Преподобного и богоносного отца нашего

аввы Исаии, отшельника Египетского

духовно-нравственные слова

 

style='font-size:14.0pt;mso-bidi-font-size:10.0pt;mso-ansi-language:EN-US'> 

 

style='font-size:14.0pt;mso-bidi-font-size:10.0pt;mso-ansi-language:EN-US'> 

 

<SPAN

style='font-size:11.0pt;mso-bidi-font-size:10.0pt;font-family:"Times New Roman Cyr";

mso-bidi-font-weight:bold'>Слово 3

Наставления новоначальным братиям

 

 

 

 

 

1. Первее всего для нас необходимо смиренномудрие,

чтобы быть всегда готовым при каждом слове, которое слышим, или деле отвечать:

“Прости”<SPAN

class=MsoFootnoteReference>[1],

ибо смиренномудрием разрушаются все козни вражии. Ни в каком случае не считай

себя за нечто, чтобы избежать смущения в помыслах твоих. Имей лицо, выражающее

скорбь, а в обращении с людьми посторонними — выражающее кротость; да

вселится в тебя страх Божий. Если отправишься в путь вместе с братиями, то

удаляйся несколько (от них), чтобы сохранять молчание, и, идя путем, не смотри

туда и сюда, но поучайся умом своим (полезному) или молись Богу в сердце своем.

Куда бы ты ни пришел, не будь дерзновен, а во всем будь скромен и стыдлив. На

предлагаемую тебе пищу простирай руку, как бы понуждаемый вкушать оную. Будучи

юн, не дерзай полагать руку на тело другого. Когда тебе нужно уснуть в каком-либо

месте, не покрывайся с другим одной одеждой; прежде нежели уснешь, излей (к

Богу) многие молитвы в сердце своем. Если ты изнемог от пути, и захочешь

помазаться немного маслом ради труда путного, то позволь себе помазать только

часть ног, стыдясь обнажить их; всего же тела не попускай мазать, разве в крайней

нужде или болезни. Когда находишься в своей келлии и придет к тебе странник, то

и ты окажи ему ту же услугу: помажь маслом ноги его и скажи ему с выражением

любви: “Брат! Возьми немного масла и помажь свое тело”. Если же он не захочет

принять сего спокойно, то не докучай ему. Когда же это будет опытный старец, то

убеди его, чтобы дозволил всего себя помазать. Будучи юн и сидя за трапезой

вместе с другим братом, не говори ему

href="#_ftn2" name="_ftnref2" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[2]:

“Ешь”, но вспоминай грехи твои, дабы не есть тебе с услаждением, и руку простирай

только к тому, что лежит пред тобою, а что лежит пред другим, к тому не

протягивай руки твоей. Ноги твои да будут покрыты одеждою. Колена твои да будут

сложены одно с другим. Если же вкушающие с тобой пищу будут странные, то с

тихим взором предложи им есть; и когда перестанут есть, скажи им во второй и третий

раз: “Окажите любовь — кушайте еще немного”. Во время трапезы не обращай

лица<SPAN

class=MsoFootnoteReference>[3]

твоего к ближнему, не смотри туда и сюда и не произноси пустых слов. Желая

что-либо взять, не простирай к тому руки, прежде нежели скажешь:

“Благословите!” Когда пьешь воду, не допускай гортани твоей издавать звук, как

это обыкновенно делают простые люди. Если в собрании братий обеспокоит тебя

мокрота от кашля, то не извергай ее пред ними, но, востав, извергни оную вне. В

присутствии других не простирай (членов) тела твоего (неприлично). Если

понуждает тебя зевота, то не отверзай уст своих, и она (скоро) пройдет. Также

не отверзай уст своих и для смеха, ибо это есть признак рассеянной и нерадивой

души<SPAN

class=MsoFootnoteReference>[4].

Если увидишь у ближнего своего одежду, или пояс, или куколь, или что-либо другое,

то не пожелай чего-либо из оных и не устраивай для себя подобных вещей,

исполняя свое похотение. Если приобретешь себе книгу, то не заботься об украшении

ее, ибо и это есть страсть

name="_ftnref5" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[5].

 

2. Если в каком-либо случае сделаешь погрешность, не

прикрывай сего ложью от стыда, но с поклоном проси прощения (у кого должно), и

погрешность твоя простится тебе. Если кто скажет тебе жестокое слово, не

попусти сердцу твоему вознестись над ним но скорее старайся сделать ему поклон

(испрашивая прощения), прежде нежели воздвигнется страсть (гнева) в душе твоей,

ибо гнев возбуждается негодованием. Если в какой-либо вещи справедливо или

несправедливо будешь укорен кем-либо, то не смущайся сим, но проси прощения, говоря:

“Прости меня, впредь не буду так делать”. Все это ведет новоначальных к успеху

(в духовной жизни). Если дано тебе какое-либо рукоделие, не презирай оного, а

занимайся им со страхом Божиим, чтобы и сим не согрешить по неведению. Обучаешься

ли какому рукоделию, советуйся с показывающим тебе и не стыдись часто вопрошать

его, говоря: “Окажи любовь, посмотри, хорошо ли я делаю или нет”. Если позовет

тебя брат твой в то время, когда ты занят своим рукоделием, поспеши узнать,

чего он желает, и, оставив свое дело, помоги ему. Встав из-за стола по вкушении

пищи, иди в келлию и исполняй обязанность свою

href="#_ftn6" name="_ftnref6" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[6],

а не садись для беседы с теми, от которых не получаешь пользы. Если же старцы

начнут беседу из слова Божия, то спроси твоего авву, как тебе поступить (в сем

случае), слушать ли их беседу или идти в келлию. И как тебе он скажет, так и

сделай. Если он (авва твой) пошлет тебя за каким-либо делом (вне монастыря), то

спроси его, где велит тебе остановиться и что для него нужно там сделать, и

какое даст тебе повеление, старайся в точности оное исполнить, не более, не

менее приказанного. По возвращении твоем никому не рассказывай того, что

услышишь вне монастыря, и сам не удерживай оного в памяти. Если будешь хранить

уши твои, то не согрешишь языком твоим. Если пожелаешь чего-либо, а брат, с

которым живешь, не захочет сего, то отсеки пред ним волю, чтобы не возникло

между вами спора и брат не оскорбился на тебя.

 

3. Согласившись жить вместе с каким-либо братом,

будь как пришлец, и не делай ему повеления ни в каком случае, и не желай быть

старшим над ним. Если же будешь жить с несколькими братиями, то не желай

равняться с ними в слове

name="_ftnref7" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[7].

И когда они поручат тебе дело, которого не хочется тебе делать, борись со своей

волей, пока не совершишь оное, дабы не оскорбить их, и, вместе с тем, не погубить

твоей обычной покорности, и не нарушить их мирного сожития. Если брат, с

которым ты живешь, скажет тебе, чтобы ты сварил для него нечто, спроси его, чего

он хочет. Когда же он оставит это на твою волю, то приготовь для него потребное

со страхом Божиим

title="">[8]. Если живут

несколько братий вместе и предлежит какое-либо дело, то со всеми и ты делай

оное и не щади своего тела, чтобы не возмутить совести других. Ежедневно утром,

когда встанешь от сна, прежде нежели возьмешься за рукоделие, поучайся в слове

Божием. Потом, когда начнешь делать что-либо из необходимых вещей, кошницу<A

style='mso-footnote-id:ftn9' href="#_ftn9" name="_ftnref9" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[9],

или сосуд, или что другое, делай это со тщанием и без лености. Если случится

тебе делать вещь, которая приносит прибыль, то прими в общение с собою и брата

твоего и не будь в этом завистлив. Если же дело будет маловажное и один другому

скажет: “Иди, брат, делай свое дело, а это я один сделаю”, послушайся его, ибо

тот есть больший, кто послушает (другого). Если придет к тебе странник, прими

его с веселым лицом и приветствием и с радостью сам сними с него дорожную ношу.

Потом, когда пойдет от тебя, сделай то же. Приветствие твое да будет с кротостью

и со страхом Божиим, дабы не причинить ему соблазна (или смущения). Остерегайся

спрашивать его о вещах бесполезных для тебя, а лучше попроси его помолиться. И

когда он сядет, спроси его: “Как ты пребываешь?” И после сего более уже ни о

чем не спрашивай, а предложи ему книгу для чтения. Если же он изнемог от пути,

омой ему ноги и успокой его. Если же начнет он произносить слова неприличные,

останови его и скажи ему с любовью: “Прости меня, я немощен и не могу сего

вместить”. Если странник будет нищий и одеяние на нем грязное, то вымой оное.

Если он будет очень прост (малоспособен), и одежды имеет раздранные, то сшей

оные<SPAN

class=MsoFootnoteReference>[10].

Если же это будет праздношатающийся и бродяга, а у тебя случатся люди верные,

то не вводи его к ним, но окажи ему милость ради любви Божией. Когда же брат

Бога ради придет к тебе и захочет отдохнуть у тебя, не отврати лица твоего от

него, но прими его с радостью вместе с верными, пришедшими к тебе. Если он беден,

то не отпускай его без какого-либо даяния, а удели ему нечто из того

благословения, которое послал тебе Бог, и тем покажи, что все, что ты

имеешь, — не твое, но дары Божии. Если брат положит какую-либо вещь у

тебя, то не открывай без него, чтобы узнать, что это такое. Если вещь будет

дорогой цены, то скажи ему, чтобы он отдал ее прямо в твои руки (для соблюдения).

 

4. Если ты во время странствования остановишься у

кого-нибудь в доме, а он отлучится и оставит тебя одного, то не поднимай очей

твоих, чтобы осмотреть находящиеся у него сосуды и домашнюю рухлядь, и не

дерзай открыть окно, или какой-нибудь сосуд, или книгу, а попроси его, когда он

будет выходить, чтобы дал тебе какое-либо дело; и если даст, то делай оное со

тщанием. Чего сам не видал и верно не знаешь, того не хвали и не выдавай за

верное, о чем только слышал. Никого не презирай за неприличные поступки. Если

выйдешь ради необходимой потребности, (и тогда) не неради о себе, а помни, что

Бог взирает на тебя. Если в келлии своей станешь на молитвенное правило, то не

твори сего дела Божия с небрежением, дабы, вместо благоугождения Богу, не

прогневать Его, но стой со страхом Божиим, не приклоняйся к стене и не

переставляй ног своих, стоя на одной и делая облегчение другой, как делают это

неразумные. Удерживай сердце твое, чтобы оно не блуждало в хотениях своих, да

благоприятна будет Богу жертва молитвы твоей. Если совершаете псалмопение друг

с другом, то каждый по чреде должен читать свои молитвы. Если же случится у вас

странный брат, то попросите его с любовью, чтобы и он совершил часть

молитвословия; скажите ему о сем дважды и трижды, только без спора. В час

приношения (Бескровной Жертвы) сопротивляйся помыслам твоим и чувствам твоим<A

style='mso-footnote-id:ftn11' href="#_ftn11" name="_ftnref11" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[11],

чтобы стоять со страхом Божиим, и достойно причаститься Святых Таин, и<SPAN

style="mso-spacerun: yes">  чрез сие получить от Господа исцеление.

Смотри не оставляй тела своего в небрежении и неопрятности ради тщеславия. Кто

же юн, тот пусть оставит тело свое во всяком безобразии, ибо это ему полезно.

Юный да не носит красивой одежды, пока не достигнет возраста мужа, ибо это для

него послужит врачевством. Вина да не употребляет он более трех чаш<A

style='mso-footnote-id:ftn12' href="#_ftn12" name="_ftnref12" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[12]

и то по требованию крайней нужды. При смехе никогда не обнажай зубов своих.

Лицо твое да будет обращено вниз от стыдливости. Желая уснуть, да будешь

опоясан поясом своим и да приучишь руки свои к тому, чтобы они не касались

наготы тела, ибо тело имеет многие страсти, которые оно сообщает душе. Сандалии

(башмаки) пусть носит только в дороге и то в нужде, а не в келлии<A

style='mso-footnote-id:ftn13' href="#_ftn13" name="_ftnref13" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[13].

Когда идешь, руки должен держать сложенными близ пояса и не размахивать ими, по

обычаю людей небрежных. Если идешь со старшими, то отнюдь не упреждай их. Если

старший остановится и вступит с кем в разговор, то храни должное уважение и не

садись, но стой, доколе он не скажет тебе, что должно делать. Если пойдешь в

город или селение (ради нужды), то держи очи свои опущенными вниз, чтобы чрез

них не получить тебе повода к брани в келлии твоей. Во время путешествия не

ночуй в том доме, где сердце твое ощущает опасность впасть в грех. Если в

каком-либо доме пригласят тебя вкусить пищи, а ты узнаешь, что тут же будет женщина,

то не оставайся там ни под каким предлогом. Ибо лучше огорчить (отказом)

пригласившего тебя, нежели сокровенно прелюбодействовать в сердце своем; и если

можно, удержись и от того, чтобы даже не смотреть на одежды женские. Если во

время пути женщина скажет: “Мир тебе!”, отвечай ей на сие в сердце твоем, но глазами

не смотри на нее. Если идешь в пути со старцем, то никак не допусти его нести

ношу, какая будет у вас. Если же вы равные, то несите ее попеременно, но так,

чтобы несущий шел всегда впереди.

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

name="_ftn1" title="">[1] Слово:

прости взято из слав. рукоп.: в латин. издании гал. в этом месте смысл не

окончен.

 

 

 

 

 

name="_ftn2" title="">[2] В изд. гал.

душе своей.

 

 

 

 

 

name="_ftn3" title="">[3] В изд. гал.:

взоров твоих.

 

 

 

 

 

name="_ftn4" title="">[4] В слав.

рук.: это есть бесстрашие.

 

 

 

 

 

name="_ftn5" title="">[5] В изд. гал.

прибавлено: ребяческая.

 

 

 

 

 

name="_ftn6" title="">[6] В слав.

рукописи: службы твоя, т. е. молитвенное правило и прочие дела твои.

 

 

 

 

 

name="_ftn7" title="">[7] В изд.

галлан. это место читается так: “не вмешивайся в беседы тех, с коими ты живешь,

как бы им равный и сотоварищ”.

 

 

 

 

 

name="_ftn8" title="">[8] Здесь сделано

дополнение по слав. рукописи.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn9" title="">[9] В слав.

рукописи: “рогозину”.

 

 

 

 

 

name="_ftn10" title="">[10] Сие

дополнение сделано применительно к слав. пер.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn11" title="">[11] В латин.

изд. это место читается так: “дабы сохранив чувства свои в любви Божией, достойно

причаститься…”

 

 

 

 

 

 

name="_ftn12" title="">[12] Вино

виноградное составляет существенную потребность в жарком климате, особенно при

употреблении суровой пищи, и там пьют оное в довольном количестве; но в климате

умеренном, в коем находится большая часть России, употребление вина должно быть

гораздо умереннее.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn13" title="">[13] Таков был

обычай египетских монахов, зависящий от климата, как рассуждает очевидец,

преподобный Кассиан.

 

 

 

 

Преподобного и богоносного отца нашего

аввы Исаии, отшельника Египетского

духовно-нравственные слова

 

 

 

 

 

<SPAN

style='font-size:11.0pt;mso-bidi-font-size:10.0pt;font-family:"Times New Roman Cyr"'>Слово

25

О бесстрастии

 

 

 

style='mso-ansi-language:EN-US;mso-bidi-font-weight:bold'> 

 

На пути добродетелей есть

падения, есть враги, есть изменение, есть изобилие, есть умеренность, есть

бесплодие, есть печаль, есть радость, есть болезнование сердечное, есть

утеснение, есть покой, есть преуспеяние, есть понуждение. Ибо мы идем по пути,

доколе не достигнем покоя. Бесстрастие же чуждо всего помянутого и не имеет ни

в чем недостатка: оно в Боге, и Бог в нем. Бесстрастие не имеет врагов, не

боится падения, чуждо неверия, безопасно от возмущений, не имеет пожелания

какой-либо вещи. Наконец, велики и бесчисленны оного (бесстрастия) дарования.

Далеко отстоит от него тот, кто борется с какой-либо страстью. Оно есть та

любовь, которую Господь Иисус учил всех иметь. Некоторые неопытные думают, что

они достигли бесстрастия, между тем как доселе уязвляются страстями в душе,

тело их не совсем очищено от оных, и весьма далеки от добродетели. Умоляю вас,

простите меня ради Бога, Коему слава во веки веков. Аминь.<SPAN

lang=EN-US style='mso-ansi-language:EN-US'>

О болезнях душевных

 

 

 

 

 

1. Прилично и мне с пророком

Исаией взывать: “Терпех яко рождающая,

(дондеже) истреблю и изсушу (их) вкупе” (Ис. 42, 14). Если ты

познал себя, если течет в тебе источник Святого Духа, то это служит верным

знамением, что враги твои рассеяны и погибли. “Не зде, или: онде Царствие Божие, — говорит Спаситель, —

но внутрь вас есть”

(Лк. 17, 21). Есть такие, которые говорят о Царствии Божием, но не

творят дел Царствия. Есть и такие, которые творят (дела Царствия Божия), но без

должного ведения и рассуждения. Весьма же мало таких, внутри коих есть Царствие

Божие, как говорит Спаситель. На сих нисходит Дух Святой; на сих исполняется

слово евангелиста Иоанна: даде им область

чадом Божиим быти, верующим во имя Его, иже не от крове, ни от похоти плотския,

ни от похоти мужеския, но от Бога родишася (Ин. 1, 12–13).

Таковые свободны от той болезни, которая постигла Еву: в болезнех родиши чада (Быт. 3, 16). Таковые не подлежат

тому горькому изречению, которое произнесено к Адаму: проклята земля в делех твоих (Быт. 3, 17); таковые

приемлют благодать, какую обрела (Преблагословенная) Мария: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>Дух Святый найдет на Тя, и сила Вышняго

осенит Тя (Лк. 1, 35). Ибо как скорби прежде постигли Еву и

потомство ее даже до сего дня, так после радость исполнила Деву Марию и всех

благочестивых христиан исполняет доселе. Как из худых своих помыслов мы познали

себя чадами Евы и проклятие, падшее на нее, мы ощутили на себе, так должны

познать, что мы сделались сынами Божиими, из благих помышлений Святого Духа и

язв Христовых, если они действительно находятся в нашем теле. Ибо так сказано у

Апостола: “Или не знаете себе, яко Иисус

Христос в вас есть; разве точию чим неискусни есте”

(2 Кор. 13, 5). Когда же мы носили образ перстного (Адама), то

познавали себя сынами его из действий злых помыслов, в нас живущих, которые

составляют недуги души (т. е. страсти); те же, которые носят образ

небесного, познают из действий Святого Духа, в них живущего, что они сыны

Божии. Исаия взывает: “Страха ради

Твоего, Господи, во чреве прияхом и поболехом и родихом дух спасения”

(Ис. 26, 18). И написано у Екклесиаста: путь духа, яко же кости во чреве раждающия (Еккл. 11, 5).

Как Святая Дева носила во чреве своем Сына Божия, так и приемлющие благодать

Святого Духа зачинают и носят его в сердцах своих, по слову Апостола: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Да даст вам (Бог)… силою утвердитися Духом Его во внутреннем человеце, вселитися Христу

верою в сердца ваша: в любви вкоренени и основани, да возможете разумети со

всеми святыми” (Еф. 3, 16–18). И: “Имамы же сокровище сие в скудельных сосудех, да премножество силы

будет Божия, а не от нас” (2 Кор. 4, 7). Итак, если ты

достиг исполнения сего слова: в той же

образ преобразуемся от славы в славу (2 Кор. 3, 18); <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>мир Божий да водворяется в сердцах ваших

(Колос. 3, 15); Христос в вас

(Рим. 8, 10); яко из тмы свету

возсияти, иже возсия в сердцах наших, к

просвещению разума славы Божия (2 Кор. 4, 6); если

исполнилось на тебе оное слово: да будут

чресла ваша препоясана, и светильницы горящии; и вы подобни человеком чающим Господа своего, когда возвратится от брака

(Лк. 12, 35–36), да не заградятся уста твоя, не имея что отвечать

пред святыми! Если ты, подобно мудрым девам,

имеешь елей в сосуде своем, чтобы встретить Жениха и не быть оставленным

вне чертога; если ты знаешь, что твои душа и тело соединены так, чтобы ты мог

явиться без всякого порока в День Господа нашего Иисуса Христа; если совесть

тебя уже не обличает и не осуждает; если ты сделался младенцем, по слову

Спасителя: “Оставите детей и не

возбраняйте им приити ко Мне: таковых бо есть Царство Небесное”

(Мф. 19, 14), поистине душа твоя сделалась Его невестою; уже отселе

Дух Святой почивает в тебе, когда ты находишься еще в теле. Если же ты не

таков, то ожидай скорби и горького стенания, ибо стыд и бесчестье покроют тебя

в присутствии святых. Как дева, вставая рано утром, ежедневно заботится только

о том; чтобы украсить себя для жениха своего; глядясь в зеркало, она тщательно

рассматривает себя, нет ли на лице ее какого-либо пятна, могущего произвести в

женихе отвращение, так и святые с великим попечением и тщанием ежедневно

испытывают дела свои, слова и помыслы, чтобы не нашлось в них чего-либо

неугодного Небесному Жениху. Брат! Употреби с разумом всякий труд, телесный и

душевный, чтобы наследовать оную вечную радость, которой редкие обретаются

достойными. Это суть те, которые очистили души и чувства свои духовным мечом от

всякой скверны страстей (Еф. 4, 17). Да поможет Бог немощи нашей обрестись

в лике святых Его благодатью Господа нашего Иисуса Христа. Аминь.<SPAN

lang=EN-US style='mso-ansi-language:EN-US'>

О ветвях зла

 

 

 

1. Надобно сказать о ветвях зла для того, чтобы

человек познал, что значит страсть и что отлучает его от Бога, чтобы он

испрашивал помощи Божией против каждой страсти и, подкрепляемый Божественною

силою, возмог победить оные и изгнать из себя. Страсти суть язвы души,

отлучающие оную от Бога. Блажен тот, кто очистился от них. Таковой, как

словесная овча приносится в жертву, благоприятную Богу, и услышит оный

радостный глас Господа: “Добре, рабе благий и верный, о мале был еси верен, над

многими тя поставлю: вниди в радость Господа твоего” (Мф. 25, 21).

