего сила, слава и царство во веки веков.

Аминь.

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

name="_ftn1" title="">[1] В слав.

рук.: “не считай себя за нечто”.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn2" title="">[2] Притч. 12,

16 в слав. Библии читается так: “безумный абие исповесть гнев свой”.

 

 

 

 

 

name="_ftn3" title="">[3] В слав.

рук.: “О нихже совесть твоя боится другим ведети, да не претыкание даси в разуме”.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn4" title="">[4] В слав.

рук.: “вмещения не имут дуси, точию” и пр.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn5" title="">[5] В латин.

издан.: лености.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn6" title="">[6] В Библии

слав. сей текст читается так: “соодоле Ефрем соперника своего, попра суд: Египта

моляше и во Ассирианы отъидоша”.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn7" title="">[7] В лат. изд.

это место читается так: “являлся совершенным в любви”.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn8" title="">[8] Сие место

дополнено по слав. рукоп.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn9" title="">[9] В слав. пер.

прибавлено: “ибо злоба врагов обыкновенно примешивает к телесным подвигам

человекоугодие”.

 

 

 

 

 

name="_ftn10" title="">[10] В слав.

рук.: под горою.

xmlns:w="urn:schemas-microsoft-com:office:word"

xmlns="http://www.w3.org/TR/REC-html40">

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Преподобного и богоносного отца нашего

аввы Исаии, отшельника Египетского

духовно-нравственные слова

 

 

 

 

 

<SPAN

style='font-size:11.0pt;mso-bidi-font-size:10.0pt;font-family:"Times New Roman Cyr"'>Слово

28

На слова: “Внемли себе” (Тов. 4, 12)

style='font-size:11.0pt;mso-bidi-font-size:10.0pt;font-family:"Times New Roman";

mso-ansi-language:EN-US'>

 

 

 

 

 

1. Прилежно

href="#_ftn1" name="_ftnref1" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[1]

внимай себе и с великим благоговением размышляй о том, что Господь наш Иисус

Христос, будучи Богом, и имея неизреченную славу и величие, соделался человеком

ради нас и оставил нам образ, да

последуем стопам Его (1 Пет. 2, 21). Ибо <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>зрак раба приим… смирил Себе

(Флп. 2, 7–8), крайним, невыразимым образом, обнищал, претерпел от

многих поношения и укоризны, и как сказано: яко

овча на заколение ведеся, и яко агнец пред стригущим его безгласен, тако не

отверзает уст Своих. Во смирении Его суд Его взятся

(Ис. 53, 7–8), и Он подвергся за нас поноснейшей смерти. Почему и мы

ради Его заповеди, и за свои грехи должны терпеливо и равнодушно переносить,

если кто справедливо или несправедливо оскорбит нас или нанесет бесчестье. Если

кто преследует нас даже до смерти, будем вести себя, как агнцы, ведомые на заколение,

не сопротивляясь, не пререкая; напротив, в молчании и со смирением будем

молиться за врагов наших.

 

2. Тщательно внимай себе и почитай великим

приобретением и спасением души твоей то, если ты терпеливо перенесешь ради

Господа поношение, бесчестье и огорчение. Помышляй о том, что ты заслуживаешь

гораздо тягчайшие наказания за грехи свои. Считай то благодеянием, что ты удостоился

пострадать ради Бога, дабы из числа многих скорбей и поношений Господа твоего

ты, хотя некоторым образом, мог подражать самым унизительным поношениям, и

жесточайшим мучениям Его. И всякий раз, когда вспомнишь об оскорбляющих и

преследующих тебя, не жалуйся на них, но лучше помолись о них Богу, как о

виновниках величайших для тебя благ.

 

3. Прилежно внимай себе, чтобы ты удалялся желания

власти, чести, славы и похвалы, как язвы, смерти и погибели душевной, и как

вечной муки. Блюдись думать о себе, что значишь что-либо, или имеешь какую-либо

добродетель, или лучше других, или даже им равен. Совершенно отсекая всякое

малое похотение и пожелание плоти, ни с одним человеком, без крайней нужды, не

дозволяй себе свободного обращения; не касайся до чужого тела; ничего, даже

самомалейшего, не употребляй из пищи прежде определенного времени, дабы от

малых непристойных поступков постепенно не дойти до самых тяжких преступлений.

 

4. Прилежно внимай себе, чтобы ты искренне и от души

считал себя непотребнейшим из всех христиан и величайшим грешником и чтобы душа

твоя всегда была смиренна и пребывала в плаче и стенании. Всегда молчи как

недостойный и неопытный и никогда не произноси слов без нужды.

 

5. Прилежно внимай себе, и имей всегда пред очами

вечный оный огнь, бесконечные муки и страждущих там грешников, и считай себя

более в числе сих, нежели в числе живых.

 

6. Прилежно внимай себе и помышляй, что Господь наш

Иисус Христос за нас умер, и воскрес, и искупил нас Своею кровью, чтобы ты

более жил не для себя самого, но для Господа, умершего за нас и воскресшего

(2 Кор. 5, 15). Итак, представляй себе, что ты всегда находишься

пред очами Его, и блюди свое сердце.