Те, которые хотят исполнять плотские похотения и не заботятся врачевать себя святым

покаянием, чтобы быть чистыми и святыми, (те) окажутся в час нужды обнаженными,

не имеющими ризы добродетелей и ввергнутся во тьму кромешную, где находится

диавол, облеченный в одежду страстей, каковы суть: блуд, похоть, сребролюбие,

уныние, злословие, гнев, вражда, тщеславие и гордость. Сии суть ветви зла; есть

и еще много подобных им, как-то: невоздержание, украшение тела, рассеянность,

леность, смехотворные слова, бесстыдство, роскошь, попрание совести, небрежение

о суде Божием, зависть, ложь, человекоугодие, лжесвидетельство, ложное уверение

в знании, дерзкое присвоение себе учительства, желание прибыли, малодушие,

нетерпение, ненависть к ближнему; когда кто не укоряет самого себя, любит

человеческую славу; когда изыскивает роскошные яства; когда исполняет похотения

тела сердцем, подает повод к соблазну, хвалится своим разумом, спорит и препирается;

когда следует собственной воле, почитает себя добрым и мудрым; когда почитает

брата своего грешным или безумным и уничижает его.

 

2. Сии ветви зла растут и усиливаются в бедной и

несчастной душе, доколе не отлучат ее от Бога. Это те тягчайшие бремена, коим

Адам подклонил хребет, когда вкусил от запрещенного древа. Это те недуги, о

коих сказано: сей грехи наша носит, и о

нас болезнует (Ис. 53, 4); их-то Господь наш Иисус Христос

умертвил на кресте. Это мехи ветхие, в кои не вливают вина нового. Это те

пелены, коими связан был Лазарь. Это те демоны, коих Христос послал в стадо свиней.

Это ветхий человек, коего совлещись заповедует Апостол, когда говорит: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>плоть и кровь царствия Божия наследити не

могут (1 Кор. 15, 50). И еще: аще бо по плоти живете, имате умрети (Рим. 8, 13). Это

суть те волчцы и терния, кои произрастила земля Адаму, когда он изгнан был из

Рая. Христово же иго благо и бремя легко

есть (Мф. 11, 30). Безгневие, чистота, кротость, благость,

духовная радость, воздержание от всех страстей, любовь ко всем, святое

рассуждение, непоколебимая вера, терпение скорбей, отлучение от мира, желание

исшествия из тела и соединения с Господом Иисусом Христом — вот те легкие

бремена, которые Господь нам повелел носить. Это тот путь, для совершения

которого святые перенесли столько трудов и скорбей. Сего никто не может

достигнуть, если не совлечется ветхого человека, не освободится от страстей и не

стяжет любви, ибо любовь (к Богу) освобождает человека от всех забот и

попечений.

 

3. Невозможно также, чтобы любовь (Божия) в нас

обитала, доколе любим что-либо мирское. “Не

можете, — говорит Апостол, — трапезе

Господней причащатися, и трапезе бесовстей” (1 Кор. 10, 21).

И Исаия сказал: “Кто возвестит вам место

вечное? Ходяй в правде, глаголяй правый путь, ненавидяй беззакония и неправды и

руце оттрясаяй от даров; отягчаваяй уши, да не услышит суда крове; смежаяй очи,

да не узрит неправды — сей вселится в высоце пещере камене крепкаго; хлеб

ему дастся и вода его верна” (Ис. 33, 14–16). Видишь ли, какими

почестями и наградами Господь ущедряет тех, кои в сем кратком поприще жизни

подвизаются мужественно и чрез терпение скорбей и умерщвление тела свергают с себя

бремя мира сего. Видишь ли, как Бог помогает в трудах тем, кои отсекают

собственную волю и изгоняют все страсти, потому что они свою волю покорили воле

Божией. Напротив, те, которые следуют своей воле, хотя и начинают духом, но

поелику желают исполнять свои хотения, то и не могут противостать врагам, но

оканчивают (начатое) плотью, и погубляют труды свои. Посему укоряет их пророк

Иеремия, говоря: проклят (человек) творяй

дело Господне с небрежением (Иер. 48, 10). Видишь, каким образом

Бог не оказывает помощи тем, которые хотя предали себя на служение Ему, однако

работают и своим страстям; (таковых Бог) оставляет и предает их в руки врагов;

и они, вместо чести, которой ищут у людей, впадают в бесчестье и поношение, ибо

не противоборствовали врагам (должным образом) и чрез сие не получили помощи

Божией к побеждению оных. Подлинно, как и все Писание свидетельствует, что Бог

тогда только внемлет человеку, когда сей молит и просит Его, пребывая в труде и

удручении тела

title="">[1]. Посему

приступим к Его милосердию со всей ревностью, со слезами и злостраданием тела,

покоряясь всем людям Господа ради, смиряясь пред братиями нашими, как

мудрейшими нас, не воздавая никому злом за зло, ни о ком не помышляя с худой

стороны в сердце нашем, но имея со всеми едино сердце и едину душу.

 

4. Что же касается вещей, необходимых для

тела, — не будем употреблять сих слов: “Это мое”. Тщательно будем хранить

сердце свое и наблюдать, куда оно стремится, дабы не помышлять о чем-либо

срамном и нечистом. Будем удерживать тело от насыщения, чтобы в нем не

возбудились его страсти, чтобы тело покорилось душе, а душа уму; чтобы чрез сие

душа могла соделаться чистой невестой, не имеющей никакого порока, и могла

призывать своего жениха: “Да снидет брат

мой в вертоград свой и да яст плод овощий своих” (Песн. 5, 1).

Братия! Будем прилежать со всем усердием и тщанием к тому, чтобы получить сие

дерзновение и услышать от Него сии слова: “Хощу,

да идеже есмь Аз, и тии будут со Мною; Аз в них и ты во Мне… и возлюбил еси их,

якоже Мене возюбил еси Отец” (Ин. 17, 24, 23). Святая,

Единосущная и Безначальная Троица да явит нам милосердие Свое и да обрящем

прощение и отпущение грехов со всеми святыми в День Суда. Ибо Ее есть слава и

власть во веки веков. Аминь.<SPAN

lang=EN-US style='mso-ansi-language:EN-US'>

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

name="_ftn1" title="">[1] Сие место

дополнено по слав. рукоп.

О вине

 

 

 

Таинство вина, по отношению к естеству

человеческому, так понимается. Мы должны сохранять сердце наше непорочным во

всякой святыне, если желаем, чтобы Бог обитал в нем с веселием. Бочка, если не

будет вся хорошо вымазана смолою и имеет хотя малые скважины, вина содержать не

может; так и сердце, если не будет ограждено смирением и целомудрием и не будет

чуждо других пороков, не может быть жилищем Божиим, ибо невозможно вместе

служить Богу и страстям.

 

Будем тщательно остерегаться, чтобы не было в сердце

нашем вражды и ненависти, ибо оные удаляют человека от истинного покаяния и

благоугождения Богу. В вине первоначально бывает брожение, так и в юности. В

вине мало-помалу укрощается брожение, и потом оно устаивается, когда кладется в

него закваска; так и юношеский возраст по времени укрощается и приобретает

твердость и постоянство, когда оный, оставляя свою волю, окормляется учением

отцов и повинуется их наставлениям. Вино, прежде нежели устоится, не вносится в

келлию для употребления; так не допускается в общество других тот, коего постоянство

не испытано различными средствами. Если вино оставлено будет с виноградными выжимками,

то окисает; так и юный (инок), если начнет обращаться с родственниками по плоти

или с противомыслящими, удобно нарушает заповеди, преданные отцами, и повреждает

добрую нравственность. Вино портится, если не будет сокрыто в местах глубоких и

подземных; так и все труды юношества суетны, если не охраняются смирением.

Вино, которое часто трогают и отведывают, портится; так и человек, который

обнаруживает дела свои, погубляет труд свой тщеславием. Если отверстие бочки

остается открытым, то в оное набираются мошки или комары и портят вино;

подобным и для души бывает вред от многословия, от разговоров смехотворных и

пустых. Вино, выставленное на ветер, теряет свою доброту; так и гордость

погубляет весь труд человека. Вино устаивается и получает крепость, будучи

сокрыто в месте для сего приличном; так и тот, кто возделывает добродетель,

должен пребывать в безмолвии, не считая себя за нечто ни в каком случае.

 

2. Все сие наблюдается относительно вина, дабы оно

могло нравиться хозяину своему; все сие должен соблюдать по отношению к

духовной жизни каждый желающий благоугодить Богу. Далее, как нельзя

удостовериться в доброте вина, каково оно, если не почерпнут и не отведают прежде

оного, так и человек не должен доверять самому себе, но пребывать в страхе

Божием, доколе не предстанет пред Богом, Который оценит все дела его. Когда в

бочке находится хотя малая скважина, то вино вытекает, прежде нежели господин о

том узнает, если он небрежен; так и пренебрежение самой малой по-видимому вещи

или обстоятельства погубляет плод нерадивого человека. Итак, братия, тщательно

будем блюстись от всего, что может вредить нам, чтобы Бог излил на нас Свою

милость и благодать в день Суда; а это Господь исполнит непременно, если

сохраним Его заповеди по мере слабых сил наших. Но, Господи, Тебе принадлежат

всемогущество, и милосердие, и помощь, и покров, и прощение, и долготерпение!

Ибо кто я, исполненный зол, от коих Ты меня освободил? Я ничего не имею, чем бы

мог Тебе воздать. Грешник я, недостойный ни единого из Твоих дарований. Ты

исхитил меня из рук врагов моих, Ты Господь мой и Бог мой. Тебе принадлежит

слава, милосердие, защита, помощь и Царство во веки веков. Аминь.

 

23

О делах нового человека

 

 

 

 

 

1. Возлюбленные братия! Тремя вещами отличаются

евреи от других народов: обрезанием, пасхою и субботою. Ибо так написано в

книге бытия: “Младенец осми дней

обрежется вам… домочадец, и купленый. Необрезаный же погубится от рода своего:

яко завет Мой разори” (Быт. 17, 12, 14). Первым был обрезан

Авраам. Чрез сие дан был образ древним относительно нового человека, свойства

которого Господь Иисус явил в Святом Своем Теле. О сем и Апостол говорил: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“О немже и обрезани бысте обрезанием

нерукотворенным, в совлечении тела греховного плоти в обрезании Христове,

спогребшеся Ему крещением, в Немже и совостасте верою действия Бога”

(Кол. 2, 11–12). И еще: “Отложити

вам, по первому житию, ветхаго человека, тлеющаго в похотех прелестных,

обновлятися же духом ума вашего и облещися в новаго человека; созданнаго по

Богу в правде и в преподобии истины” (Еф. 4, 22–24). И еще: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Да от грех избывше, правдою поживем”

(1 Пет. 2, 24). Это говорится об обрезании (духовном), и кто

сего не соблюдет, тот не обрезан, тот не истинный христианин<A

style='mso-footnote-id:ftn1' href="#_ftn1" name="_ftnref1" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[1],

потому что он попрал тот завет, который Господь Иисус освятил Святой Своею

Кровью.

 

2. Теперь должно сказать о святой пасхе, о коей Бог

так говорит Моисею: “Сей закон пасхи:

всяк иноплеменник да не яст от нея: и всякаго раба или купленаго обрежеши его,

и тогда да яст от нея. Пришлец или наемник да не яст от нея. В дому единем да

снестся” (Исх. 12, 43–46). Чресла

ваша препоясана, и сапози ваши на ногах ваших, и жезлы ваши в руках ваших

(Ис. 12, 11). Пасха снедается не иначе, как с опресноками, и горьким

зелием, и мясом печенным на огне. Не сказал: “Препояшьтесь по чреслам вашим”,

дабы кто не подумал, что дело идет о поясе, но “Чресла ваша препоясана да будут”, чтобы мы это разумели по

отношению к целомудрию и чистоте. Сапоги же означают то, чтобы мы были готовы с

поспешностию избегать всего, что уязвляет и оскверняет совесть и отвлекает ум

от свойственного ему созерцания во святыне. Жезлом означается надежда и мужество

стремящихся в землю обетованную. Таковы суть соблюдающие (духовно) субботу.

Кровь агнца знаменует кровь Господа нашего Иисуса Христа, Который, соделавшись

человеком, пришел к нам, чтобы вести сынов (духовного) Израиля в обещанное

наследие Неба. Входят сюда те, кои приготовили себя как должно и имеют

знамение, явственно напечатленное на душах их. Кисть иссопная означает

злострадание. Ибо повелено снедать пасху с горьким зелием. Брат! Тщательно

рассмотри себя, обрезан ли ты и окропил ли ты двери дома твоего кровью

непорочного Агнца. Уклоняешься ли ты от всякого земного помысла? Устроил ли ты

самого себя так, чтобы без страха тебе войти в землю обетованную?

 

3. За сим должно сказать о субботе, которая

собственно относится к тем, кои удостоились истинного обрезания, вкусили святой

пасхи, как мы сказали, и, освободившись от египтян, увидели всех их потонувшими

в Чермном море, и успокоились от горького их рабства. Шесть дней делай… в день же седмый, суббота Господу Богу твоему

(Исх. 20, 9–10). Всяк, иже

сотворит в ню дело, потребится душа та (Исх. 31, 14). Господь наш

Иисус Христос Сам соблюл истинную субботу и научил своих последователей, каким

образом должно соблюдать оную. В пяток Он взошел на крест и (своим примером)

прежде восшествия на оный показал приготовление к нему, перенесши все бесчестья

и поношения, не отмщевая за оные и ни в чем не давая себе послабления, пока в

Нем было дыхание, так что когда Он сказал: “Жажду”, поднесли Ему губу,

напоенную оцтом; вкусив оного, сказал: совершишася.

И преклонь главу, предаде дух (Ин. 19, 30). И положили Его во

гроб, как истинно соблюдающего субботу. Ибо Господь Иисус почил в седьмой день

и благословил его, потому что успокоился от всех дел Своих, коими Он упразднил

немощи человеческие. “Вшедый бо в покой

Его, — говорит Апостол, — и

той почи от дел своих, якоже от Своих Бог” (Евр. 4, 10). Вот

истинная суббота, кто не соблюдает ее, тот не христианин. Ибо Иеремия, оплакивая

народ израильский и говорит: “Не носите

бремен в день суббот, и не исходите враты Иерусалима, и не износите бремен из

домов ваших в день субботный” (Иер. 17, 21–22).

 

4. Увы мне бедному! Ибо я не сохраняю сих святых

заповедей и ношу тяжкие бремена в день субботний. И если я умер со Христом, и

спогребся, и субботствовал, то какие это тяжкие бремена ношу? Тяжелое бремя

есть гнев, ревность не по разуму, ненависть, тщеславие, зависть, укорение,

злословие, раздражительность, гордость, дерзость, самомнение, спорливость,

самолюбие, зависть. Это душевные бремена; телесные же суть: чревоугодие,

излишнее попечение о теле, наслаждение, похоть, расслабление сердца. Все сии и

прочие подобные сим страсти Господь упразднил в теле святых, умертвив оные в

Святом Своем Теле, как утверждает Апостол, убив

вражду крестом в себе самом (Еф. 2, 14–16). Итак, всякий, кто

несет тяжелые бремена грехов, нарушает субботу, не есть истинный израильтянин,

но обольщает сам себя. Он носит только имя и ничего не получит от Господа

Иисуса, Коего отрицается делами, воскрешая то, что Он умертвил, и соделывая то,

что Он предал погребению. Явно, что таковой не истинный иудей, но ложный, не

обрезан и не хранит субботы. И потому когда Господь Иисус придет в славе Своей,

то введет в Вечное Свое Царство одних только сынов Израиля, то есть одних

истинных христиан, обрезанных обрезанием не рукотворенным, но духовным, которых

Он избрал из всех народов. “Ослепление, —

говорит Апостол, — от части

Израилеви бысть, дондеже исполнение языков внидет” (Рим. 11, 25).

И еще: “Елицы правилом сим жительствуют,

мир на них и милость, и на Израили Божии” (Гал. 6, 16). Видишь ли,

что израильтяне Божии суть те, кои имеют обрезание сердца и сохраняют субботу,

то есть упразднили себя от греха. Тот же Апостол говорит: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Не бо иже яве, Иудей есть, ни еже яве во

плоти, обрезание: но иже в тайне Иудей, и обрезание сердца духом, а не писанием”

(Римл. 2, 28–29).

 

5. Братия! Будем внимательны к самим себе. Доколе

будем без пользы трудиться, погубляя труд свой нерадением? Доколе будем

повиноваться врагу, который в нас живет, и увлекает нас ежедневно к порокам,

отклоняя от добродетели, и не дает нам возвести очей для созерцания Света

Божественного. Испытай себя, бедный, ты, который крестился во Христа и в смерть

Его! Помысли, какую смерть Он подъял за тебя, а ты следуешь ли стопам Его?

Покажи мне свои нравы

name="_ftnref2" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[2],

подобны ли они тому, чей носишь образ? Он безгрешен и во всем показал в Себе

пример для подражания твоего. Он возлюбил нищету, а ты отвращаешься нищеты. Он

не имел, где главы подклонить

(Мф. 8, 20), а ты ищешь пространного и спокойного жилища. Он претерпел

всякого рода поношения, а ты никакой укоризны не хочешь переносить. Он не

воздавал злом за зло, ты жаждешь мщения. Он не гневался и тогда, когда страдал

от других, а ты, обременяя других, гневаешься. Он посреди бесчестий нисколько

не возмущался, а ты возмущаешься, не потерпев никакого бесчестья. Он

благосклонно призывал к Себе грешников, а ты словами своими уязвляешь даже и

друзей. Он переносил обиды благодушно, а ты раздражаешься от малого

оскорбления. Он был снисходителен к грешникам, а ты возносишься даже и пред

теми, кои лучше тебя. Он предал Себя Самого за оскорбивших Его, чтобы искупить

их, а ты оскорбляешь даже тех, которые делали тебе добро. Размысли о том, что

Он даровал тебе и чем ты воздаешь Ему со своей стороны. Познай Его из дел Его и

себя из дел своих. Если ты умер с Ним, то кто же творит в тебе дела сии,

то есть сии грехи?

 

6. Возлюбленные! Будем тщательно внимать святым Его

заповедям и отвергнемся собственной воли, тогда уразумеем силу оных

(заповедей). Если мы любим любящих нас, то что делаем более язычников? Если мы

молимся за благотворящих нам, то сие же делают и мытари. Если сорадуемся тому,

кто хвалит нас, то и иудеи то же делали. Итак, что ты делаешь большего, ты,

который умер греху и живешь во Христе Иисусе? Если ты любишь только тех,

которые повинуются тебе, — что делаешь большего пред грешниками? Не то же

ли самое и они делают? Если ты ненавидишь тех, кои тебя не слушают и

оскорбляют, то и ты подобен язычнику; напротив, тебе бы надлежало молиться за

них, чтобы им даровано было прощение. Если ты огорчаешься на того, кто укорил

тебя, то огорчаются сим и мытари. Ты, который крестился во имя Христа, испытай

самого себя и рассмотри, сообразны ли таковые дела имени твоему? Их ли ты

принесешь с собою пред Него в день славы Его для получения венца? Венец дается

за победу над теми страстями, которые некогда победил Царь твой, предлагающий

Себя Самого в пример тебе. Ибо Сам Царь царей и Господь господей, когда в оный

день даст узреть Себя всем народам в величии, принесет с Собою все знамения, то

есть те язвы, которые Он претерпел за нас; ты же ничего подобного Его язвам не

принесешь на теле своем. Почему Он скажет тебе: “Не знаю тебя”. Тогда, видя

всех святых, которые охотно шли на смерть ради имени Его и имеют эти знамения,

ты со стыдом будешь стоять в их присутствии. Рассмотри жизнь всех святых и

увидишь, что они, подвергаясь озлоблениям, сами не мстили за них; кровь всех их

вопиет: “Отмсти за нас всем живущим на земле”. А я, любящий праздность и

спокойствие, что скажу в тот день, когда увижу там пророков, апостолов и

мучеников и прочих святых, которые в перенесении обид были мужественны и

долготерпеливы, не показывали ни малейшего знака мстительности и гнева, зная,

что это происходит не от воли человеческой, но по зависти диавола, который понуждает

их делать это. Будучи убиваемы (святые), или каменьями побиваемы, или сожигаемы,

или потопляемы, они не гневались на тех, которые это делали, но молились за

них, чтобы прощен был им этот грех, зная, кто их понуждает это делать. Итак,

испытай себя, возлюбленный, что ты делаешь, и рассмотри помышления твои, что ты

имеешь пред Богом. В День оный ничто не может укрыться от Него. Когда наступит

оный День, тогда не будет во власти человека, что ему отвечать, но каждый

воскреснет, облеченный делами своими, как одеждою, добрые ли они или злые. Дела

будут говорить сами за человека и укажут ему место (куда должен он идти).

 

7. Блажен, кто все старание прилагал к тому, чтобы

совлечься дел, влекущих в геенну, и облечься в те, которые приводят в Царствие

Небесное. “Ибо, — говорит Апостол, —

вемы бо, яко аще земная наша храмина тела

разорится, создание от Бога имамы, храмину нерукотворену, вечну на небесех”

(2 Кор. 5, 1). Время жизни нашей мы тратим на ничтожные дела, а

когда постигнет нас последний час, тогда потребуется от нас строгий отчет.

Итак, да не будут души наши оставлены в беспечности и расслаблении, но

потрудимся со всевозможным тщанием, прилежанием и хранением себя, ежечасно

прибегая к Благости Божией с молитвою, да поможет она нам. Не будем гневаться

на братий наших, если они словом или делом оскорбляют нас по неразумию.

Впрочем, если таковые пребудут служителями и сосудами вражьими, то соделываются

врагами Божиими, доколе не развеются и не убегут с поприща. Во всех делах,

возлюбленные братия, заботьтесь о смирении, чтобы с терпением переносить укоризну,

и постоянно понуждайте себя, чтобы отсекать собственную волю, ибо собственная

воля губит все добродетели. Кто надлежащим образом и со смирением располагает и

управляет своими помыслами, тот с кротостью отсекает собственную волю,

удаляется всякой распри и спорливости, как змия. Ибо эта страсть ниспровергает

все здание добродетели и наводит на душу такой мрак, что она не может видеть

света честности. Итак, удаляйся от сей пагубной страсти, которая вкрадывается

(в человека под видом добра) и вплетается в добродетели, доколе не уничтожит

оных. Ибо и Господь Иисус не прежде взошел на крест, как отлучив Иуду от среды

учеников. И человек, если не истребит сей гнусной страсти, не может

благоугождать Богу, ибо из оной (страсти) рождается всякое зло. Кто порабощен

сей страсти (спорливости), тот не хочет нести крест свой, а увлекается

тщеславием. Наконец, все, что ненавидит Бог, обитает в душе человека спорливого

и горделивого.

 

8. Кто рассматривает грехи свои, тот приближается к

смирению. Смирение состоит в том, чтобы отсекать свою волю пред ближним в

разуме. Чистота сердца соделывает молитвы Богу приятными. Кому ненавистны

собственные страсти, тот пребывает в плаче и слезах. Любовь не судит ближнего.

Долготерпение не помнит обид. Боголюбивое сердце чуждо мщения. Кто любит молчание

и безмолвие, тот не огорчается тем, что ему не оказывают повиновения. Душа,

любящая нищету, бывает незлобива. Кто господствует над своими чувствами, тот

пребывает в мире. Кто кроток, тот все переносит. Милосердие скоро прощает

(обиды). Отсечение собственной воли рождает все это и связывает добродетели

любезным союзом мира. Из всего Писания я вижу, что Бог ничего более не требует

от человека, как то, чтобы он во всем смирялся пред ближним, отсекал свою волю

и всегда испрашивал помощи Божией, чтобы она сохранила мысленные очи наши от

сна забвения и от греховного пленения, потому что естество человеческое

непостоянно и наклонно ко злу. Богу свойственно миловать нас и укреплять нашу

немощь; Богу принадлежит то, что мы обращаемся к Нему; Богу свойственно

даровать нам благодать, чтобы мы приносили Ему благодарение; Богу свойственно

защищать нас и исхищать из рук вражеских; Богу, наконец, принадлежит честь и

слава во веки веков. Аминь.

 

Впрочем,

спорливость порождает следующие страсти: многословие, любопытство, человекоугодие,

дерзость, двуязычие (и настойчивость) в слове

href="#_ftn3" name="_ftnref3" title=""><SPAN

style='mso-bidi-font-weight:bold'>[3].

Душа того, в ком обитают эти страсти, чужда добродетелей. Если кто не будет

заботиться с великим усилием о каждой добродетели, тот не возможет достигнуть

покоя Сына Божия. Итак, братия, будьте внимательны к жизни своей и да не коснит

ум ваш в делах злых, дабы не потерять времени, прежде нежели вы достигнете

покоя Сына Божия, который (покой) состоит в том, чтобы во всем сохранять

смирение, невинность, ни с кем не враждовать и не находить утешения ни в какой

вещи, ненавидимой Богом, а иметь всегда грехи свои пред очами, и для всех дел

злых быть мертвыми. Ибо таким образом неложный

Бог (Тит. 1, 2) будет присущ нам и Своим милосердием укрепит

немощь нашу. Аминь.

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

name="_ftn1" title="">[1] В слав.

рук.: “ниже” еврей (духовный).

 

 

 

 

 

name="_ftn2" title="">[2] В слав.

рук.: образ, его же имаши.

 

 

 

 

 

name="_ftn3" title="">[3] Дополнено по

слав. рук.

 

 

 

 

 

О добродетелях

 

 

 

 

 

Три добродетели, которые всегда охраняют ум и ему

необходимы, — естественное стремление, мужество и тщание<SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[1]

.

Три добродетели, коими ум, узрев их в себе, удостоверяется, что он близок к

совершенству, есть: рассуждение, различающее одно от другого, предусмотрение

всего прежде времени и неколеблемость ничем внешним. Три добродетели сообщают

непрерывный свет уму — неведение лукавства какого бы то ни было человека,

благотворение нанесшим обиды и

перенесение постигающих скорбей без смущения. От сих трех добродетелей

рождаются другие три, большие сих: от неведения лукавства других в человеке

рождается любовь; от благотворения оскорбившим — мир, от несмущенного

перенесения скорбей — кротость. Четыре добродетели очищают душу —

молчаливость, соблюдение заповедей, нищета

href="#_ftn2" name="_ftnref2" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[2]

и смиренномудрие. Ум постоянно имеет нужду в следующих четырех добродетелях:

молиться Богу непрестанно, припадая пред Ним и прося Его помощи, никого не

осуждать, быть глухим и невнимательным ко всем внушениям страстей. Четыре

добродетели ограждают душу и избавляют ее от смущения врагов — милосердие,

безгневие, долготерпение и забвение обид.

 

Четыре добродетели подают юности помощь по Богу:

непрестанное поучение, тщание, бдение и смиренное о себе мнение. Четыре вещи

оскверняют душу — хождение в город и нехранение там очей, свободное

обращение с женщинами, дружеское знакомство со славными мира, общение и частая

беседа с родственниками по плоти. Четыре вещи возбуждают блуд в теле — излишний

сон, излишнее употребление пищи, смех и шутки и украшение в одеждах. Четыре

вещи помрачают душу — ненависть к ближнему, уничижение других, зависть и

ропот. Четыре вещи соделывают душу бесплодной — перехождение с места на

место, попечение и заботы, пристрастие к земным вещам и скупость.

 

Четырьмя вещами умножается в нас гнев: когда

стремимся удовлетворить пожеланиям

name="_ftnref3" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[3],

когда последуем собственной воле, когда присваиваем себе право учительства и

когда почитаем себя мудрыми. Три добродетели, с трудом приобретаемые человеком,

сохраняют все прочие: сокрушение сердца, плач о грехах своих и непрестанное

размышление о смерти. Три вещи обладают душой, прежде нежели она достигнет

некоторой меры совершенства, и они препятствуют уму пребывать в добродетелях, а

именно: пленение, леность и забвение. Забвение борется с человеком даже до

смерти, силится изгладить все его благие помыслы, открывая вход всем помыслам

злым, ежечасно разрушает созидаемое человеком.

 

2. Вот дела нового и ветхого человека! Кто любит

душу свою, тот, чтобы не погубить ее, делает дела, свойственные новому

человеку. Кто же в сем кратком течении жизни ищет покоя, тот делает то, что

свойственно ветхому человеку, но тем погубляет душу свою. Господь наш Иисус

Христос, являя в теле Своем нового человека, говорил: “Любяй душу свою погубит ю; а иже погубит душу свою Мене ради, обрящет

ю” (Ин. 12, 25; Мф. 10, 39). Он есть Господь мира, и им

разорися средостение ограды (Еф. 2, 14). Но между тем Он же говорит: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>не приидох воврещи мир на землю, но меч

(Мф. 10, 34). И еще: огня

приидох воврещи на землю, и что хощу, аще уже возгореся

(Лк. 12, 49). Это есть тот огонь Божества Его, который возгорелся в

душах, последовавших Его святому учению. Тогда они обрели меч духовный, и

отсекли все вожделения плоти. После сего Он даровал им радость, сказав: “Мир

оставляю вам, мир мой даю вам” (Ин. 14, 27). Так-то подвизавшиеся

спасти душу свою

title="">[4] отсекали

свои хотения и соделались Его овцами, освященными в жертву. Когда же Иисус

Христос явится во славе Божества Своего, то призовет их одесную себя, говоря: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Приидите, благословеннии Отца Моего,

наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира…”

(Мф. 25, 34). Вот как погубившие души свои в сей кратковременной

жизни, не только обретут их во время нужды, но и получат награды, и притом

несравненно большие, ожидали. Напротив, те, кои, исполняя свои похотения,

по-видимому блюдут души свои в сем веке, порабощенном греху, и, надеясь на

суетное богатство свое, небрегут о заповедях Божиих, думая вечно жить в мире

сем, — в День же Суда познают стыд и слепоту свою и как козлища проклятые

услышат страшный приговор Судии: “Идите

от Мене, проклятии, во огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его...”

(Мф. 25, 41–42). Когда уста их заградятся, они не найдут, что

отвечать, вспоминая о своем немилосердии. Ибо хотя и скажут: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Господи, когда тя видехом алчуща… и не

послужихом тебе” (Мф. 25, 44); но им сказано будет в ответ:

благосотворивший единому из сих, уверовавших в Меня, Мне сотворил

(Мф. 25, 40).

 

3. Возлюбленные братия! Испытаем самих себя и рассмотрим,

соблюдаем ли мы по силе своей заповеди Божии или нет. Все мы обязаны исполнять

оные по силе нашей: малосильный — сообразно немощи своей, сильный —

соответственно силе своей. Вметавшие дары в Газофилакию были богаты, но Господь

более возвеселился о двух лептах вдовицы, ибо Он смотрит на произволение души нашей.

Не дадим места в сердцах наших нерадению, дабы зависть (врагов) не отлучила нас

от Бога, но будем совершать по силам наше служение. Ибо как Он сотворил милость

с дочерью Архисинагога, возвратив ее к жизни; как помиловал ту жену, которая,

страдая кровотечением, истратила все имение на врачей, прежде нежели познала

Христа; как Он подал здравие отроку сотника, когда сей уверовал в Него; как Он

оказал милость жене ханаанской исцелением ее дочери и воззвал к жизни Лазаря,

друга Своего — точно так Он воскресил и сына бедной вдовы, подвигнутый ее

слезами. Как не презрел Он Марии, помазавшей благовонной мастью и оросившей

слезами ноги Его, так не отвратился и грешницы, когда она также мазала ноги Его

миром со слезами. Как призвал Он Петра и Иоанна из ладии, сказав: “Грядита по

Мне” (Мф. 4,19), так призвал и Матфея, сидящего у мытницы

(Мф. 9, 9). Как умыл Он ноги другим ученикам, так умыл оные и Иуде,

без всякого различия. Как на Апостолов нисшел Дух Утешитель, так нисшел Он и на

Корнилия. Как в Дамаске употребил Ананию для крещения Павла, говоря: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Яко сосуд избран Ми есть”

(Деян. 9, 15), так в Самарии для крещения евнуха Ефиопского употребил

Филиппа. Ибо у Него нет никакого лицеприятия и никакого различия между малым и

великим, между бедным и богатым; но Он взирает на произволения сердца, на веру

к Себе, на соблюдение Своих заповедей и на любовь ко всем. И все это служит

благим знамением для души при исходе из тела, как и Господь сказал ученикам

Своим: “О сем разумеют вси, яко Мои ученицы

есте, аще любовь имате между собою” (Ин. 13, 35).

 

4. На ком напечатлено сие знамение любви, от того со

страхом отступят враги, весь же сонм Ангелов сорадуется ему. Возлюбленнейшие

братия! Употребим все силы для стяжания любви, чтобы не удержали нас тогда

враги наши. “Не может, — говорит

Господь, — град укрытися верху горы

стоя” (Мф. 5, 14). О какой горе говорит Он, как не о слове Своем,

о коем Он сказал: “Аще кто любит Мя,

слово Мое соблюдет” (Ин. 14, 23)? Будем усердно прилежать

соблюдению слова Его; и труды наши тогда будут для нас как бы градом крепким и

огражденным, который будет нас охранять от всех врагов наших дотоле, пока

сретим Его Самого. Если получим таковое дерзновение пред Господом, то все враги

Его и наши рассыплются пред горою слова Его. От сей-то горы камень, оторвавшись

без помощи рук, сокрушил оный образ (виденный Навуходоносором), состоявший из

золота, серебра, меди и железа. “Облецытеся, —

говорит Апостол, — во вся оружия

Божия, яко возмощи вам стати противу кознем диавольским, яко несть наша брань к

крови и плоти, но к началом и ко властем и к миродержителем тмы века сего, к

духовом злобы поднебесным” (Еф. 6, 11, 42). Сии четыре

начала, составляющие четверовидный оный образ, знаменуют враждующих против нас

врагов, которые сокрушены камнем, то есть словом Божиим, сам же камень

соделался великою горою и наполнил

собою землю. Возлюбленнейшие братия! Да притекаем к сей горе, да будет она нам

убежищем и да сохранит нас от сих четырех властей злобы, чтобы и нам получить

радость со всеми святыми, которые соберутся к Нему от четырех концев земли.

Каждый за свои дела получит свою степень блаженства. Сильно имя Его святое,

если оно пребудет с нами, оно укрепит нас на дела Его и не попустит врагу

обольстить сердце наше, но сохранит нас и укрепит; да возможем, по мере сил наших,

понести все приключающееся с нами ради имени Его святого и обрести милосердие с

удостоившимися наследовать истинное блаженство. Богу же Отцу и Сыну и Святому

Духу слава, честь и поклонение, ныне и всегда и во веки веков. Аминь.<SPAN

lang=EN-US style='mso-ansi-language:EN-US'>

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

name="_ftn1" title="">[1] В сл. рук.:

“безленостие”.

 

 

 

 

 

name="_ftn2" title="">[2] В сл. рук.:

“теснота”.

 

 

 

 

 

name="_ftn3" title="">[3] В слав. рук.:

“за еже даяти и взимати”.

 

 

 

 

 

name="_ftn4" title="">[4] В слав. рук.

читается так: “попекшиися погубити душу свою в веце сем”.

 

11.

О зерне горчичном

 

 

 

1.

Великое таинство заключается в малом зерне горчичном, как объясняют отцы;

почему в научение наше написано: “Подобно есть Царствие Небесное зерну горушичну,

еже взем человек, всея на селе своем, еже малейше убо есть от всех семен: егда

же возрастет, более всех зелий есть и бывает древо, яко приити птицам небесным

и витати не ветвех его” (Мф. 13, 31–32). Если это так, то прилично

нам подражать свойствам сего семени. Когда (Писание) называет его самым меньшим

из всех семян, то сим показывает, что мы должны возлюбить смиренномудрие,

считая себя ниже всякого, и иметь кротость и долготерпение. Его красный

(румяный) цвет означает стыдливость и целомудрие, чтобы мы не допускали в плоти

нашей ничего порочного. Его острая сила знаменует ненависть к страстям и суетам

мира. А что сила его обнаруживается не иначе, как когда оно будет истолчено и

истерто, — этим доказывается, что добродетель не принесет никакой пользы,

если в возделывании оной не понесем труда и скорби. Оно способствует также для

сбережения мяс,а чтобы оно не портилось. И так сим семенем, подобным Царствию

Небесному, которое есть Христос, осыплем расслабленные и умершие наши воли,

чтобы они не воссмердели и не производили в себе червей. Ибо Господь Иисус для

того соделался человеком, чтобы мы подражали Ему по мере сил наших, были

свободны от забот и не развлекались попечениями суетного мира. По образу сего

семени будем рассматривать себя: подобны ли мы Ему смирением сердца, кротостью

души, горячностью любви? Сам же Господь Иисус да укрепит нас милосердием Своим

в исполнении Его воли, ибо Его слава и царство во веки веков. Аминь.<SPAN

lang=EN-US style='mso-ansi-language:EN-US'>

 

 

 

Преподобного и богоносного отца нашего

аввы Исаии, отшельника Египетского

духовно-нравственные слова

 

 

 

 

 

<SPAN

style='font-size:11.0pt;mso-bidi-font-size:10.0pt;font-family:"Times New Roman Cyr"'>Слово

22

О покаянии

 

 

 

 

 

1. Авва Исаия был вопрошен: что есть покаяние или

что значит убегать греха? Он отвечал: два пути (предлежат нам), один (путь)

жизни, другой — смерти. Кто идет по одному пути, тот не пойдет по другому.

Кто же идет по тому и другому пути, тот еще не решился идти одним путем, посему

не принадлежит ни к царствию, ни к мучению, доколе из сей жизни не переселится.

Суд принадлежит Богу, равно и милость Ему. Кто желает войти в Царствие (Божие),

тот совершает дела, вводящие в оное, ибо Царствие Божие есть истребление

всякого греха. Хотя враги насевают зло, но их семена тогда не произрастают.

Если ум вкусит Божественной сладости, то никакие стрелы не могут уязвлять его.

Ибо он огражден щитом добродетелей, коим защищается от смущения врагов, и

прилежит собственному рассуждению, посредством коего различает пути один от

другого и одного убегает, а другой любит. Если кто познал славу Божию, тот

понимает и лютость врага. Кто верует Царствию Божию, тому небезызвестна геенна.

Кто познал любовь (к ближнему), тот знает ненависть. Кому известна любовь к

Богу, тому известна ненависть к миру. Кто познал, что есть чистота, тот

гнушается нечистоты. Кому известен плод добродетелей, тому известен также плод

зла. Кому Ангелы сорадуются в добрых делах, тот знает, что демоны радуются,

когда совершаем их дела. Каким образом возможет кто понять, что значит

сребролюбие, если не испытает крайней нищеты Бога ради? Каким образом возможет

уразуметь горечь порочной ревности, если не стяжет кротости? Каким образом

познает смущение, (проходящее) от гнева, если не познает опытом долготерпения

во всех случаях? Как познает бесстудие гордости, если не стяжет кротости и

смиренномудрия?

title="">[1] Как

уразумеет гнусность любодеяния, если не ощутит сладости непорочного целомудрия?

Как постигнет низость злословия, не познав своих немощей? Как познает

безобразие смеха, не пролив слез в оплакивании грехов? Как познает порок

лености, если не приведет своих чувств в правильное состояние и не узрит в себе

света Божия?

 

2. Всех сих зол глава одна — злоба врага;

источник же всех добродетелей — страх Божий. Кто имеет в себе страх Божий,

тот в чистоте плодотворит добродетели и отсекает ветви зла, которые мы выше

рассматривали. Возлюбленный брат! Объими страх Божий и все время проведешь в

спокойствии, ибо страх Божий есть корень всех добродетелей. Доколе кто не стяжет

сказанного, дотоле еще не наследник Царствия Небесного. Итак, постепенно

таковой должен пребывать в подвиге, пока не победит каждую из упомянутых

страстей; а желающий узнать, проходит

ли он дело духовное или нет, сего признаком считает следующее: доколе шуйца

совершает дела свои, дотоле еще не умер грех, ниже добродетель десницы почивает

в тебе. Ибо в Писании сказано: “Не весте

ли, яко емуже представляете себе рабы в послушание, раби есте, егоже

послушаете, или греха в смерть, или послушания в правду”

(Рим. 6, 16). И еще: “Или не

знаете себе, яко Иисус Христос в вас есть, разве точию чим неискусни есте”

(2 Кор. 13, 5). И Апостол Иаков говорит: “Аще кто мнится верен быти в вас и не обуздовает языка своего, но

льстит сердце свое, сего суетна есть вера” (Иак.

style='font-family:"Times New Roman Cyr";mso-ansi-language:EN-US;mso-bidi-font-weight:

bold'> 1, 26). Всему этому научает нас Дух Святой, чтобы мы удалялись от греха

и более в оный не впадали, ибо в сем состоит покаяние. Грех же не один, но многообразен:

весь ветхий человек называется грехом. Посему говорит Апостол: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Не весте ли, яко текущии в позорищи вси убо

текут, един же приемлет почесть” (1 Кор. 9, 24). Кто же этот

текущий, как не борющийся постоянно и мужественно? Всяк же подвизаяйся от всех воздержится

(1 Кор. 9, 25). Итак, возлюбленные братия! Позаботимся о себе.

Главнейшее попечение должно состоять в том, чтобы мы с покорностью припадали

пред благостию Господа нашего Иисуса Христа, Который силен освободить нас из

рук нечестивых врагов наших.

 

3. Когда у сего же аввы спросили, каким образом

должно безмолвствовать в келлии, он отвечал, что тот поистине в келлии

безмолвствует, кто со смирением повергаясь пред Богом, тщательно занимается

молитвой, и всеми силами отгоняет все нечистые помыслы врага. Ибо в этом состоит

бегство от мира. Когда опять его спросили, что есть мир, он отвечал, что мир

есть уклонение души ко греху. Мир есть, когда мы делаем то, что

противоестественно. Мир — когда исполняем вожделения плоти. Мир (значит)

то, когда помышляем, что долго еще будем пребывать в сем веке. Мир — когда

прилагаем более попечения о теле, нежели о душе. Мир — когда величаемся

тем, что тленно. Не от себя это я вымышляю, но так говорит Апостол Иоанн: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Не любите мира, ни яже в мире; аще кто

любит мир, несть любве Отчи в нем: яко все, еже в мире, похоть плотская и

похоть очима, и гордость житейская, несть от Отца, но от мира сего есть. И мир

преходит, и похоть его, а творяй волю Божию пребывает во веки”

(1 Ин. 2, 15–17). Чадца,

никтоже да льстит вас. Творяй правду, праведник есть якоже он праведен есть.