 

7. Внимай себе прилежно, чтобы всегда с полной

готовностью и верой повиноваться воле Бога и Господа нашего Иисуса Христа, хотя

бы предлежала жизнь, или смерть, или какая скорбь. Всегда ожидай каких-либо

великих и страшных искушений, скорбей, бедствий и смерти, чтобы они не постигли

тебя неготовым.

 

8. Прилежно внимай себе, чтобы не помышлять ни о

каком деле, противном воле Божией, потому что Бог вездеприсущ. Во всех даже

самомалейших делах, то есть желаешь ли ты сказать что, или сделать, или

вступить с кем в какое-либо общение, или вкусить пищи, или пития, или уснуть,

или что другое сделать, прежде всего рассмотри, согласно ли то с волей Божией,

и взвесь побуждающую к тому причину, и таким образом приступай к оному, чтобы

дело твое было по Богу, и тогда будешь иметь великое дерзновение пред Ним.

 

9. Тщательно внимай себе, что если кто огорчит тебя

в чем-либо, (и вследствие сего) будешь раздражаться скорбью, или негодованием

на него, то (в это время) молчи, чтобы не сказать чего-либо неприличного,

доколе сердце твое не успокоится, и тогда-то с кротостью объяснись и примирись

с братом. Если будет нужда обличить в чем-либо брата и ты увидишь себя

подвигшимся на гнев и не владеющим собою, то отнюдь ничего не говори, дабы тебе

еще более не смутиться; но когда приметишь, что и ты и он находитесь в кротком

и мирном устроении, тогда говори не с укором или обличением, но со всяким

смирением объясни дело.

 

10. Тщательно внимай себе, чтобы не сомневаться в

том, что ежедневно предстоит тебе какое-либо искушение или со стороны смерти,

или скорби, или какого-либо великого бедствия. И если что из оных постигнет

тебя, переноси все это мужественно и без смущения, помышляя, что <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>многими скорбьми подобает нам внити во

Царствие Божие (Деян. 14, 22).

 

11. Тщательно внимай себе, чтобы ни в каком деле,

или слове, или помышлении не искать своей воли или покоя, но воли Божией, хотя

бы это дело требовало великого труда, ибо таким образом достигается Царствие

Небесное. Итак, предпочитай ее (Божию волю) всякой мудрости человеческой и

признавай оную полезнейшей всех человеческих разумений, ибо заповедь Божия есть

Жизнь Вечная. Взыскающии Господа не

лишатся всякаго блага (Пс. 33, 11).

 

12. Бдительно внимай себе, чтобы, представляя себя

всегда пред Богом, ничего не ожидать тебе ни от кого, но во всем с верою

надеяться на Него единого. Если ты имеешь нужду в какой-либо вещи, то моли

Бога, чтобы Он тебе даровал оную, если Ему будет угодно. Все, что имеешь,

считай полученным не от других людей, но от Бога и Ему воздавай благодарность.

Хотя бы ты имел в чем-либо крайний недостаток, не надейся на людей, не скорби,

не ропщи ни на кого, но переноси благодушно и несмущенно, так помышляя в себе:

“Хотя я за грехи свои заслуживаю многих бедствий, однако Бог, если восхощет,

может меня помиловать и даровать мне все необходимое. Если ты будешь иметь

такое расположение духа, то Бог пошлет тебе все потребное”.

 

13. Осторожно внимай себе, чтобы отнюдь тебе ничего

не принимать, не уверясь, что это, как приобретенное правдой, даруется тебе от

Бога. Таковое даяние принимай с миром, а о чем узнаешь, что оно приобретено

неправдой, или насилием, или обманом, или притворством, то отринь и отвергни. <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>Лучше частица малая со страхом Господним,

нежели сокровища велия без боязни (Притч. 15, 16).

 

14. Бдительно внимай себе, чтобы со всяким тщанием

хранить молчание, при коем с помощью Божиею удобнее ты можешь подвизаться и

преуспевать в добродетели. Если же откроется потребность говорить, рассмотри

прежде в себе, уважительна ли эта потребность; когда найдешь, что полезнее

говорить, нежели молчать, тогда отверзи уста свои со страхом Божиим и трепетом

и с поникшей головой произноси слова скромно и почтительно. Если с кем-либо

беседуешь, ради любви поговори немного и скорее замолчи. Если будешь спрошен, отвечай

столько, сколько потребует необходимость, а не более.

 

15. Бдительно внимай себе, чтобы сколько воздерживаешься

от блуда, столько же обуздывай пожелание очей, слуха, языка и осязания. Очи

твои устремляй только на рукоделие твое, а не на посторонние предметы, разве

потребует сего благословная нужда. Особенно остерегайся взирать на женщин или

красивых мужчин без крайней необходимости. Не слушай, что говорят о других. Уста

твои без нужды отнюдь ничего не должны произносить. Брат! Если эти наставления

ты найдешь полезными, то постарайся исполнить их самым делом, дабы Бог помог

тебе и защитил тебя в час искушения. Аминь.

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

name="_ftn1" title="">[1] В слав.

рук.: “с верою”.