Творяй грех от диавола есть, яко исперва диавол согрешает

(1 Ин. 3, 7–8). Любы мира

сего вражда Богу есть (Иак. 4, 4). Апостол Петр, отвращая чад

своих от греха, говорит: “Возлюбленнии,

молю яко пришельцев и странников огребатися от плотских похотей, яже воюют на

душу” (1 Пет. 2, 11). И возлюбленный Господь наш Иисус

Христос, ведая, что мир приносит нам тяжесть греховную, доколе не оставим его,

укрепляет учеников своих сими словами: “Грядет

сего мира князь и во Мне не имать ничесоже” (Ин. 14, 30). И еще,

что мир весь во зле лежит

(1 Ин. 5, 19). И об учениках Своих говорит, что Он избрал их от

мира. Каким образом избрал их от мира, как не отвлекши от всякого действия

греховного? Посему каждый желающий быть учеником Иисусовым убегает от страстей,

ибо если не отвергнет оных, не может быть ни жилищем Божиим, ни вкушать

сладости Божественной. “Светильник телу, —

сказал Господь, — есть око: егда убо

око твое просто будет, все тело твое светло будет: егда же лукаво будет, и тело

твое темно” (Лк. 11, 34). Итак, если ум не будет чист<A

style='mso-footnote-id:ftn2' href="#_ftn2" name="_ftnref2" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[2]

и чужд зла, то не может видеть Божественного Света. Ибо зло, подобно темной

стене, затемняет ум и соделывает душу бесплодною, как и в Евангелии написано: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>никтоже убо светильника вжег, покрывает его

сосудом, или под одр подлагает: но на свещник возлагает, да входящии видят свет

(Лк. 8, 16). Под словом одр

здесь разумеется неправда мира сего, коею доколе ум удерживается, дотоле в нем

не может быть светильника Божественного. Когда же ум будет поставлен на

возвышенном свещнице, тогда вмещается в нем Свет Божественный; тогда познает он

тех, кои находятся в душевном доме его, кого должно изгнать — изгоняет и с

кем иметь мир — того оставляет. Так Господь научал тех, коих ум озарен

светом Божественных заповедей: “Но вам

глаголю слышащим: любите враги ваша, добро творите ненавидящим вас, благословите

кленущия вы, и молитеся за творящих вам обиду. Биющему тя в ланиту, подаждь и

другую: и от взимающаго ти ризу, и срачицу не возбрани. Всякому же, просящему у

тебе, дай; и хотящаго от тебе заяти, не отврати; и от взимающаго твоя не истязуй”

(Лк. 6, 27–30. Мф. 5, 42).

 

4. Сие сказал Господь тем, кои, отрекшись от мира,

оставили все принадлежащее веку сему и решились следовать за Спасителем своим.

Посему, любя их совершенною любовью, Он говорил им: “Востаните, идем отсюду” (Ин. 14, 31). Куда же Он их

ведет, когда говорит: “Востаните, идем

отсюду”? Отводит их от попечения сего века к покою Царствия Своего, почему

говорит им: “Аз есмь лоза, вы же рождие.

Будите во Мне, и Аз в вас. Якоже розга не может плода сотворити о себе, аще не

будет на лозе, тако и вы, аще во Мне не пребудете”

(Ин. 15, 5, 4). Так говорил Он оставившим мир, ибо они имели

Духа Святого, Который обитал в сердцах их. Не

оставлю вас сиры: прииду к вам (Ин. 14, 18). Следовательно, кто

любит Бога и желает, чтобы Бог обитал в нем и не оставил его сирым, должен

стараться соблюдать все, что заповедано Иисусом, и тогда Он будет обитать в

человеке. Ибо Он недалек от нас и между Им и нами нет ничего преграждающего,

кроме греха. Посему, брат, если ты говоришь о себе, что ты отрекся от мира, а

уловляешься делами, принадлежащими миру, то ты не вполне отрекся оного, но

обольщаешь самого себя. Ибо Господь произнес следующее определение к тем, кои

отреклись мира: “Обретый душу свою

погубит ю: а иже погубит душу свою Мене ради, обрящет ю”

(Мф. 10, 39). Каким образом может кто погубить душу свою ради

Господа? (Может), когда отсечет все плотские похотения. И еще сказал Господь: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Иже не носит креста своего и вслед Мене

грядет, не может Мой быти ученик” (Лк. 14, 27). О каком кресте

говорит Он, чтобы мы несли его? О том, чтобы ум тщательно бодрствовал и

прилежал добродетелям. Не сходит с креста тот, кто борется со страстями, доколе

не преодолеет и победит их. Восстающим (от греховной жизни) говорит

Господь: “Аще зерно пшенично пад на земли

не умрет, то едино пребывает: аще же умрет, мног плод сотворит”

(Ин. 12, 24). Для утешения же умирающих, по подобию зерна, Господь

говорит: “Аще кто Мне служит, почтит его

Отец Мой; и идеже есмь Аз, ту и слуга Мой будет” (Ин. 12, 26).

Как таковые служат Иисусу? Не иначе, как ненавистью и удалением от мирских

похотений и соблюдением заповедей Божиих. Чрез это соблюдение (заповедей)

приемлют они дерзновение и говорят Ему: “Се,

мы оставихом вся и в след Тебе идохом: что убо будет нам”

(Мф. 19, 27). Он им отвечает: “Вы

шедшии по Мне, в пакибытие, егда сядет Сын Человеческий на престоле славы

Своея, сядете и вы на двоюнадесяте престолу, судеще обеманадесяте коленома

Израилевома. И всяк, иже оставит дом, или братию, или сестры, или отца, или

матерь, или жену, или чада, или села, имене Моего ради, сторицею приимет, и

живот вечный наследит” (Мф. 19, 28–29).

 

5. Поелику возлюбленный Господь наш Иисус Христос

знал, что невозможно уму человеческому взойти на крест, если не уклонится от

всякого мирского попечения, то повелел оставлять все, чем ум низводится с

креста. Посему Господь запретил (идти в дом) пришедшему к Нему и сказавшему: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Иду по Тебе, Господи: прежде же повели ми

отвещатися, иже суть в дому моем”

(Лк. 9, 61). Ибо если бы он увидел находящееся в дому своем, то

сердце его опять обратилось бы к сему. Посему Господь, отсекая самый корень

обращения вспять, возбранил ему идти, говоря: “Никтоже возложь руку свою на рало и зря вспять, управлен есть в Царствии

Божии” (Лк, 9, 62). Когда отец сотворил вечерю для сына своего и

послал слуг приглашать званых; когда всякий связанный пристрастием к любимым

вещам не хотел прийти (на вечерю), Он со скорбью сказал: “Аще кто грядет ко Мне, и не возненавидит отца своего и матерь, и жену

и чад, и братию и сестр, еще же и душу свою, не может Мой быти ученик” (Лк. 14, 26).

Сими словами показал, что мы не можем достигнуть желаемого Царствия, если

прежде не решимся возненавидеть все, что привязывает сердце наше к миру. Потом,

увещавая нас, чтобы мы утверждались не на одной вере без дел, говорит: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Вшед же царь видети возлежащих, виде ту

человека не оболчена во одеяние брачное, повелел его ввергнуть во тьму

кромешную” (Мф. 22, 11–13). Входят (на вечерю сию) все носящие

имя христиан; извергаются же те, которые не имеют дел, соответственных имени.

Апостол, зная, что никто не может вместе любить Бога и мир, так писал к

Тимофею, ученику своему: “Никтоже бо воин

бывая, обязуется куплями житейскими, да воеводе угоден будет. Аще же и

постраждет кто, не венчается, аще не законно мучен будет”

(2 Тим. 2, 4–5). И, утверждая его в том, что труды его не погибнут,

говорил, что труждающемуся делателю

прежде подобает от плода вкусити (2 Тим. 2, 6). И к

коринфянам пишет: “Не оженивыйся печется

о Господних, како угодити Господеви: а оженивыйся печется о мирских, како

угодити жене” (1 Кор. 7, 32–33). Каждый да блюдется, чтобы

не услышать оного гласа: “Вверзите во тму

кромешнюю: ту будет плачь и скрежет зубом” (Мф. 25, 30).

 

6. Итак, братия, приложим посильное старание, чтобы

облечься в одежду добродетелей и не быть изринутыми вне (Царствия Божия). Ибо в

оный День (Суда) не будет у Бога никакого лицеприятия. Апостол, исчислив

пороки, говорит: яко таковая творящии

Царствия Божия не наследят (Гал. 5, 21). Те, которые восстали от

мертвых дел и живут по духу, для получения Царствия не будут иметь препятствия.

Каков же должен быть плод их духа, сие объясняется следующими словами: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>плод же духовный есть любы, радость, мир,

долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание: на таковых

несть закона (Гал. 5, 22–23). Возлюбленный Господь наш Иисус,

показывая нам, что в оный день имеют открыться самые дела каждого, каковы они

есть, говорит: “Мнози взыщут внити и не

возмогут. Отнележе востанет дому владыка и затворит двери… И отвещав речет

толкущим: не вем вас”

(Лк. 13, 24–25). Неужели можем сказать, чтобы Бог кого-либо не знал?

Да не будет. Почему же говорится: не вем

вас? Потому что толкущие и говорящие: “Господи,

Господи, отверзи нам”, не уразумели добродетелей. О тех, которые имеют

веру, но не имеют дел (добрых), опять говорит так: “Аз есмь лоза, вы же рождие; и иже будет во Мне, и Аз в нем, той

сотворит плод мног… аще кто во Мне не пребудет, извержется вон, якоже розга, и

изсышет: и собирают ю и во огнь влагают, и сгарает”

(Ин. 15, 5, 6). Те, которые приносят благой плод, очищаются

Богом, дабы приносили больше плода. А что Он не любит тех, которые исполняют

волю плотскую, показано в следующих словах: “Не

о всем мире молю, но о тех, ихже дал еси Мне, яко Твои суть. Аз их избрах от

мира” (Ин. 17, 9): мир

любит свое. Отче, соблюдеши их от неприязни: яко от мира не суть (Ин. 17, 15–16). Братия! Испытаем самих

себя: не принадлежим ли мы к миру? Если мы не от мира, то Господь сохранит нас

от зла. Ибо Он так говорит: “Не о сих же

молю токмо, но и о верующих словесе их ради в Мя, да вси едино будут… якоже Мы

едино есма” (Ин. 17, 20–22). И еще: “Идеже есмь Аз, и тии будут со Мною” (Ин. 17, 24).

Возлюбленные! Вникните, коликая любовь (Господня) объемлет нас, если

подвизаемся в сем мире и ненавидим хотения плотские, ибо мы будем царствовать с

Ним в бесконечные веки. Апостол Иоанн, созерцая оную великую славу, сказал: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Вемы же, яко, егда явится, подобни Ему будем”

(1 Ин. 3,2), если мы соблюдем заповеди Его и сотворим угодное пред

очами Его. Еще: “Не чудитеся, братие моя,

аще ненавидит вас мир. Мы вемы, яко преидохом от смерти в живот, яко любим

братию. Еще: “Всяк, не творяй правды,

несть от Бога, и не любяй брата своего” (1 Ин. 3, 13–14).

Еще: “Всяк творяй правду, от Бога <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>родися. Творяй грех от диавола есть”.

Еще: “Всяк рожденный от Бога греха не

творит, яко семя Его в нем пребывает: и не может согрешати, яко от Бога рожден

есть” (Ин. 2, 29; 3, 8–9). Итак, братия, утверждаясь на сих

свидетельствах (Св. Писания), прибегнем к Благости Божией, чтобы Бог умилосердился

над нами и подал силы свергнуть тяжелое иго сего мира. Ибо и враг наш не

перестает употреблять все средства для уловления и погубления душ наших, но с

нами Господь наш Иисус Христос: Его слова нам служат помощью. Силою их мы

сокрушим врага, если сохраним оные (слова). Иначе кто может противостать врагу?

Апостол Петр, научая, что человек не может спастись одной верой без дел,

говорит: “Подадите в вере вашей

добродетель, в добродетели же разум, в разуме же воздержание, в воздержании же

терпение, в терпении же благочестие, во благочестии же братолюбие, в братолюбии

же любовь. Сия бо сущая в вас и множащаяся, не праздных ниже бесплодных

сотворят вы в Господа нашего Иисуса Христа познание; емуже бо несть сих, слеп

есть, мжай, забвение прием очищения древних своих грехов”

(2 Пет. 5–9), и Иоанн Креститель говорит: “Сотворите убо плоды достойны покаяния… Уже бо и секира при корени

древа лежит: всяко убо древо не творящее плода добра посекается и во огнь вметается”

(Лк. 3, 8–9). И Господь сказал: от плода познается древо.. И еще: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Не всяк глаголяй ми, Господи, Господи,

внидет в Царствие Небесное: но творяй волю Отца Моего, Иже есть на небесех”

(Мф. 7, 16).

 

И Иаков говорит: “Вера

без дел мертва есть; и беси веруют и трепещут. Якоже бо тело без духа мертво

есть, тако и вера без дел мертва есть”

(Иак. 2, 20, 19, 26). Также Апостол Павел, доказывая своим

чадам, что вера требует дел, строго заповедует следующее: “Блуд же и всяка нечистота и лихоимство ниже да именуется в вас, якоже

подобает святым: и сквернословие, и буесловие, или кощуны, яже неподобная, но

паче благодарение. Сие бо да весте, яко всяк блудник или нечист, или лихоимец,

иже есть идолослужитель, не имать достояния в Царствии Христа и Бога”

(Еф. 5, 3–5).

 

Утверждая сие, прибавляет: “Никтоже вас да льстит суетными словесы, сих бо ради грядет гнев Божий

на сыны непокоривыя. Не бывайте убо сопричастницы сим. Бесте иногда тма, ныне

же свет о Господе: якоже чада света ходите: плод бо духовный есть во всяцей

благостыни и правде и истине: искушающе, что есть благоугодно Богови; и не

приобщайтеся к делом неплодным тмы, паче же и обличайте”

(Еф. 5, 6–11). И еще: “Всяка

горесть и гнев, и ярость и клич и хула,

да возмется от вас со всякою злобою” (Еф. 4, 31). <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>Подражателе мне бывайте, яко же и аз Христу

(1 Кор. 11, 1). Елицы бо

во Христа крестистеся, во Христа облекостеся (Гал. 3, 27).

 

8. Братия! Рассмотрим себя, действительно ли

облеклись мы во Христа или нет. Христос познается в нас через чистоту, ибо Он

чист, и обитает в чистых. Каким же образом человек очищается? Ежели он более не

делает тех поступков, в кои впадал прежде. Таково благоутробие Божие, что в

какой бы час человек ни обратился к Нему от грехов своих, Бог приемлет его с

радостью и предает забвению прежние его преступления, подобно описанному в

Евангелии юнейшему сыну, который, живя блудно, расточил часть наследия своего и

дошел до такого состояния, что пас свиней и пищею их желал насытиться. Наконец,

пришедши в себя, он уразумел, что невозможно в грехах найти когда-либо

насыщения, ибо чем более кто предается им, тем большим возжигается вожделением.

Как только мысль о покаянии коснулась (сердца) его, он не отлагал до другого

времени, но тотчас, отвергнув волю плоти, возвратился к отцу своему со

смирением. Ибо он был уверен в милосердии отца и надеялся, что отец не будет

истязать его за содеянные грехи. Посему и отец немедленно повелел дать ему одежду

чистоты и залог отеческой любви. Сим примером Господь наш Иисус Христос научил

нас, что если желаем возвратиться к Нему, то первее должны оставить пищу

свиней, и тогда Он примет нас. Сие сказал Он с тем намерением, чтобы мы не

унывали духом и не сомневались в Его милосердии, ибо Он Сам знает время, когда

просящий достоин получить просимое, тогда услышит его скоро<SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[3]

.

Итак, от всего сердца обратимся к Нему с молитвою, чтобы не поработил нас грех,

и Господь скоро услышит нас, как и Сам говорит: “Просите, и дастся вам; ищите, и обрящете; толцыте, и отверзется вам”

(Мф. 7, 7). Итак, если чего-либо просим, или ищем, или умоляем, то

вникнем — его нам должно просить у Него. Приходивший к другу своему в полночь,

говорил: “Даждь ми взаим три хлебы:

понеже друг прииде с пути ко мне” (Лк. 11, 5–6). И поелику он не

преставал стучаться, то и получил просимое.

 

9. Братия! Отринем от себя леность, будем подражать

сему постоянству в прошении и получим просимое, если увидит Господь терпение

наше<SPAN

class=MsoFootnoteReference>[4].

Ибо Он милостив и ничего другого не желает, как только того, чтобы грешник

восстал и обратился. “Глаголю вам, —

говорит Он, — яко тако радость будет

на небеси о единем грешнице кающемся” (Лк. 15, 7). Доколе можем

прибегать к Его милосердию и пользоваться богатством Его щедрот, раскаемся от

всего сердца (во грехах своих), пока мы еще находимся в теле. Поприще жизни

нашей кратковременно. Если употребим посильный подвиг, то наследуем вечную и

неизглаголанную радость; если же обратимся вспять, то будем подобны тому юноше,

который вопросил Господа Иисуса, что ему делать, дабы спастись. Господь отвечал

ему: “Вся, елика имаши, продаждь и раздай

нищим, и возми крест свой, и гряди

вслед Мене” (Лк. 18, 22). Сими словами научает нас, что спасение

наше заключается в отсечении своей воли. Юноша, слышав сие, прискорбен бысть, и отыде (Лк. 18, 23). Ибо

ему представилось тяжелым отдать все имущество бедным, но еще тягчайшим —

носить крест свой. Раздать имение нищим — это составляет одну (частную) добродетель,

хотя и она заключается также в кресте. Ношение же креста есть упразднение

всякого греха, откуда рождается любовь, без которой не может быть ношения

креста. Впрочем, Апостол, зная, что много есть мнимых добродетелей, в коих нет

ни любви, ни совершенства, говорит: “Аще

языки человеческими глаголю и ангельскими, любве же не имам, бых (яко) медь

звенящи, или кимвал звяцаяй. И аще раздам вся имения моя, и аще предам тело

мое, во еже сжещи е, любве же не имам, ни кая польза ми есть. Любы долготерпит,

милосердствует, любы не завидит, любы не превозносится, не гордится, не

безчинствует, не ищет своих си, не раздражается, не мыслит зла”

(1 Кор. 13, 1, 3–5). Итак, кто желает идти путем любви, тот

остается беспристрастным для всех людей, как добрых, так и злых, и желание к

Богу пребывает в сердце его. Это желание рождает в нем по естеству гнев,

который противостоит всему, что насевает враг. Тогда возрастает в человеке

страх Божий и от страха Божия рождается любовь. Таковой дерзновенно говорит с

Апостолом: “Аз бо не точию связан быти

хощу, но и умрети готов есмь за имя Господа Иисуса”

(Деян. 21, 13). Блаженна душа, достигшая до таковой любви! (Она

бывает бесстрастна.)

name="_ftnref5" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[5]

 

10. Братия! Мы удалились от мира.

Рассмотрим себя, в каком мы находимся устроении, ибо Господь Иисус милосерд и

каждому дарует успокоение по мере дел его: за многие дела — многое, за

малые — соразмерно малости их. “В

дому Отца Моего, — говорит Он, — обители многи суть” (Ин. 14, 2). Ибо хотя одно Царство,

но каждый найдет в нем свое место по мере дел своих. Братия! Будем подвизаться

против лености и свергнем с себя покрывало тьмы, которое есть забвение, чтобы

узреть свет покаяния. Будем подражать Марфе и Марии, кои плакали пред Спасителем,

чтобы воскрестл Он брата их Лазаря, то есть ум, связанный многими узами греховными.

Марфа означает удручение тела, а Мария — плач. Марфа и Мария показывали

усердие свое, когда Лазарь спокойно возлежал со Иисусом. Марфа с радостью и

прилежанием исполняет свое служение, а Мария, взяв алавастр мира, помазывает

ноги Господни. Братия! Будем подвизаться по силам нашим, и Бог по множеству

милости своей поможет нам. Если мы не сохранили сердец наших (чистыми) так, как

отцы наши, по крайней мере, постараемся сохранить тела наши<SPAN

style='font-family:"Times New Roman Cyr";mso-bidi-font-weight:bold'><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[6]

от греха по силе нашей, как требует сего Бог, и будем надеяться, что во время

голода, имеющего постигнуть нас, обрящем пред Ним милость, как обрели Его все

святые. Хотя ина слава солнцу и

ина слава луне, и… звезда бо от звезды разнствует во славе

(1 Кор. 15, 41), однако они находятся на одной тверди. Слава и

честь за все принадлежит Богу во веки веков. Аминь.

style='mso-ansi-language:EN-US'>

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

name="_ftn1" title="">[1] Сии слова

дополнены по слав. рукоп.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn2" title="">[2] В слав.

рук. — здрав.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn3" title="">[3] Сие место

дополнено по слав. рук.

 

 

 

 

 

name="_ftn4" title="">[4] Тоже

дополнено по рукописи.

 

 

 

 

 

name="_ftn5" title="">[5] Сии слова

прибавлены по слав рукоп.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn6" title="">[6] Так в слав.

переводе, а в лат. тексте сих слов нет.

 

О

помыслах, которые борют человека по отречении от мира, особенно удаляющегося в

пустыню

 

 

 

 

 

1. По отречении от мира прежде всего представляется

трудным подвиг страннической жизни

name="_ftnref1" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[1],

особенно когда кто, оставив отечество, один удалится в пустыню<A

style='mso-footnote-id:ftn2' href="#_ftn2" name="_ftnref2" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[2],

нося с собой совершенную веру, (несомненную) надежду и твердость души против

собственных хотений, ибо тотчас окружат и будут устрашать тебя таковые помыслы.

Каким образом будешь ты переносить здесь искушения, крайние лишения, болезни,

если подвергнешься оным, тогда как не будешь иметь никого, кто бы позаботился о

тебе или навестил тебя? А там будет испытывать тебя Благость Божия, чтобы обнаружилась

твоя ревность и любовь к Богу. Наконец, когда ты будешь один в своей келлии,

нападут на тебя самые тяжкие помыслы боязни; они скажут, что спасает человека

не пустыня, а соблюдение заповедей Божиих, и приведут на память каких-либо

родственников, и скажут: не Божии ли

они рабы? Сверх того укажут на суровость воздушных перемен и немощь тела, чтобы

ослабело твое сердце и ты упал духом. Но если в тебе пребудут любовь и надежда,

то злоба (врагов) нисколько не успеет, а напротив, (чрез сие) откроется твоя

ревность по Богу, (т. е.) что ты более любишь Бога, нежели покой плоти.

Скорбь пустынная приводит претерпевающих оную к надежде; надежда защищает от

врагов, которые воюют чрез тело. Ибо не без цели же ты удалился в пустыню, но

чтобы рассмотреть самого себя, и приуготовиться к борьбе с врагами твоими, и

научиться низлагать каждого из них в свое время; по низложении же их достигнуть

покоя бесстрастия.

 

2. Я почитаю делом великим и преславным победить

тщеславие, и преуспевать в размышлении о Боге. Ибо кто одержим сею страстью

тщеславия, тот чужд мира, ожесточается сердцем против святых и к довершению

своих зол впадает в лукавство, гордость и навык ко лжи. Ты же, христианин,

скрывай труды свои и добродетели и блюди, чтобы язык твой не лишил тебя их и не

предал врагам твоим. Ибо кто действует право (по совести) и через покаяние

очищает страсти и немощи плоти своей, тот соделывает душу свою драгоценною пред

Богом и делается угодным Ему храмом. Кто же любит человеческую славу, тот не

может быть свободен от страстей, но рвение и зависть обитают в нем. Такой

подвергает душу свою многим искушениям, и сердце его бывает уязвляемо демонами,

потому что он не всегда находит возможность удовлетворять своим желаниям; конец

же — его погибель. Людям смиренным Сам Бог открывает грехи их, чтобы они

познали их и покаялись, и если при сем будут иметь плач, растворяемый

смиренномудрием

title="">[3], то изгоняют

из души своей семь бесов и питают оную истинною славою и святыми добродетелями.

Таковые небрегут о поношениях человеческих, ибо памятованием о своих грехах,

как щитом, они защищаются от гнева и льщения и терпеливо переносят все, что бы

с ними ни случилось. Какое бесчестье может возмутить тех, кои пред лицом Божиим

всегда видят грехи свои? Если ты не возможешь понести слов ближнего твоего, но

захочешь отвечать ему тем же, то воздвигнутся в сердце твоем возмущения,

которые причинят тебе беспокойства как от того, что слышал, так и от того, что

сам вопреки говорил. И ты почтешь блаженными живущих в безмолвном уединении, и

сердце твое будет раздражаться против ближних твоих, как будто бы в них не было

нисколько любви. Итак, постарайся приобрести терпение и любовь, ибо терпением

побеждается гнев, а любовью исцеляется печаль. Посему моли Бога, чтобы Он

даровал тебе сии добродетели, коими бы ты мог победить страсть гнева. Если же

еще встретится с тобою что-либо возбуждающее гнев против ближнего, то гневайся

на демонов, а с ближним всегда храни мир, имея в себе плач и смиренномудрие.

Кто Бога ради, для сохранения мира, переносит жестокие слова человека грубого и

неразумного, тот назовется сыном мира и может стяжать мир в душе, теле и духе.

Когда же сии три в человеке умиротворятся, тогда ослабеют все враги, которые

воюют против закона ума, разрушится рабство плоти, и он назовется сыном мира, и

Дух Святой вселится в него и не удалится.

 

3. Блаженны те, которые подъемлют труды в разуме!

Ибо они несут их без всякого отягощения и избегают козней и хитростей демонов,

и особенно тех, которые, внушая боязнь, отклоняют людей от всякого доброго

предприятия и душу, упражняющуюся в богомыслии, склоняют к беспечности, дабы

отвлечь ее от такового делания, устрашая многотрудностью. Но если будет в нас

любовь, терпение и воздержание, то они (демоны) не возмогут отклонить нас ни от

какого, доброго дела, особенно если мы будем иметь в мысли, что леность

ниспровергает все доброе. Если ты отрекся от мира и презрел все видимые вещи,

то блюдись от демона, наводящего печаль, дабы он представлением крайней нищеты

и скорби не воспрепятствовал тебе достигнуть великих добродетелей, которые

состоят в том, чтобы считать себя за ничто, переносить равнодушно укоризны и

радоваться тому, что тебя почитают не способным ни к какому делу и занятию мира

сего. Если ты постараешься достигнуть сего, то приобретешь душе (нетленный)

венец и украшение. Ибо не те нищи духом, кои отреклись от мира и терпят только

внешнюю нищету, но те, кои оставили всякое зло и непрестанно алчут и жаждут

памятования о Боге. Также не те достигают бесстрастия душевного, кои

исключительно прилежат телесным подвигам, но те, кои пекутся о внутреннем

человеке, отсекают собственные хотения; они-то получат венцы добродетелей.

Итак, стой на страже сердца твоего и

внимай чувствам, дабы память твоя умиротворилась с тобою от всех мирских

помыслов и не расхищалась разбойниками. Ибо тщательно наблюдающие за своими

помыслами познают, какие из них хотят вторгнуться в область души и осквернить

ее. Если ты будешь с пламенной ревностью прилежать Божественным заповедям, то

приметишь врагов, кои смущают тебя, чтобы ввергнуть тебя в малодушие,

представляя трудность и неудобность мест. Ибо они для того сильно смущают ум,

чтобы привести его в рассеянность и праздность. Но те, коим известно лукавство

(врагов), без смущения пребывают в том месте, которое они избрали, принося

благодарение Богу. Так поступают в трудных и скорбных обстоятельствах те, кои

заботятся о снискании терпения, великодушия и любви. Напротив, леность,

беспечность и празднолюбие заставляют нас искать таких мест, в коих бы могли мы

найти покой и славу. Вследствие сего чувства делаются немощнее, восстает буря

страстей и гордостью и пресыщением губит сокровенное воздержание.

 

4. Если ум пожелает взойти на крест<A

style='mso-footnote-id:ftn4' href="#_ftn4" name="_ftnref4" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[4],

прежде нежели уврачуются его чувства от немощи

href="#_ftn5" name="_ftnref5" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[5],

потому что начал дело выше меры своей, не исцелив прежде свои чувства, если

сердце против воли твоей рассеивается и увлекается к совершению того, что ты не

хочешь, то знай, что дело твое по естеству ветхого Адама. Если сердце твое ненавидит

грех и отвращается всего того, что подает повод к согрешению; если разумно

памятуешь вечную муку, удалишься от всего того, что влечет тебя в оную, и от

души будешь молить Творца своего, чтобы Он помог тебе ни в чем не прогневлять

Его, и, простершись пред Ним, будешь со многими слезами молить Его так:

“Господи! Твое дело помиловать меня. Избави меня, Господи, от врагов моих, ибо

я так немощен, что без Твоей помощи не могу избежать рук их”; если ты так будешь

молиться тщательно, стараясь не огорчать тех, кои руководствуют тебя по Богу,

то сие будет по естеству Нового Адама, то есть Иисуса Христа. Ибо если

человек и все исполняет, но не стяжает послушания, смирения и терпения, то

уклоняется в дела противоестественные. И потому все твое сердце обрати к тому,

чтобы повиноваться Богу, так умоляя Его с искренностью: “К Тебе, Господи, с молением прибегох.

Научи мя творити волю Твою (Пс. 142, 10), ибо сам я не знаю, что

мне полезно. Ты, Господи, сотвори за меня брань с врагами моими, ибо мне

неизвестны козни их и ухищрения”. Если таким образом будешь молиться от души и

стараться исполнять то, что сообразно с естеством Нового Человека, Иисуса, то

Он не попустит тебе прельститься ни в какой вещи. Если ты соблюдаешь одну

только какую-либо заповедь и недостаточно посвятил себя служению Господа, то и

Он не вполне будет оказывать помощь тебе. Как поле не может само собою

очиститься от плевел и ни произрастить добрых семян, ни принести вместе с

плевелами добрых плодов, ибо сии подавляются плевелами, так и ты не возможешь

соблюсти себя от греха и очиститься от плотских похотей, если не получишь Божественной

помощи.

 

5. Итак, блюди себя от того, что порождает грех.

Любостяжание есть злая матерь всех зол. Леностью

href="#_ftn6" name="_ftnref6" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[6]

питается своеволие, рождается гордость и презрение своей обязанности. Сердце,

желающее начальствовать, порождает пристрастие к мирским беседам; отсюда

происходит то, что начинаешь искать себе неполезного, отверзаешь слух свой

людям злоречивым, хочешь слушать пустые речи, с желанием передать оные другим,

любишь мирское, учишь тому, чему сам не научился и о чем тебя не спрашивают,

оскорбляешь и уязвляешь ближнего твоим языком; за сим последует много и других

зол. Итак, если кто преуспевает или желает преуспевать (в духовной жизни), тот

тщательно да блюдет себя от поводов ко греху, и таким образом грехи сами собою

ослабеют. Кто мужественно противоборствует грехам, тот видит и замечает их

отраву; но кто презирает подвиг против грехов, тот готовит себе муку<A

style='mso-footnote-id:ftn7' href="#_ftn7" name="_ftnref7" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[7].

Кто боится немощи тела, тот не достигнет естественного состояния. Кто прибегает

к Богу и просит Его помощи при всяком труде, тот найдет в нем покой. Если бы

Гедеон не сокрушил водоносов, то не увидел бы света от светильников

(Суд. 7, 20); так и человек, если не презрит тела (своего), не увидит

Света Божественного. Также Иаиль, жена Хавера Кинейского, если бы не взяла кола

кущного, не низложила бы гордости Сисары (Суд. 4, 21). Итак, если ум

укрепится и решится последовать любви (к Богу и ближнему), то победит все

страсти, плотские и душевные. Ибо любы

долготерпит, милосердствует (1 Кор. 13, 4), избегает зависти

и гордости, не попускает уму порабощаться тем, что противно естеству. Добрый ум

есть глава и владыка души и не позволяет ей принять что-либо противное

естеству, ибо показывает ей, сколько огорчений потерпела она чрез это.

 

6. Господь наш Иисус Христос,

когда на кресте являл милосердие Свое к человеческому роду, то разлучил двух

разбойников, среди коих был Он распят. Бывший на левой стороне смутился, видя,

что расторгнуто преступное дружество, какое было у него с другим, висевшим на

правой стороне; а сей, взирая со смирением и страхом на Иисуса, говорил: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Помяни мя, Господи, егда приидеши во

Царствии Си” (Лк. 23, 42). Из сего открылось, что они уже более

не друзья. Висящий на левой стороне не может убедить друга своего к худому

образу жизни. Впрочем, те, кои не вступили еще на сей путь смирения и любви,

часто падают и восстают, доколе не получат милости Божией, без коей они не

могут наследовать спасения. Когда это так, будем подражать вере и смирению

благоразумного разбойника. Смирение сделает то, что мы охотно перенесем

бесчестье креста. Кто, подъяв крест свой, отделяется чрез Христа от находящихся

на левой стороне (т. е. порочных), тот сознает грехи свои, коими оскорблял

Бога<SPAN

class=MsoFootnoteReference>[8],

исповедует и оплакивает оные,

испрашивает прощения и милосердия у Самого Бога, Коему сила и слава ныне

и присно и во веки веков. Аминь.

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

name="_ftn1" title="">[1] Место сие

переведено с слав. перевода.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn2" title="">[2] Примеч.

Прямо в пустыню удалялись только особенно избранные Божии, наприм. Павел

Фивейский, Мария Египетская и другие; но для людей обыкновенных это весьма опасно.

 

 

 

 

 

name="_ftn3" title="">[3] Сие место

дополнено по слав. рукоп.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn4" title="">[4] О том, что

значит взойти на крест, см. Исаак. Сир. сл. второе.

 

 

 

 

 

name="_ftn5" title="">[5] Сие место

дополнено по слав. рукоп.

 

 

 

 

 

name="_ftn6" title="">[6] В сл. рук.:

унынием.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn7" title="">[7] Здесь

принять слав. перевод. А в лат. издании сие место читает так: “Кто мужественно

сражается с грехами, тот замечает сие и охотно выслушивает увещания, но кто

отвергает их, тот открывает слух свой льстецам”.

 

 

 

 

 

name="_ftn8" title="">[8] В слав. рук.

сие слово оканчивается так: “Отлучившийся от находящегося на левой стороне

познает подробно все свои согрешения, сделанные пред Богом. (Ибо) не может

увидеть грехов своих, доколе не разлучится от них разлукою горестною. Тогда

познает он Иисуса. Достигшие в сию меру обрели плач и молитву, сокрушаются

духом пред Богом, вспоминая лукавую дружбу со страстями. Силен Бог укрепить

сокровенных делателей смиренномудрия”.

 

 

 

 

 

О смирении

 

 

 

 

 

В чем состоит смирение? Смирение состоит в том,

когда человек считает себя грешником, не сделавшим ничего доброго пред Богом.

Исполняет дело смирения тот, кто хранит молчание, кто считает себя за ничто,

кто не спорлив, кто повинуется всем. Кто имеет взор поникший, кто тщательно

размышляет о смерти, хранит себя от лжи, удаляется от праздных и неполезных

бесед, кто не противоречит старшим, кто не настаивает на своем мнении, кто

переносит оскорбления, ненавидит покой, охотно несет труды и никого не

прогневляет. Брат! Всячески постарайся исполнить все сие, чтобы душа твоя не

была жилищем всякой страсти и ты не проводил жизни бесплодной. Да дарует нам

Бог принести плоды, достойные Вечной Жизни. Ему слава во веки веков. Аминь.<SPAN

lang=EN-US style='mso-ansi-language:EN-US'>

Слово

24

О совершенстве

 

 

 

 

 

1. Кто не стяжает веры в Бога, как сказал некто из

отцов, и постоянного стремления к Нему, кто не терпит оскорблений, но воздает

злом за зло, кто не удручает себя подвигами, не держится смирения, целомудрия и

человеколюбия, не удаляется от мира, не бывает кроток и терпелив, не прилежит с

сокрушением сердечным частой молитве, чужд истинной любви, зрит вспять и не

переносит постигающих скорбей; кто, полагаясь на свои добрые дела и молитвы, не

испрашивает ежедневно Божественной помощи против искушений, тот не может

получить спасения, ибо враги человека злобны и неусыпны. Брат! Не презирай и не

пренебрегай своею совестью, и отнюдь не доверяй себе, хотя бы казалось тебе,

что имеешь нечто доброе пред Богом, ибо нас отвсюду окружают враги.

Благоразумное удречение себя подвигами изглаждает следы прежнего нерадения.

Обуздания чувств и плач врачуют внутренние раны, нанесенные врагами.

Совершенная любовь к Богу противостоит мысленному борению врагов. Сокровенная

святость, побеждая сокровенные брани, приводит человека в покой Сына Божия, а

открытая святость хранит добродетели. Истинный разум соделывает то, что мы

прибегаем к Богу во время искушений и, огражденные Его помощью, бываем

победителями. Кто не полагается на свои труды, тот наиболее ощущает помощь

Божию. Кто с чистым намерением ищет Бога, тот страшится, чтобы не прогневать

Его<SPAN

class=MsoFootnoteReference>[1].

Кто обличается совестью в каких-либо поступках, тот чужд свободы, а где

обличение, там и обвинение; где обвинение, там нет свободы. Если же наконец он

приметит во время молитвы, что его не обличает совесть ни в каком злом деле,

тогда он истинно свободен и по воле Божией взошел в святой покой.

 

2. Если ты усмотришь, что благие плоды в тебе

укрепились и не подавляются никакими плевелами вражескими; если враги отступили

от тебя не с коварством, так что ты более уже не борешься со своими чувствами;

если облако осенило скинию и во дни

солнце не ожжет тебе, ниже луна нощию (Пс. 120, 6); и если обретаются

в тебе все принадлежности скинии, так что ты управляешь и хранишь ее сообразно

воле Божией, то без сомнения приобретена уже тебе Богом победа и Он Сам осенил

скинию, Сам предходит и приготовляет для нее место. Ибо если не Сам Бог

повелит, в каком месте должно поставить ее, то она не может утвердиться

непоколебимо, как говорит Писание. Великая опасность еще угрожает человеку,

доколе он совершенно не уразумеет себя и не узнает того, что он не в силах

освободиться сам собою от того, что возмущает и побуждает к гневу. Итак, должно

прибегать со страхом к благодати Божией, и непрестанно повторять в памяти Его

благодеяния, и лобызать святое смирение, чтобы милость Божия никогда не

отступила от сердца нашего. Всегда должно представлять пред очима грехи наши,

дабы сохранить и соблюсти до конца то, что есть в нас доброго, и не надеяться

на себя, пока находимся в рабстве лукавом.

 

3. Впрочем, кто судит ближнего, гневается на брата

своего, презирает и ненавидит его, или обличает с гневом, или порицает его пред

кем-либо, тот чужд милосердия, которое имели все святые, (чужд) и прочих

высоких добродетелей. Ибо все это погубляет труды человека и истребляет благие

плоды его. Если кто говорит о себе, что он оплакивает грехи свои, однако же от

них не совсем удаляется, тот обольщает сам себя. Кто стремится к безмолвию,

однако же не заботится отсекать свои страсти, тот слеп и неискусен в святом

созидании добродетелей. Кто оставил попечение о своих грехах, а между тем

старается исправлять других, тот поступает беспорядочно и не молится Богу от

всего сердца. Ибо прежде нежели приступишь к сему, должен омыть слезами грехи

свои и просить милосердие Божие о прощении оных и даровании твердости и

крепости, достаточной к тому, чтобы никогда более не впадать в прежние грехи и

не оскорблять Бога ни мыслью, ни словом, ни делом. Блажен, кто так ведет себя

на самом деле. Кто истинно приносит покаяние, тот не занимается осуждением

ближнего, а только оплакивает грехи свои. Ибо всякому собственные грехи

довольно доставляют дела и не оставляют места заботе о чужих. Кто воздает злом

за зло, тот далеко отстоит от истинного покаяния. Кто пленяется желанием славы

человеческой и опутывается мирскими заботами, тот не оплакивает грехов своих искренно.

Если плачущий будет говорить о ком-либо, что он добр или зол, то самое это

(суждение о другом) служит для него стыдом и укоризной, потому что он мог видеть

человека грешнее себя

name="_ftnref2" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[2].

Ибо когда мы хотим судить то, что нам не принадлежит, тогда мы обольщаемся и

так развлекаемся, что теряем возможность видеть грехи свои.

 

4. Если ты, будучи оскорблен, приходишь в

негодование, то не имеешь истинного плача

href="#_ftn3" name="_ftnref3" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[3].

Если ты скорбишь о лишении своих вещей, то нет в тебе страха Божия. Если

смущаешься, когда кто ложно обнесет тебя, то нет в тебе страха Божия. Если

охотно слушаешь похвалы о себе, то нет в тебе страха Божия. Если во взаимных

разговорах хочешь, чтобы слово твое взяло перевес, то нет в тебе страха Божия.

Если огорчаешься тем, что словами твоими пренебрегают, то нет в тебе страха

Божия. Если ты ищешь дружбы со славными мира, то нет в тебе страха Божия. Ибо

все сие показывает, что ветхий человек еще живет в тебе и действует с силою и

что ты еще не противоборствуешь ему посредством истинного плача. Живущим по

Богу должно открыть очи ума, чтобы познать самих себя и уразуметь, что тот

бывает врагом Богу, кто следует своей воле. Если будешь хранить заповеди Божии

и разумно исправлять дела свои по Его воле; если уразумеешь, что не можешь благоугождать

сообразно Его величию; если будешь иметь постоянно грехи свои пред очами —

то найдешь защиту против злохитрого врага твоего, который силится низложить

тебя мнением о своей праведности, и соблюдешь в целости здание, устрояемое

плачем покаяния. Тогда ты уразумеешь, что ты познал самого себя и где ты находишься,

и сердце твое не будет возноситься тем, что оно как будто одержало победу. Ибо

доколе человек не предстанет на суд, и не услышит последнего решения, и не

познает своего места, дотоле он не может знать, угоден ли он Богу или нет.

Печаль по Богу, уязвляющая сердце, может удерживать чувства в повиновении о

трезвении, хранить ум неповрежденным. Но человек никогда не должен доверять себе,

но постоянно пребывать в труде, доколе находится в теле. Блаженны те, кои

никогда не полагаются на дела свои, но, познав величие Божие и собственную

немощь, со страхом покоряются Его воле, как Сам Он хочет, оплакивают себя,

других не судят, но предоставляют суд Богу, Судии всех.

 

5. Когда кто предал всего себя Богу и исполнением

воли Его достиг совершенства, тогда он будет вписан в Книге Жизни и Ангелы

засвидетельствуют, что он избежал князей тьмы, и он удостоится быть в числе

блаженных духов. Но доколе еще продолжается брань, дотоле человек находится в

страхе; и если он сегодня побеждает, то не знает, победит ли он завтра, ибо

сердце неспокойно, когда еще не решено сражение. Но кто уже за борьбу получил в

награду бесстрастие, тот бывает спокоен; он уже не страшится разделения оных

трех частей, которые соединены миром в Боге, то есть душа, тело и дух, как

говорит Апостол (1 Фес. 5, 23). Когда сии три части по действию

Святого Духа будут составлять одно, то они более уже не могут разделяться, ибо <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>Христос воста от мертвых, ктому уже не

умирает: смерть Им ктому не обладает (Рим. 6, 9). Ибо смерть Его

соделалась для нас спасением и смертью Его навсегда умерщвлен грех. Его

Воскресение соделалось жизнью и врачевством от страстей для верующих в Него,

дабы они жили в Боге и приносили плод правды. Не считай себя победителем, когда

еще терпишь какое-либо насилие от врагов во сне или в бодрственном состоянии,

ибо искушение житие человеку на земли

(Иов. 7, 1). Бодрствуем ли мы или спим, враг не перестает нападать на

нас. Кто сражается на позорище, тот не воспевает песни победной прежде победы,

если он благоразумен; а безрассудный, падая, превозносится и не почитает себя

победителем. Посему-то Господь, посылая учеников Своих на проповедь, сказал: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Ни когоже на пути целуйте… Воньже аще в дом

внидете, первее глаголите: мир дому сему: и аще убо будет ту сын мира… в том же

дому пребывайте” (Лк. 10, 4–7). И Елисей, посылая Гиезия, говорил

ему: “Аще обрящеши мужа, да не

благословиши его, и аще благословит тя муж, не отвещай ему” (4

Цар. 4, 29). Однако Гиезий не воскресил отрока, не имея

соответственных дел сему. Но когда пришел человек Божий, то увидел отрока, лежащего

на одре, затворив двери за собою и за ним, подвинул к подвигу все чувства,

простираясь седмижды над отроком, то восходя на одр, то нисходя с оного; и

когда согрелась плоть отрока по воле Духа Божия, то отверзлись очи его.

 

6. Что скажем мы, бедные, которые любим более славу

мира сего, нежели славу Божию? Мы, которые не размышляем ни о том, каким

образом должно сражаться с врагом, ни о том, как достигать истинного покоя, не

разумеем долготерпения Божия, которое попускает плевелам произрастать вместе с

благими плодами; и доколе благой плод не вырастет и не созреет, не позволяет

восторгать плевелы. Гиезий хотя совершил течение пути, однако не мог воскресить

отрока, потому что возлюбил более славу человеческую, нежели славу Божию. Блаженны

те очи, кои взирают к Богу со смирением и разумно заботятся о том, как бы

уврачевать язвы свои, омыть слезами грехи и получить прощение в оных. Горе тем,

кои тщетно тратят время. Считая себя безгрешными, попирают свою совесть и не

хотят принести покаяния в грехах. Земледелец, если посеянное им семя не

принесет плода, скорбит, что потерял издержки и труд. Так и человек, хотя бы узнал

все тайны, и имел всякое знание, и совершил многие знамения и исцеления, и

подверг себя различным злостраданиям, однако если не усмотрит в себе плодов

любви, то должен быть в великом страхе. Ибо отвсюду его окружают хитрости,

козни и лукавство врагов, усиливающихся ввергнуть его в ров погибели, а <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>любы николи же отпадает… всему веру емлет,

вся уповает, вся терпит (1 Кор. 13, 8, 7).

 

7.

О, сколь труден путь Божий! Ибо, как Сам Господь сказал: узкая врата и тесный путь вводяй в живот, и мало их есть, иже обретают

его (Мф. 7, 14). Но мы, ленивые, праздные и преданные удовольствиям

плоти, полагаем покой свой в том, чтобы нам не нести ига Того, Кто сказал: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Возмите иго Мое на себе, и научитеся от

Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем; и обрящете покой душам вашим. Иго бо

мое благо и бремя мое легко есть” (Мф. 11, 29–30). Кто из истинно

мудрых и боящихся Бога не потщится всеми силами хранить Божественные заповеди<A

style='mso-footnote-id:ftn4' href="#_ftn4" name="_ftnref4" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[4]

и однако, исполнив оные, не признает себя недостойным призывать имя Божие?

Господь наш Иисус Христос ради нас соделался Человеком, да исцелит страсти

наши, чтобы мы провождали жизнь по духу, а не по плоти, и для сего же открыл

нам волю Отца. Он же, научая учеников Своих, сказал им: “Егда сотворите вся повеленная вам, глаголите, яко раби неключими есмы:

яко, еже должни бехом сотворити, сотворихом” (Лк. 17, 10). Кто

увидит змия, или ехидну, или скорпиона, или что-либо другое, имеющее смертоносный

яд, тот со страхом убегает, а безрассудная и несчастная душа, видя смертоносные

предметы, не убегает, не удаляется, но смело обращается с ними, увлекается ими,

и потому она всуе и без плода иждивает все время (жизни своей).

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

name="_ftn1" title="">[1] В слав. рук.

это место читается так: не может иметь мысли, яко угоди Богови.

 

 

 

 

 

name="_ftn2" title="">[2] Так сие

место читается по слав. рукоп.

 

 

 

 

 

name="_ftn3" title="">[3] Изд.

голланд.: покаяния.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn4" title="">[4] В слав. рук.

прибавлено: сотворити злострадание во всяком труде, и бегстве, в безмолвии, и

хранении, и попечении.

 

 

 

Об уме по естеству

 

 

 

 

 

1. Братие! Я не хочу оставить вас в неведении о том,

что Бог вначале сотворил небо и землю, все видимое и невидимое; потом сотворил

человека по образу Своему и по подобию и, поставив его царем над всей тварью<A

style='mso-footnote-id:ftn1' href="#_ftn1" name="_ftnref1" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[1],

поместил его в Раю с чувствами непорочными и сообразными с его естеством. Но

после того, как человек послушал обольстителя, все чувства его превратились в

противоестественное состояние; (тогда) и сам изринут был от своей славы.

Господь же наш, движимый великой любовью, явил милость Свою роду человеческому.

Слово плоть бысть

(Ин. 1, 14), то есть сделалось совершенным человеком, подобным

нам во всем, кроме греха; чтобы посредством святого тела Своего возвратить нас

в первобытное естественное состояние. Являя человеку Свое милосердие, Бог

возводит его опять в рай, сообщив такую силу желающим следовать стопам Его и

повиноваться данным Им заповедям, что они бывают сильны побеждать тех, которые

изринули нас из нашей славы. Он передал нам святое учение о богопочтении и

закон чистый, по коему человек мог бы возвратиться в то естественное состояние,

в котором первоначально сотворен был Богом. Итак, желающий возвратиться туда отсекает

все свои плотские хотения, дабы возвести ум в прежнее состояние. Есть

вожделение (желание), свойственное нашему естеству, без которого любовь к Богу

невозможна. Посему Даниил назван мужем желаний (Дан. 9, 23). Это

вожделение враг превратил в страстные похотения, чтобы мы вожделевали всяких

нечистот. Есть в уме ревность, свойственная естеству, без которой невозможно

преуспеяние (в деле) Божием. Посему и Апостол сказал: “Ревнуйте же дарований больших (1 Кор. 12, 31). Но

и сия божественная ревность уклонилась от своего естественного направления в

такое, что мы стали восставать от ревности друг против друга, завидовать и

лгать.

 

2. Уму свойственен также гнев, не чуждый естеству;

без гнева человек не может иметь чистоты, то есть если не будет гневаться

на все всеваемое в нас от врага. Финеес, сын Елеазаров, подвигнутый сим гневом,

пронзил мужа вместе с женой, и ярость Божия отступила от народа своего

(Чис. 25, 7–8). Этот гнев превратился в нас в такое состояние, что мы

воспламеняемся им на ближних своих за какие-либо ничтожные и бесполезные вещи.

Есть ненависть духа, сообразная естеству, которая побудила пророка Илию

умертвить всех студных пророков, каких он тогда нашел

(3 Цар. 18, 40). Ею и Самуил воспламенился против Агага, царя

Амаликского. Без сей ненависти ко врагу не открывается слава души. Но сия

ненависть в нас превращена в противоестественное; мы ненавидим ближнего,

презираем его, и эта ненависть истребляет все добродетели. Есть возвышение ума

над врагами, не противное естеству, ощутив которое Иов поносил врагов своих так:

бесчестнии же и похуленнии, скудни

всякаго блага, ихже не вменях достойными псов моих стад

(Иов. 30, 4, 1). Мы теперь не имеем сего возвышения над врагами

(душевными); мы уничижаемся пред ними, тогда как гордо препираемся с ближними,

почитая себя праведнейшими их; и такой гордостью мы соделываем себе Бога

врагом. Вот с какими свойствами сотворен человек! А он превратил их в гнусные

страсти, когда вкусил от запрещенного древа. Возлюбленные братия! Исторгнем

оные (страсти) из душ наших и возделаем то, что Господь наш Иисус Христос

показал нам в Своем святом теле. Он свят и во святых почивает. Будем внимать

себе и постараемся по силе нашей благоугодить Богу тщательным упражнением в

добрых делах. Все наши занятия и попечения будем взвешивать и подводить под правильную

меру и образец природы, чтобы обрести нам милосердие в день искушений, <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>грядущих на вселенную

(Лк. 21, 26). Будем всегда прибегать к благоутробию Божию, дабы Оно

помогло нашей немощи и освободило нас от врагов наших. Ибо Ему принадлежит

сила, помощь и власть во веки веков. Аминь.

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

name="_ftn1" title="">[1] В лат. изд.

гал. это место читается сокращеннее.

Слово

15

Об отречении от мира

 

 

 

 

 

1. Возлюбленные! Будем заботиться о средствах к

своему спасению, ибо время уже коротко

(1 Кор. 7, 29). Кто заботится о теле, тот не может (должным

образом) заботиться о душе. Как никто не может смотреть одним глазом на небо, а

другим на землю, так и ум не может вместе соединить попечение о Божественном и

мирском. Когда разлучишься с телом, тогда будешь сожалеть, что столько имел

попечения о том, что не приносит тебе никакой пользы. Имей пред очами Бога,

Который видит все, что ты делаешь

name="_ftnref1" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[1].

Бойся Бога, Который зрит всякое помышление твое. Что стыдишься делать в

присутствии людей, о том и помышлять считай неприличным. Как древо познается от

плода, так и ум, каков есть, познается чрез помыслы свои. Душа духовно разумная

познает себя из рассматривания себя. Доколе ты подвергаешься хотя мало греху,

дотоле не почитай себя свободным от страстей. Кто достиг истинной свободы, тот

не помышляет уже о соделанных им срамных делах. Итак, не почитай себя

свободным, доколе прогневляешь Владыку своего. Там свободы нет, где сердце

вожделевает чего-либо принадлежащего миру. Позаботься о своем теле, как о храме

Божием<SPAN

class=MsoFootnoteReference>[2],

и притом позаботься так, как имеющий воскреснуть и дать ответ Богу. Бойся Бога,

Который будет судить каждый твой поступок. Ты, который столько заботишься о

исцелении тела своего, когда заболит оно, почему не стараешься доставить ему

блаженство по воскресении? Прежде приношения молитв Богу, ежедневно

рассматривай, какую страсть ты победил. Как земля без семени и воды не может

приносить плода, так и человек не может совершать покаяния без смиренномудрия и

удручения тела подвигами. Растения цветут от прикосновения окружающего их

воздуха и дыхания ветра, и человек украшается соблюдением заповедей. Таковое

соблюдение (заповедей) служит доказательством веры в Бога, а страх Божий

состоит в том, чтобы хранить совесть непорочной и невозмущаемой. Когда ты пребываешь

в келлии и начнет возмущать тебя похоть блудная, то ты первые приражения сего

помысла отражай, чтобы не увлечься им. Старайся помнить, что тебе соприсутствует

Бог, пред очами Коего открыты и самые тайны сердечные.

 

2.

И потому так говори душе своей: “Если ты стыдишься подобных тебе грешников,

чтобы не увидели тебя грешащим, сколько более ты должна страшиться Бога, Который

совершенно зрит сокровенные тайны сердца твоего”. Сими словами возбудится страх

Божий в душе твоей. Если ты последуешь водительству страха Божия, то никакая

страсть не возможет насильно владеть тобою, как говорит Писание: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>надеющиися на Господа, яко гора Сион: не

подвижится в век живый во Иерусалиме (Пс. 124, 1). Кто верует,

что он, по исшествии из тела, должен предстать на суд (Божий), тот ни в каком

случае не будет осуждать ближнего, потому что сам должен дать отчет Богу во

всех делах своих. “Всем бо, —

говорит Писание, — явитися нам

подобает пред судищем Христовым, да приимет кийждо, яже с телом содела, или

блага, или зла” (2 Кор. 5, 10). Кто верует, что уготовано

царство для святых, тот блюдется, чтобы не согрешить и в маловажных вещах, дабы

быть сосудом избранным. Ибо подобно,

сказал Господь, Царствие Небесное неводу

вверженну в море и от всякаго рода рыб собравшу,

иже егда исполнися, извлекоша и на край, и седше избраша добрыя в сосуды, а

злыя извергоша вон (Мф. 13, 47–48). Кто верует, что тело его воскреснет

в День Суда, тот должен очистить оное от всякой скверны и порока. Ибо говорит

Писание: Иже преобразит тело смирения

нашего, яко быти ему сообразну телу славы Его, по действу еже возмогати ему

(Флп. 3, 21). Ничего нет в мире такого, что бы могло отлучить от

любви Божией того, в ком оная обитает. Ибо говорит Апостол: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Кто ны разлучит от любве Божия; скорбь ли,

или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч”

(Рим. 8, 35). О, если бы Бог удостоил нас быть в числе тех, коих никакая

вещь сего мира не разлучила от любви Христовой, дабы нам вместе с ними получить

милость благодатию Господа нашего Иисуса Христа, Коему с Отцем Нерожденным и

Духом Святым слава, власть ныне, всегда и во веки веков. Аминь.<SPAN

lang=EN-US style='mso-ansi-language:EN-US'>

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

name="_ftn1" title="">[1] Сие место

дополнено по слав. переводу.

 

 

 

 

 

name="_ftn2" title="">[2] Дополнено по

слав. переводу.

 

 

 

 

Блаженного аввы Исаии

монашеские правила

 

 

 

 

 

 

 

Возлюбленный

брат! Если ты оставил мир сей и предал себя на служение Богу, то приноси

покаяние во грехах своих и держись благого намерения, которое ты восприял. Не

внимай помыслам своим, когда они будут утеснять душу твою и говорить: “Прежние

грехи твои никак не простятся тебе”. И сохраняй сии правила.

 

1.

Остерегайся употреблять пищу вместе с женщиной; не входи в короткое содружество

с отроком и не спи с юношей под одним покрывалом. Когда снимаешь с себя одежду,

не смотри на тело свое.

 

2.

Если будет необходимость употребить вина, то не пей более трех умеренных чаш.

Берегись нарушить сие правило ради дружества.

 

3.

Не совершай с небрежением молитв твоих, установленных в известные часы, дабы не

впасть в руки врагов твоих. Сколько можно более упражняй душу твою в поучении

псалмов, ибо это сохранит тебя от нечистой жизни.

 

4.

Люби труд и скорби, чтобы освободиться от страстей твоих. Не считай себя

чем-либо ни в каком деле.

 

5.

Храни себя от лжи, ибо она изгоняет страх Господень. Не открывай всем благих

дел твоих, чтобы не похитил оных враг твой.

 

6.

Открывай страсти свои отцам твоим, чтобы получить помощь от их совета.

 

7.

Понуждай себя к рукоделию — и будет обитать в тебе страх Божий.

 

8.

Не осуждай брата своего, когда он грешит, и не презирай его, ибо (за сие)

впадешь в руки врагов твоих.

 

9.

Не будь настойчив в своем слове, чтобы не вселилось в тебя зло.

 

10.

Люби смирение и не полагайся на свой разум. Приучи язык твой произносить сии слова:

“прости меня” — и вселится в тебя смирение.

 

11.

Когда сидишь в келлии своей, будь попечителен о трех вещах, а именно: о частой

молитве, о псалмопении и о рукоделии.

 

12.

Всегда питай такие мысли в себе: неизвестно, пребуду ли я в этой жизни настоящий

день, — и исторгнешься из (челюстей) греха.

 

13.

Не раболепствуй насыщению чрева, чтобы не возобновились в тебе прежние грехи

твои. Не скучай трудом, пребывай в псалмопении — и придет к тебе покой от

Бога.

 

14.

Понуждай себя приносить молитвы с плачем — и Бог умилосердится над тобою,

и совлечешься ветхого человека.

 

15.

Знай, что труд, нищета, уклонение от мира, скорбь и молчание рождают смирение;

смирение предохраняет от всех грехов. Смирение состоит в том, чтобы человек

почитал себя грешником, а не праведником, чтобы не усиливался настаивать в

своем слове, отсекал свою волю, имел взор поникший, переносил обиды и труды,

ненавидел честь и покой и говорил каждому: “Прости меня”; от силы смирения

враги обращаются в бегство.

 

16.

Будь постоянно печален; если же придут к тебе братия, то показывай себя пред ними

веселым, чтобы обитал в тебе страх Божий.

 

17.

Если путешествуешь вместе с братиею, то отставай несколько от них, дабы мог ты

хранить молчание; не смотри туда и сюда, но углубляйся мыслью в псалмы и молись

Богу умом твоим. В какое место ни придешь, не обращайся с жителями оного

свободно. Сохраняй скромность и имей почтение ко всем. Не простирай руки без

приглашения к тому, что будет положено пред тобою.

 

18.

Не покрывайся с другим одним покрывалом. Соверши прилежные молитвы, прежде

нежели уснешь, хотя бы ты и утрудился от путешествия.

 

19.

Не допусти кого-либо помазать тело твое маслом, разве только в крайней нужде и

изнеможении от пути.

 

20.

Когда сядешь за стол с братиями, не выбирай лучшую часть из снедей и простирай

руку твою только к тому, что находится пред тобою. Колена твои да будут сложены.

Не смотри на другого. Не пей воды с жадностью и так, чтобы при этом происходил

звук в гортани.

 

21.

Если необходимость понудит тебя покашлять и извергнуть мокроту в то время,

когда сидишь с братиями, то отойди подалее от них и тогда извергни оную. Не

зевай при людях; и если будет понуждение к тому, то не отверзай уст твоих, и

зевание скоро пройдет.

 

22.

Не открывай зубов твоих для смеха, ибо это показывает, что нет в человеке страха

Божия.

 

23.

Не желай чужой вещи. Если приобретешь книгу, не украшай оной, ибо этим обнаруживается

пристрастие.

 

24.

Если ты согрешил пред кем, не стыдись признаться в этом, не оправдывай себя

ложью; признайся в своем проступке и, поклонившись, проси прощения — и простится

тебе.

 

25.

Если кто будет укорять тебя, не гневайся на него, но скажи: “Прости меня,

впредь не буду”.

 

26.

Не стыдись вопрошать твоего наставника.

 

27.

Если кто постучится в дверь келлии твоей в то время, когда ты занимаешься работой,

оставь твое дело и постарайся успокоить пришедшего.

 

28.

Не говори ни с кем без нужды и не слушай ни от кого слов неполезных.

 

29.

Если наставник пошлет тебя куда-либо, спроси у него, как ты должен вести себя в

пути, и поступай по заповеди его. Не переноси слов слышанных. Если будешь хранить

зрение и слух, то не согрешишь языком твоим.

 

30.

Если будешь жить вместе с некоторым братом, веди себя по отношению к нему, как

странник; не приказывай ему чего-либо, не показывай себя пред ним старшим, не

обращайся с ним с властью. Если прикажет тебе нечто такое, чего ты не хочешь,

отсеки в этом волю твою, чтобы не оскорбился он и не нарушился между вами мир.

Знай, что повинующийся есть больший.

 

31.

Если будешь жить с некоторым братом и он скажет тебе, чтобы ты приготовил пищу,

спроси его, чего он желает. Если же он предоставит это твоей воле, то приготовь

пищу из находящихся у вас припасов со страхом Божиим.

 

32.

Когда встанешь от сна, прежде нежели коснешься до какого-либо дела, молись и

поучайся в слове Божием, потом без лености приступай к делу.

 

33.

С веселым видом встречай странника и приветствуй его, дабы взаимное свидание

наше не послужило к чему-либо неполезному. По приходе его остерегайся спрашивать

его тотчас о неполезном, но попроси прежде помолиться; и когда сядет, скажи

ему: “Любезный брат! Как ты пребываешь?” — и предложи ему какую-либо книгу

для чтения. Если он изнемог от пути, предложи ему отдохнуть и омой ему ноги.

Если же он будет рассказывать что-либо неполезное, то скажи ему с любовью:

“Любезный брат! Прости меня, я немощен и не могу переносить сего”. Если одежда

его будет худа, почини оную. Если он немощен, а платье его будет грязное, то

вымой оное. Если он из числа праздношатающихся, а у тебя в это время будут люди

благочестивые, то не допусти его взойти к ним, но окажи ему милость и отпусти

его. Если же он беден, то не отпусти его без чего-либо, но дай ему то, что

пошлет тебе Бог.

 

34.

Если брат положит у тебя какие-либо вещи, то ты не пересматривай оных, разве

только в его присутствии.

 

35.

Если кто оставит тебя в келлии своей, а сам выйдет, то не попусти взору твоему

рассматривать то, что в ней находится; но когда брат будет уходить, скажи ему:

“Дай мне какое-либо дело для занятия, пока ты возвратишься”, и что тебе

поручит, исполняй тщательно.

 

36.

Не совершай молитв с леностью и небрежением, ибо таким образом ты подвигнешь

Бога на гнев тем, чем думаешь угодить Ему; но стой в молитве со страхом и

трепетом, не восклоняясь на стену, не передвигая ног, так чтобы стоять на

одной, а другую протягивать. Сопротивляйся помыслам твоим и не попускай им в

молитвенное время увлекаться заботами о плотских делах, дабы молитва твоя была

угодна Богу.

 

37.

Если ты находишься при совершении литургии с намерением приобщиться Святых

Таин, то наблюдай за помыслами твоими и чувствами твоими и стой пред всевышним

Богом со страхом, чтобы достойно причаститься Тела Христова и Крови Его и

исцелить свои страсти.

 

38.

До самой старости не одевайся в красивое платье и особенно в молодых летах.

 

39.

Если путешествуешь со старшим тебя, не иди впереди Его. Если старший остановится

для беседы с кем-либо, то в таком случае будь почтителен и не садись, но стой,

пока не прикажут тебе сесть.

 

40.

Когда придешь в город или селение, то имей взор поникший, дабы не увидеть тебе

чего-либо такого, что послужит поводом к брани в келлии твоей.

 

41.

Не спи в том месте, где сердцу твоему предстоит греховное прельщение. Не употребляй

пищи вместе с женщиной и, если можно, не смотри даже на платье ее.

 

42.

Путешествуя со старцем, не попусти ему нести какую-либо ношу. Если вы будете

все молодые, то пусть каждый несет какую-либо часть ноши. Если же ноша невелика,

пусть каждый несет оную попеременно, и кто несет ее, пусть идет впереди, равно

как и немощный, дабы в случае усталости они могли сесть для отдохновения, тогда

сядьте и вы с ними.

 

43.

Если вопрошаешь старца о помыслах своих, открывай оные свободно, каковы они в

тебе есть, но открывай тому, в ком ты уверен, что сохранит твои тайны. Не на

того обращай внимание, кто преклонных уже лет, но на того, кто украшен духовным

ведением, делами и опытностью, дабы вместо пользы не получить вреда к усилению

страстей твоих.

 

44.

Большую часть ночи старайся употреблять на молитву, дабы просветился ум твой.

Внимательно рассматривая согрешения твои, прилежно молись о них пред Богом, и

Он простит тебя.

 

45.

Если кто в присутствии твоем начнет осуждать брата твоего, то хотя бы осуждаемый

был и из числа тех, кои тебя порицают, однако скажи осуждающему со смирением:

“Любезный брат! Прости меня, ибо я грешен, и немощен, и повинен тому, о чем ты

говоришь, почему не могу сего переносить”.

 

46.

Во время путешествия братий твоих предпочитай во всем, и если кто из знакомых

окажет тебе честь, то скажи: “Ради вас оказал он мне почтение” — и ничего

не вкушай ни у кого без собратьев твоих.

 

47.

Кто требует у тебя чего-либо заимообразно, не отказывай тому.

 

48.

Сколько можно реже воспоминай о тех предметах, кои ты оставил из любви к Богу,

а более помни смерть и суд и что никто и ничто из оных в то (грозное) время не

поможет подать тебе помощи.

 

49.

Сидя в келлии твоей, если вспомнишь, что кто-нибудь сделал тебе зло, то встань

немедленно и помолись за него в сердце твоем, чтобы простил его Бог, ибо таким

образом страсть злопомнения сама собой ослабеет, когда причина оной уничтожится

(такой молитвой).

 

50.

Если хочешь причаститься Тела Христова, то блюдись, чтобы не было в сердце

твоем гнева или ненависти против кого; и если узнаешь, что кто-либо на тебя

гневается, то прежде попроси у него прощения, как заповедал Господь наш.

 

51.

Если во время ночного сна ты был борим страстными и соблазнительными мечтаниями

любодеяния, то остерегайся в продолжение дня возобновлять в мысли твоей сии

мечтательные образы, дабы сердце твое не осквернилось услаждением оных; но

повергнись пред Богом, и Он умилосердится над тобою, ибо знает немощь человеческую.

 

52.

Если прилежишь строжайшему посту и частой молитве, то не думай, чтобы это одно

спасло тебя (от искушений); напротив, веруй тому, что Бог помилует тебя, видя

удручение твоего тела, и поможет твоей немощи.

 

53.

Если ты впал в болезнь, не унывай и не падай духом, но приноси благодарность

Богу, что Он печется о пользе души твоей.

 

54.

Живя (особо) в келлии своей, определи для употребления пищи известную меру и

известное время и не нарушай его. Давай телу твоему потребное, дабы оно могло

пребывать в молитвах и подвигах. Если же вне келлии твоей будет тебе предложена

пища лучшая, то не употребляй оной до сытости, чтобы ты мог скорее возвратиться

в келлию свою.

 

55.

Если демоны будут внушать тебе мысль о подвиге, которого ты не можешь понести,

то не слушай их, ибо они коварно склоняют сердце человека к подвигам, превышающим

силы его, дабы ввергнуть его в уныние и поругаться над ним. Все дела, внушаемые

врагами, без сомнения не имеют ни меры, ни порядка.

 

56.

Один раз в день употребляй пищу, и притом не до сытости; впрочем, давай телу

твоему потребное для поддержания оного.

 

57.

Одну половину ночи определи на молитвенное бдение, другую же для успокоения

тела. Прежде нежели ляжешь спать, часа два проводи в молитве и славословии, потом

дай телу твоему успокоение. Когда почувствуешь леность в теле в то время, как

нужно встать на молитву, скажи ему: “Неужели ты хочешь наслаждаться покоем в

кратковременной сей жизни, а потом подвергнуться вечному мучению? Не лучше ли

здесь немного потрудиться, а там со святыми вечно успокоиться?” Тогда немедленно

отступит от тебя леность, и ощутишь помощь Божию.

 

58.

Когда ты воспринял монашеские обеты, то дай свободу рабу твоему; когда же и он

пожелает принять монашество, не позволяй ему жить с тобою.

 

59.

Если пойдешь продать рукоделие, то не торгуйся о цене подобно мирским людям;

также поступай и при покупке чего-либо. Знай, что скудость в вещах приближает

тебя к Богу.

 

60.

Если брат положит у тебя какой-либо сосуд (для сбережения) и в нем ты имеешь

нужду, то не касайся до него, не испросив прежде позволения у брата.

 

61.

Если отправишься куда-либо для своей потребности и брат будет просить тебя купить

ему нечто, то исполни прошение его; если с тобой будут другие братия, то купи в

присутствии их.

 

62.

Если у кого возьмешь какую-либо вещь на время, то возврати оную, когда исполнишь

свою потребность; не удерживай оной дотоле, пока от тебя потребуют; если оную

сломаешь, то исправь. Если же что-либо дашь кому на подержание или заимообразно

и узнаешь, что брат оного не может возвратить, не требуй обратно, особенно когда

в оной вещи не имеешь нужды.

 

63.

Если ты оставишь свою келлию и после опять возвратясь найдешь в ней живущего

уже брата, то поищи себе другую келлию; остерегайся выслать из оной брата,

чтобы Бог на тебя не прогневался. Если же он сам добровольно пожелает оставить

оную, то ты уже не будешь виновен. Если он захочет взять что-либо из келейной

принадлежности, не возбрани ему.

 

64.

Если захочешь выйти из келлии, то не бери с собою из ее принадлежностей, но

оставь оные какому-нибудь бедному брату, и Бог пошлет тебе потребное везде,

куда ты ни пойдешь.

 

65.

Ни о чем столько не радуются демоны, сколько о том, когда кто скрывает помыслы

пред духовным своим наставником. Не считай себя подобным отцам твоим, если не

подражаешь подвигам их.

 

66.

Храни себя от любостяжания и от пристрастия к чему-либо, ибо это губит плод

монашеский.

 

<SPAN

style='mso-font-kerning:0pt'>67. Если ты борешься с каким-либо искушением,

которое тебя утомляет, то не унывай, но повергайся пред Богом и говори: “Помоги

мне, Господи, ибо я немощен, не могу противиться сей брани”, и Он поможет тебе,

если только от искреннего сердца будет исходить твоя молитва. Если ты борешься

и побеждаешь, то не тщеславься и не надейся на себя, но будь осторожен, ибо

враг готовит для тебя брань гораздо опаснейшую первой.

 

68.

Если молишься Богу, не говори: “Господи! Отклони от меня сие, даруй мне это”,

но так говори: “Господи Боже мой! Ты знаешь, что мне более полезно, и в сем помоги

мне, не попусти, чтобы я согрешал пред Тобою и погиб в грехах моих, ибо я немощен

и грешен; не предай меня врагам моим, ибо я прибегаю к Тебе, Господи! Защити

меня, ибо Ты крепость моя и надежда моя, и Тебе принадлежит держава, слава,

благодать и благодарение вовеки. Аминь.

 

 

 

 

 

 


Слово

29

Его рыдания

 

 

 

 

 

1. Горе нам, предавшимся сластолюбию в сем кратком

поприще жизни. Чтобы удовлетворить законопреступной и кратковременной похоти

плотской, соделываем себя недостойными сладостнейшего созерцания славы Божией!

Горе нам, яко тление нетления не

наследствует (1 Кор. 15, 50). И мы, презрев нетление, с

безумным неистовством стремимся за тлением. Горе нам, что мы плоть свою,

имеющую обратиться в прах и пищу червей, питаем в грехах, не боясь ни огня, в

коем будем вечно мучиться, ни червя, никогда не усыпающего. Горе нам, что люди

благочестивые почитают и лобызают тело наше, оскверненное нечистотами, между

тем как мы гробы повапленные, и смердим грехом смертоносным! Горе нам, что мы

неумеренностью и приятными яствами умножаем в себе семя похоти и посему возбуждаемся

к преступному смешению телесному. Горе нам, что мы не умеем предпочитать

тленное нетленному и презираем Божественную и страшную правду. Горе нам, что мы

ленивы и медленны к добру, готовы же и скоры ко злу. Горе нам, что тело наше,

назначенное для вечного света, мы привели к вечной тьме. Горе нам, что <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>Сын человеческий, соделавшийся ради нас

человеком, Который есть одной и то же сущности с Богом Отцом, не имеет у нас <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>где главы подклонити

(Мф. 8, 20), между тем как лисицы, то есть лукавые и нечистые

духи, устроили в нас свои обиталища. Горе нам, ибо люди правые сердцем

представят пред Судией и души чистые и тела святые без всякого порока, а мы,

имея порочные души и нечистые тела, услышим изречение, подвергающее нас вечной

казни.

 

2. Горе нам, что мы, будучи исполнены бесчестных и срамных

дел, просим чести и славы святых. Горе нам, что, будучи повинны и подвержены

многим грехам, мы обращаемся посреди святых и непорочных, как чистые и

свободные от греха. Горе нам! Будучи исполнены согрешений, мы учим и наставляем

тех, кои гораздо лучше нас и превосходят нас. Горе нам, что, имея бревно в

своем глазе, мы проницательно усматриваем малейшие сучки согрешений братьев

наших и с гневом стремимся исторгнуть оные, как будто в нас нет ничего

требующего исправления. Горе нам! Ибо мы возлагаем на братий наших бремена

тяжкие и неудобоносимые, тогда как сами, как бы немощнейшие телом, не хотим

прикоснуться к оным ниже перстом. Горе нам, что мы, будучи чужды делания

божественного и монашеского, не стыдимся учить других совершению обязанностей и

добродетели. Горе нам, что мы не только забываем прежние грехи, но даже не

заботимся истребить настоящие, вновь соделываемые, и не омываем оных слезами.

Горе нам! Положив помощью Божиею и благодатью основание благого жительства,

ныне на сем основании воздвигаем жительство плотское. Горе нам! Мы столько

уклоняемся в скверные помыслы, что те грехи, кои мы оставили, опять возобновляем

их в памяти своей. Горе нам, что мы, употребляя пищу и питие, не предусматриваем,

что от излишества их воздвигается в нас брань. Горе нам! Ибо диавол, всевая в

нас помыслы блуда, находит нас готовыми принимать такие мысли и сим нас

уязвляет. Горе нам, что мы вознерадели о Божественных молитвах и о поучении в

святых Писаниях и проводим дни наши в празднословии и пустых занятиях. Горе

нам! Ибо столько ослеплены сердца наши, что мы

href="#_ftn1" name="_ftnref1" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[1]

предаемся лености и праздности, тогда как должны бы были прилежать оплакиванию

грехов своих. Горе нам! Бог говорит: душа,

яже согрешит, та умрет (Иез. 18, 4), а мы не имеем никакого

попечения о пище, беспрестанно согрешающей.

 

3. Горе нам, что мы тело свое, склонное ко грехам, к

нечистым вожделениям, возбуждаем множеством пищи и наслаждениями, допускаем в

сердце стрелы нечистого врага посредством очей и скверных помыслов,

соделываемся конями неистовыми от прикосновения к чужим телам и не обращаем

никакого внимания на достоинство разумной души нашей, не помним и не страшимся

вечной муки. Горе нам, что мы к болезням и недугам телесным довольно

внимательны, к болезням и язвам душевным, самым тягчайшим, бесчувственны. Горе

нам, ибо главнейшая часть человека, душа, покоряется плоти, которая есть оной

раба; часть худшая повелевает лучшей, вместо того чтобы обоим им согласно

служить Творцу своему Богу. Горе нам, что грехи умножаются в нас от злых и

нечистых помыслов, а мы не внимаем, что это удаляет нас от Бога и подвергает

нападению злобных духов. Горе нам, что мы так несмысленны и неразумны, что

домогаемся почестей святых мужей, между тем не хотим подражать делам их. Горе

нам, что мы в исполнении Божественных заповедей не оказываем ни страха рабов,

ни тщания наемников, ни любви сынов. Горе нам, что мы стараемся и словом и

делом снискать благосклонность людей, а нерадим о правде и справедливости. Горе

нам, что мы, когда грешим, то стыдимся упрека людей, а о вечном стыде, имеющем

постигнуть нас, нисколько нерадим. Горе нам, что мы, происшедши от бедных и

незнатных родителей, не познаем самих себя и, давши Бога ради обет любить

нищету и бесчестье, усиливаемся войти в число людей знатных и богатых. Горе

нам, что в мирской жизни, будучи угнетаемы бедностью, хранили умеренность, а

ныне, быв позваны к воздержанию, с величайшим усилием ищем насыщения чрева и

покоя телу. Горе нам, что боящихся Бога охраняют Ангелы, а тех, кои удаляются

от Бога и нерадят о Его заповедях, окружают демоны. Зная это (к сожалению

нашему) мы присоединяем себя к обществу демонскому. Горе нам, что мы стараемся

угождать богатым и сильным, а бедных и с покорностью приходящих к нам

отвращаемся как толпы докучливой.

 

4. Горе нам, что мы судим о людях не по добродетели,

но по своему пристрастному мнению. Горе нам, что мы определяем праведное и

благое, рассуждаем об оном и учим, но весьма далеко отстоим от дел праведных и

благих. Горе нам, что мы очищаем землю от репейников, терния и прочего

зловредного для плодов, а пренебрегаем очищать душу свою страхом Божиим от

лукавых и нечистых помыслов, кои губят и истребляют в нас святые плоды

добродетелей. Горе нам, что мы предаемся такой и столь долговременной заботе

для приобретения чего-либо тленного на земле, на которой мы пришельцы и

странники, а не прилагаем (ни малейшего) старания о том, что необходимо для нас

при переходе в вечность. Горе нам, что мы, долженствующие дать отчет пред

грозным Судиею о всяком деле, о всяком слове праздном, наконец, о всех помыслах

лукавых и нечистых, проводим все время жизни своей без всякого попечения о сем,

как будто ни в чем не повинные и не подлежащие никакому ответу. Горе нам, что

мы не только совершили много нечистого и непотребного, но даже по своему

неверию отвергли и презрели обетования Божия. Горе нам, что мы, будучи объяты

безрассудным пристрастием к тленному, хотя бы и могли наследовать нетление,

живя по учению Евангелия, однако, недугуя привязанностью к земным предметам,

лишаемся благ вечных и нетленных. Горе нам, что мы, имея возможность победить

всякое сластолюбие, по самоугодию побеждаемся страстями нашими. Горе нам, что

мы стыдимся грешить в присутствии людей, но не трепещем, поступая нечестиво и

согрешая пред очами Бога, Который зрит сокровенное. Горе нам, что мы не

растворяем слов наших солью Божественною, но безрассудно произносим слова

неполезные и чуждые всякого благоговения. Горе нам, что с людьми беседуем с

ласкательством, лестью и лицемерием и не боимся за сие осуждения. Горе нам, что

сонливость и беспечность лишают нас сокрушения сердечного. Горе нам, что мы

хотя и оставили мир, но страстями нашими превосходим людей, живущих в миру.

Горе нам, что сами, имея нужду в великом исправлении, весьма жестоко нападаем

на тех, кои побеждаются самыми маловажными погрешностями.

 

5. Горе нам, если Господь потребует нас на суд,

прежде нежели мы покаемся. Горе нам, что мы не обращаем внимания на смрад,

исходящий из чрева нашего, и потому побеждаемся сластолюбием и гордостью. Горе

нам, что мы беспрестанно оскверняем души наши

href="#_ftn2" name="_ftnref2" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[2]

нечистыми помыслами, а между тем желаем, чтобы почитали нас и называли святыми.

Горе нам, что мы, предавшись суетным вещам, забыли о борьбе со страстями<A

style='mso-footnote-id:ftn3' href="#_ftn3" name="_ftnref3" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[3].

Горе нам, что мы здесь без страха предаемся грехам, забывая, что нас ожидает

огнь вечный, тьма кромешная, червь неусыпающий, плач и скрежет зубов, вечный

позор пред Ангелами и всеми тварями. Горе нам, что в сей юдоли изгнаний и

странничества гоняемся за забавами, достойными ненависти, забываем о наслаждениях

райских, презирая Царство Небесное. Горе нам, что, по причине жестокосердия, мы

уподобляемся юродивым девам тем, что не заботимся купить елея, коим бы

освящались светильники наши, то есть не оказываем благотворения ближнему.

Горе нам, что днем и ночью возносим молитвы ко Христу, говоря: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>“Господи, Господи” (Мф. 7, 21), и

не соблюдаем того, что Он заповедал нам. Горе мне, написавшему сии рыдания и не

показывающему никакого признака истинного покаяния. Горе тем, кои трудятся для

пользы других, а для себя самих не употребляют трудов<SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[4]

.

Горе нам, что мы чувствуем непрестанные упреки совести, нас обличающей, но не

стыдимся и не страшимся Суда Божия, на коем должны будем отдать отчет во всех

своих поступках. Горе нам, что мы исполнены гнусных дел, при всем том услаждаемся

похвалами человеческими.

 

6. Горе нам, что, предавшись суетным заботам и

тщеславию, мы забыли страх Божий

name="_ftnref5" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[5].

Горе нам, что сердце наше от попечения о суетном грубеет и расслабевает. Горе

нам, что долготерпение Божие ожидает нашего обращения; однако мы не приходим в

раскаяние и не исправляемся в своих лукавых делах. Горе нам, что в настоящее

время не помним грехов наших, ибо спустя немного времени, когда душа совлечется

тела, с великой горестью будем читать напечатленное в памяти нашей все то, что

мы соделали или мыслями, или словами, или делами. Горе нам, коим и Апостол

угрожает сими словами: ядый хлеб, <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>и пияй чашу Господню <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>недостойне, суд себе яст и пиет, не

разсуждая тела Господня (1 Кор. 11, 28–29), а мы,

оскверненные нашими нечистотами, приступаем к великим и страшным Божиим тайнам,

прощая себе то, что производят в нас ночные мечтания и скверные помыслы. Ибо

кто соединяется с Богом, имея нечистый помысл, нечистые очи, тело растленное,

душу оскверненную, тот подвергает себя многим как телесным болезням, так и

душевным недугам и потом впадет в вечные муки и бесконечный стыд. Горе мне!

Пишу сие, рыдая горько, но самою вещью не приношу покаяния. Увы мне! Говорю

истинное, но дел добрых не делаю. Увы мне! Учу доброму, а делаю худое. Горе,

кои грешат, будучи обольщены сладостью вожделения, ибо подвергнутся неизреченной

скорби и вечному позору. Горе тем, которые плачут, но не перестают грешить и

потому лишают себя пользы, происходящей от плача.

 

7. Горе людям, кои наносят ближнему оскорбление и

бесчестье, ибо они чужды блаженства любви. Горе завистникам, ибо они соделывают

себя чуждыми Благости Божией. Горе человекоугодникам, ибо они не могут угодить

Богу. Горе лицеприемникам, ибо они отпали от истины Божией. Горе гордым, ибо

часть их с диаволом-отступником. Горе не боящимся Бога, ибо они впадут во

многие грехи и в сей и в Будущей Жизни будут наказаны. Горе нам, что не можем

претерпеть укушения и ужаления блох, мух, комаров и пчел; между тем не стараемся

убежать от великого дракона, разверзающего ужасные челюсти свои с намерением

поглотить нас или уязвить своим смертоносным жалом, не удаляемся от него и даже

не просим (от Бога) против него помощи. Горе нам, что диавол уловляет нас

сластолюбием, болезнями, нуждами и всеми кознями своими, однако мы не хотим оставить

своих пороков. Горе нам, когда многие уже столько времени отпали от Церкви и

стараются ниспровергнуть православную веру, а мы о сем не проливаем слез, не

обнаруживаем никакой сердечной печали, не исправляем ни нравов, ни жизни, но,

прибавляя грехи к грехам и неверие к злым делам, чрез что и приготовляем сами

себе жесточайшие и бесконечные мучения в геенне. Горе нам, написавшим сии

рыдания! Хотя и приближается конец миру, но мы не раскаиваемся, не плачем о

том, что мы соделали в юности, но во дни горестной старости умножаем бремена

грехов большие и тягчайшие. Горе нам, что, несмотря на тяжкие и различные

телесные болезни, мы не стыдимся грешить и питать грешные тела наши, а о том и

нерадим, что несчастные наши души и тела недугуют смраднейшими грехами и

преступлениями. Горе нам, долженствующим пройти сквоз огнь, клокочущий паче

волн бушующего моря; прежде, нежели каждый из нас да приимет, яже с телом содела, или блага, или зла

(2 Кор. 5, 10). Горе нам, что мы не помышляем об оном мрачном и

невещественном огне, о вечном горьком плаче и о скрежете зубов, ибо тогда Бог,

отъяв светлость у пламени, оставит в оном огне только жгущую силу и мрак для

большего наказания нечестивых и грешных.

 

8.

Ах! Бедная душа моя! Непрерывная печаль и скорбь стесняет мое сердце, ибо зло

помрачило разум, тление побеждено нетлением, ложь заступила место истины,

смерть предпочитается жизни, небесное, постоянное и вечное заменено земным,

тленным и скоропреходящим, гнусное и достойное ненависти сочтено более сладостным

и приятным, нежели истинная любовь и Благость Христа. Заблуждение изгнало из души

моей истину, вместо радости заступила печаль. Я избрал позорное и бесчестное,

вместо истинной похвалы и славы. Я предпочел горькое сладкому, возлюбил земное,

вместо Царства Небесного. Враг, ненавидящий всякое добро, излил мрак в сердце

мое и омрачил в уме моем свет ведения. Увы мне, бедному и несчастному! Ибо диавол,

запутав меня в свои сети, низверг с толикой высоты. Я на пути добродетели

трудился до изнеможения, но суетными оказались труды мои. Кто не восплачет о

моем жребии? Кто не возрыдает обо мне, иждившем время в суетных трудах? Кто не

исполнится жалости о мне, потерпевшем кораблекрушение в пристанище? <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>Помилуйте мя, помилуйте мя, о друзие

(Иов. 19, 21)! И с сокрушенным сердцем молите благопотребного и

никаким злом непобеждаемого Господа моего Иисуса Христа: может быть,

подвигнутый милосердием Своим, Он очистит ум мой от непроницаемого мрака,

произведенного диаволом, ненавистником всякого добра. Лишь только взгляну на

то, в каком болоте пресмыкаюсь, из коего не забочусь востать, отъемлется у меня

всякая надежда, ибо время жизни моей явно сокращается. Нет болезни больше моей

болезни! Нет раны, подобной моей ране! Нет печали, равной печали моего сердца: <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>яко беззакония моя превзыдоша главу мою (Пс. 37, 5).

Язвы мои не суть язвы от меча, и умершие мои не от брани умерли; но стрелы

врага вонзились в меня и уязвили моего внутреннего человека. <I

style='mso-bidi-font-style:normal'>Углебох в тимении глубины, несть постояния

(Пс. 68, 2). Страх бо, егоже

ужасахся, прииде ми (Иов. 3, 25), прикры мя сень смертная (Пс. 43, 20). Увы мне! Рассмотри,

душа моя, и зри, что значит все настоящее, как оно скоротечно, как быстро

проходит и с какой горестью и болезнью; и сколь, напротив, горестнее оных то,

что уже приближается и настоит. Душа! Помысли, коликих благ и какой надежды ты

лишаешься и каким вскоре подвергнешься мучениям и наказаниям навсегда. Итак,

прежде нежели помрачится свет над главою твоею, приступи со смирением к

милосердию Божию, проси, умоляй Подателя вечного света, чтобы избавил тебя от

всепожирающего пламени и непроницаемой тьмы. Ибо свойственно Его благоутробию

отпущать грехи человекам и даровать нам прощение, хотя мы и недостойны Его

милосердия, Коему слава, держава во веки веков. Аминь.

style='mso-ansi-language:EN-US'>

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

name="_ftn1" title="">[1] В слав.

рук.: “часто ища слез и умиления, лишаемся сего по причине великого нерадения и

расслабления”.

 

 

 

 

 

name="_ftn2" title="">[2] В лат. изд.:

“тела наши”.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn3" title="">[3] В слав.

рук.: “ко диаволу”.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn4" title="">[4] Сие место

переведено применительно к слав. рукописи.

 

 

 

 

 

name="_ftn5" title="">[5] В слав. рук.

это место читается так: “горе нам, что попечение, и вышение, и забвение отъемлет

Божий страх от сердец наших”.

 

 

 

 

 

 

Слово

6

О том, что желающие пребывать в истинном безмолвии не должны быть пытливы и

иждивать время в бесполезных занятиях, оставив рассматривание грехов своих<SPAN

lang=EN-US style='font-size:11.0pt;mso-bidi-font-size:10.0pt;font-family:"Times New Roman";

mso-ansi-language:EN-US'>

 

 

 

 

 

1. Исследование Писаний с пытливостью приводит ко

вражде и спору, а оплакивание грехов своих доставляет мир и спокойствие.

Монаху, безмолвствующему в келлии, вменяется в грех, когда он, вместо

рассматривания и оплакивания грехов своих, обращается к пытливому исследованию

Писаний. Кто, не очистив себя от страстей, занимается вопросами, почему то<SPAN

style="mso-spacerun: yes">  или то говорится в Писании, тот работает

страсти любопытства. Кто же бодрствует, чтобы не быть мысленно плененым, тот

непрестанно с сердечным сокрушением повергает себя пред Богом. Кто ищет образа

или подобия в Боге, тот хулит Бога

name="_ftnref1" title=""><SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[1],

а кто ревнует почитать Бога, тот любит чистоту в страхе Божием. Кто хранит и

исполняет слова Божии как должник, тот познал Бога. Не стремись к высокому<A

style='mso-footnote-id:ftn2' href="#_ftn2" name="_ftnref2" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[2]

в то время, как испрашиваешь еще помощи (от Бога), да избавит тебя от греха.

Дарования Божии приходят сами собою, если найдут место чистым и нескверным.

Утверждающийся на собственном разуме и следующий своей воле плодит в себе

вражду к другим и чужд того духа, от коего рождается сокрушение сердца. Кто,

читая слова Писания, исполняет их по своему разуму и с упорством утверждает,

что именно так должно их понимать, как он, тот не знает славы Божией и сокровищ

Его. Кто же при рассматривании оных (слов Писания) так говорит: “Не знаю (так

ли), ибо я человек”, — и  воздает славу Богу, в том обитает богатство Божие<A

style='mso-footnote-id:ftn3' href="#_ftn3" name="_ftnref3" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[3].

Не всякому открывай помыслы свои, но только отцам твоим, чтобы не навлечь

скорби сердцу твоему. Храни уста твои, чтобы ближний был у тебя в почтении.

Приучи язык твой к словам Божиим — и ложь отбежит от тебя. Кто любит славу

человеческую, тот подвергается лжи, а кто отражает ее от себя щитом смирения, в

сердце такого человека возрастает вящший страх Божий. Не ищи дружества со

славными мира, чтобы не погасла в сердце твоем слава Божия. Когда кто при тебе

порицает и уничтожает брата своего или обнаружит злобу на него, не приклоняй к

сему уха своего и не соглашайся, чтобы не постигло тебя то, чего не хочешь.

 

2. Простота и смиренное о себе мнение очищает сердце

от зла. Кто обращается с братом своим лукаво, тот не избежит печали сердечной,

кто имеет одно в сердце, другое на языке по лукавству, молитва того<SPAN

class=MsoFootnoteReference>

name="_ftnref4" title="">[4]

суетна. С таковыми людьми не общайся, дабы не заразиться ядом их, а общайся с

незлобивыми и святыми мужами, чтобы соделаться участником их добродетели и

чистоты. Не держи в сердце своем злобы ни на кого, иначе труды твои будут

тщетны и суетны. Да будет сердце твое пред всеми чисто и ко всем благосклонно,

чтобы обрести в себе мир Божий. Как если кто ужален будет скорпионом, то яд

разливается по всему его телу и повреждает самое сердце, так и злоба в сердце

на ближнего уязвляет душу и отравляет зараженного ею. Итак, кто желает, чтобы

труды и дела его не погибли, тот скоро должен отражать от себя сего скорпиона,

то есть лукавство и злобу. От каковой заразы да избавит нас милость Господа

нашего Иисуса Христа, Ему слава и поклонение во веки веков. Аминь.

 

style='mso-ansi-language:EN-US'> 

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

name="_ftn1" title="">[1] Около сего

времени существовало у египтян (из коих многие недавно оставили идолопоклонство)

ложное мнение о Боге, бывшее следствием идолопоклонства. Они представляли Бога

подобным человеку, т. е. с головой, руками и пр. А как идолы в Египте были

колоссальны, то и Бога они представляли себе еще колоссальнее. Разделявшие сие

мнение назывались анфропоморфитами.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn2" title="">[2] В лат. изд.:

“не испытывай высших божественных вещей”.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn3" title="">[3] В слав. рук.

прибавлено: “соразмерно его силе и помыслу”.

 

 

 

 

 

name="_ftn4" title="">[4] В лат. изд.

жертвы.

 

 

 

 

Слово

5

О том, что должно соблюдать тем, которые желают жить в мире между собою<SPAN

lang=EN-US style='font-size:11.0pt;mso-bidi-font-size:10.0pt;font-family:"Times New Roman";

mso-ansi-language:EN-US'>

 

 

 

 

 

1. Если вы вместе путешествуете, то обращайте

внимание на того, кто из вас послабее, и имейте к нему снисхождение, когда он

будет иметь потребность немного посидеть, или вкусить сколько-нибудь пищи

прежде назначенного часа. Если изыдете вместе на (общее) дело, то каждый да

внимает себе, а не брату своему. Да не дерзнет кто-либо учить другого или

приказывать. Если испполняете какое дело внутри келлии, оставляйте, чтобы

каждый делал, как хочет. Если кто скажет: “Прошу вас, научите меня, я сего не

знаю”, то знающий не противься и не отговаривайся незнанием”, ибо такое

смирение не по Богу. Если увидишь брата, исполняющего какое дело, не говори,

что он не так делает или портит дело. Если же он будет просить тебя, чтобы ты

его научил, ты же не сделаешь, а промолчишь, то сим покажешь, что в тебе нет

любви Божией, а лукавство. Если брат не довольно хорошо сварил пищу, не говори,

что он худо сварил, ибо в этом заключается смерть для души твоей; размысли, как

для тебя тяжело и скорбно было бы услышать сии слова от другого, — и успокоишься.

Если во время псалмопения ошибется кто в каком слове, не поправляй его тотчас и

не смущай; хотя бы он и слово пропустил, не беспокойся. Когда же он попросит

тебя, чтобы ты его исправлял, делай это с любовью. Если будет за столом снедь

(пища), которой кто-либо от братии по немощи не может употреблять, то таковой

не должен говорить: “Не могу вкушать оной”, но пусть понуждает себя Бога ради

сколько можно, и Бог успокоит его. Если вы исполняете вместе какое-нибудь дело

и кто-либо из вас по малодушию испортит нечто, не упрекайте его в этом, а показывайте

веселый вид. Если к вам придут братия, не спрашивайте их о вещах бесполезных; в

противном случае они подадут вам повод побеждаться в келлии пленением<A

style='mso-footnote-id:ftn1' href="#_ftn1" name="_ftnref1" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[1].

Если же кто из них не возможет воздержаться и скажет кому из вас слово праздное

и вредное, то услышавший это да не открывает его кому-либо из братии, дабы не

излить в сердца их смертоносного яда. Если необходимость понудит тебя

отправляться за каким-либо делом в другое место, не разведывай о том, что не может

тебе принести пользы, дабы ты мог возвратиться в келлию свою без вреда. Если и

невольно услышишь что-либо подобное, возвратясь в келлию, не рассказывай братиям.

Если случится вам во время странствования прийти в какое-либо место, не говорите

и не делайте ничего с дерзновением, чтобы там жительствующие получили назидание

от вашей скромности и молчаливости. Ибо немощные по слабости сердца своего

легко соблазняются, потому что не видят грехов своих.

 

2. Божественная помощь, надежда, кротость, благая

совесть, отвержение своей воли (и понуждение себя ко всему благому)<A

style='mso-footnote-id:ftn2' href="#_ftn2" name="_ftnref2" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[2]

суть признаки смиренномудрия. Напротив того, дерзость, любопрение, самомнение,

презрение брата, попрание совести и то, если кто, огорчив и смутив брата,

говорит: “Какое мне дело до него” — все эти признаки обнаруживают

жестокосердие. Если в то время, как ты занимаешься рукоделием, придет к тебе в

келлию брат, отнюдь не любопытствуй, ты ли более сделал его или он. Если

работаешь с немощным братом, не усиливайся с намерением сделать более, нежели

он. Если делаете какое-либо рукоделие, то трудитесь с полным усердием, но не

заботьтесь знать, кто более наработал в неделю, ты или брат твой, ибо таковое

изыскание безрассудно. Если вместе с братиями выйдешь на послушание, не желай,

чтобы знали, что ты более всех потрудился. Ибо дело, совершаемое втайне, Богу

благоприятно (Мф. 6, 4, 18). Если брат скажет тебе грубое слово

по малодушию, переноси это с радостью; ибо, рассмотрев помыслы свои пред

всеведущим Богом, найдешь, что ты сам согрешил. Если живешь с братией и

стремишься духом к большему воздержанию против других, скажи помыслу твоему:

“Немощный брат, живущий здесь, есть господин мой”. Если ты непременно уже

решился жить воздержнее других, то избери себе отдельную келлию и не огорчай

немощного твоего брата. Если к вам придет странный брат, о коем вам известно,

что он подвержен какой-либо страсти, не выведывайте от него об этом

расспросами, пока страсть не обнаружится сама собою, и не показывайте, что вы

знаете об этом, дабы узнав, брат не оскорбился сим. Если имеешь нужду в

чем-либо, а брат твой не догадался сам дать тебе оного, не скорби на него за

сие, но с доверчивостью и простотою попроси его так: “Окажи любовь, брат, дай

мне сию вещь, потому что я имею в ней нужду”, ибо такова святая чистота сердца.

Если же ты не скажешь ему откровенно, но будешь роптать и укорять его в сердце

твоем, то сам себя подвергаешь осуждению. Если между вами зайдет речь о

каком-либо месте Священного Писания, то знающий это место (Писания) пусть

объяснит, по силе своей, брату смиренно, не настаивая на своем мнении, чтобы

успокоить брата с любовью. Ибо от нас более требуется то, чтобы смиряться пред

братом своим. Помышляй о том судилище, пред коим ты должен предстать, и

попекись всеми силами исполнять должно, чтобы не заградились там уста твои и ты

не был осужден, не нашедши себе никакого оправдания в страшный оный час.

 

3. Не расспрашивайте с любопытством о временных

делах мира сего, дабы не уподобиться отхожим местам, в кои всякий идет для извержения

излишеств чрева, от чего оные места всегда наполнены смрадом. Но лучше

старайтесь быть чистым храмом, постоянно утром и вечером принося Богу жертву

внутреннего человека. Да не будет жертвенник сей никогда без сего фимиама.

Всячески старайтесь понуждать себя к молитве, чтобы Господь даровал вам

простосердечие и незлобие и избавил вас от противных страстей, то есть от

лукавства, хитрости бесовской, любопытства, самолюбия и злобы. Зараженные сими

страстями тщетно трудятся, и конец их — погибель. Кто боится Бога и

внимает гласу совести, тот от всех страстей отвращается. В ком же нет сего

домовладыки, тот достоин всякого сожаления: в храмине (души) его все строится

против его воли, и враг насевает в ней то, что хочет, ибо сердце такого

человека уже находится не в его власти, а в руках врага. Если надобность потребует

пойти на поделие, то не презирай один другого и не оставляй брата твоего, дабы

он не мучился упреками совести, оставшись в келлии, но скажи ему с любовью: “Не

хочешь ли, пойдем на такую-то работу?” Если же в это время заметишь, что брат

твой непокоен духом или слаб телом, то не должен принуждать его теперь же идти

с ним, а лучше, отложив сие дело до другого времени, пусть возвратится он с

миром и любовью в келлию свою. Берегитесь прекословить брату своему в чем-либо,

чтобы не оскорбить его. Если кто живет единодушно с духовным отцом или братом,

тот не должен иметь общения с посторонними, ибо сим упрочивается мир и

повиновение. Живя с отцом или братом, не вступай с кем-либо в тайное

содружество и не пиши скрытно писем, не желая, чтобы о сем знали те, с коими

живешь вместе, иначе повредишь и себе и им. Живя со старшим тебя, скрытно и без

его совета не благодетельствуй даже нищему. Если имеешь надобность спросить

совета о чем-либо, то советуйся о том, что стужает тебе в настоящее

время, — приходят ли к тебе помыслы перемещения, или желаешь научиться

какому рукоделию, или имеешь намерение жить с некоторыми или отойти от них: обо

всем этом свободно проси совета, прежде нежели приступишь к самому исполнению.

Открывай недуги душевные, болезни телесные, причины их, открывай не как не

повинный ни в чем, но как уязвленный, если хочешь получить врачевство для язв

твоих. Когда открываешь помыслы свои, открывай оные нелицемерно, не говори

одной вещи вместо другой, не показывай, будто бы советуешься ради другого кого,

но обнажи истину и будь готов исполнить все то, что будет тебе сказано; иначе

будешь обманывать не старцев, с коими советуешься, а самого себя.

 

4. Если спрашиваешь у старцев совета против

нападения искушений, то не слушай помыслов, кои в сердце твоем будут говорить

тебе больше, нежели старцы. Но прежде вопрошения моли Бога, чтобы сотворил с

тобою милость Свою и внушил старцам подать тебе советы такие, какие полезны.

Тогда делай с верою все, что скажут тебе старцы, и Бог тебя успокоит. Если живешь

с братией и по какой-либо причине не обретаешь покоя, или по причине работ, или

по причине стеснений, или по недостатку покоя, или терпения, или от уныния, или

по желанию безмолвия, или будучи не в силах нести ига, или потому, что не

можешь исполнять своей воли, или по недостатку необходимых вещей, или по

желанию более строгой жизни и более тесного подвига, или по немощи не можешь

понести труда, или по другой какой причине сердце твое будет понуждать тебя

оставить сие место, то смотри не делай сего опрометчиво и, как бы свергая иго,

не выходи со скорбью; также тайно не убегай с чувством огорчения, забыв

братолюбие, тогда, когда между вами есть неудовольствие, чтобы не унести с

собою памятозлобия на братство, а лучше избери время мирное, чтобы душа твоя

оставалась спокойною везде, где ни будешь пребывать. Причину удаления возлагай

на самого себя, а не на братию, с которой ты жил. Не слушай врага, советующего

тебе обвинять братию и притворяться обиженным, чтобы тем избежать поношения и

свое бесчестье прикрыть их порицанием, тогда как ты облагодетельствован ими;

ибо таким образом ты соделаешься рабом врага во всяком месте, где ни будешь

жить. Если куда придешь с намерением поместиться для жительства, не тотчас

избирай себе келлию, не осмотрев наперед положения места, чтобы впоследствии не

открылось для тебя там повода к преткновениям или по причине бесполезных забот,

или что видишь предметы, вредные для тебя, или славы ради, или от

многотрудности, или от оскорбления друзей. Если ты благоразумен, то в продолжение

немногих дней узнаешь все, откуда имеет проистекать для тебя жизнь и откуда

смерть.

 

5. Если уступишь брату келлию твою на малое время

для жительства, то не почитай его через это себе подчиненным. Если ты получишь

келлию ближнего твоего на несколько дней для обитания, то ничего в ней не ломай

и не строй без позволения того, кто тебе ее уступил<SPAN

style='mso-special-character:footnote'>[3]

.

Если ты с кем обитаешь или путешествуешь и получишь от него заповедь, то не

презирай его ради Бога и не нарушай этой заповеди ни явно, ни тайно. Если ты

безмолвствуешь в келлии и наложил на себя какое-либо правило, например или

употреблять пищу в такой именно час, или чего-либо не есть, смотри, отправляясь

странствовать, не говори за столом у кого-либо: “Прости меня, я не употребляю

сей пищи”. Ибо таким образом тщеславие твое предаст труды твои в руки врагов

твоих. Господь повелевает нам делать сие тайно, чтобы Отец наш воздал нам явно

(Мф. 6, 14, 18). Кто любит труды свои, тот хранит их, чтобы они

не были тщетны. Если живешь с другим братом вместе, занимаетесь одним делом внутри

и вне келлии и брат твой позовет тебя, то не говори: “Подожди немного, пока я

окончу свое дело”, но тотчас поспеши к нему, чтобы вместе совершать это дело.

Всякую погрешность, которую знаешь за другими вне вашей келлии, не держи в устах

твоих, чтобы после объявить о том братии, ибо это смерть для души твоей. Если

живущие с тобою братия потрудятся в какой-либо день более обыкновенного, то успокой

их, предложив им вкусить пищу прежде установленного часа, при сем внимая не

себе, но суду Божию. Что ни делаешь, имей Бога пред очами твоими. Если где

поместишься один или с теми, кои здесь прежде тебя были, и заметишь там художество,

или занятия, кои наносят душе вред или неприличные монаху, не отверзай уст

твоих, чтобы обличать то; но если не обретаешь там покоя, переселись в другое место

и блюди язык твой от злоречия, ибо это для души твоей смерть. Если ты немощен и

преклонен к страстям, то не допускай, чтобы кто-либо открывал тебе, как

достойному доверия, свои страстные помыслы, ибо это для души твоей пагубно. Если

между вами как-нибудь произнесется слово смешное, смотрите не допускайте, чтобы

голос ваш был слышим, ибо где смех, там нет ни благочиния, ни страха Божия, ни

внутреннего душевного хранения.

 

6. Поелику во дни наши постигает землю гнев Божий,

то не смущайтесь, если услышите что-либо страшное, но так рассуждайте сами с

собою: что это за казни в сравнении с теми, в кои впадем за грехи наши, если не

покаемся? Любите друг друга ради Бога, читайте Священное Писание, чтобы

исполнять оное, ибо для истинно верующего в малое дело немаловажно<A

style='mso-footnote-id:ftn4' href="#_ftn4" name="_ftnref4" title=""><SPAN

class=MsoFootnoteReference>[4].

Если сие сохраните в простоте и в разуме, то с радостью достигнете покоя Сына

Божия; если же от сего отступите, то тщетно здесь трудитесь и по исшествии из

тела будете преданы вечному наказанию, по свидетельству Священного Писания. Для

того именно, о чем мы упомянули, грядет Господь наш Иисус Христос. Но

жестокосердие наше ослепляет нас, ибо мы повинуемся хотениям сердца нашего и

предпочитаем их Самому Богу. Мы любим не Его, а наши страсти. Я принужден

написать вам это, ибо написанного прежде было недостаточно. Итак, любите друг

друга и не пребывайте в необрезании сердец ваших. Краткие дни наши проводите

праведно — в смирении, в мире, в терпении, в любви, в отсечении воли

своей. Если же сего не сохраните, но пребывают между вами рвение, прение,

сварливость, гордость, гнев, порицание, ропот, непослушание, то во зле

иждиваете время ваше и без всякого сомнения подвергаетесь вечной муке по отшествии

отсюда. Итак, любите братьев ваших святою любовью и храните язык ваш, чтобы

безрассудно не произносить слов и не оскорблять других. Господь Бог наш силен

подать нам благодать Свою к совершению благих дел и хранению, дабы мы могли

обрести Его милость со всеми святыми, Ему благоугодившими, ибо Ему слава, честь

и поклонение, ныне и всегда и во веки веков. Аминь.

style='mso-ansi-language:EN-US'>

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

name="_ftn1" title="">[1] Пленением

св. отцы обыкновенно называли насильственное увлечение ума мыслию греховной,

или суетною. Так рассуждает св. Иоанн Лествичник в 15-й Степени, Филофей Синайский,

Нил Сорский и многие другие.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn2" title="">[2] Дополнение

сделано по слав. рукоп.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn3" title="">[3] В слав. рук.

прибавление: “почивает ли (брат), или ни, понеже безсовестие есть”.

 

 

 

 

 

 

name="_ftn4" title="">[4] Сие место

дополнено по слав. рукоп.