РУССКАЯ ЛИНИЯ  
Православное информационное агентство
web-сервер www.rusk.ru

НА ПЕРВУЮ СТРАНИЦУ

ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ

Православие или смерть. №3

ПОГРОМ

Кто есть кто сегодня в Церкви: митрополит Владимир (Котляров)

Содержание

1. Погром
2. Погром продолжается?
3. Вероотступники
4. Противостояние в Царском Селе
5. Пока не поздно
6. Это был новый вид молитвы
7. Идея хороша, народ плох...

+   +   +

 

Георгий Александров

1. Погром

"Книги митрополита Иоанна следует из обращения изъять. Более того, необходимо выяснить, откуда они вообще взялись, ибо на самом деле он не имеет к ним никакого отношения" С этим сенсационным заявлением выступил недавно на заседании епархиального совета нынешний петербургский архиерей - митрополит Владимир (Котляров). Информированные источники в его окружении утверждают: такая позиция митрополита связана с тем, что после своего назначения в Петербург ему так и не удалось завоевать доверия и любви петербургской паствы. Это все больше и больше тревожит владыку Владимира, тем более, что падение его собственной популярности происходит на фоне постоянно растущего почитания усопшего митрополита Иоанна как исповедника и несомненного угодника Божия.
Комментируя высказывания владыки Владимира, пресс-секретарь митрополита Иоанна Константин Душенов отметил: "Клевета на почившего архипастыря свидетельствует лишь о том, что он и после своей кончины страшен врагам Православной России и русского народа. Такие выпады не могут остаться без последствий. Необходимо провести соответствующую проверку. Решение о ее проведении мог бы принять Священный Синод, а в состав экспертов наряду с теми, кто будет уполномочен церковным священноначалием, должны войти и независимые представители православной общественности. Мы готовы предоставить такой комиссии все необходимые документы для выяснения истины".
Нельзя не отметить, что высказывания митрополита Владимира кажутся весьма странными, особенно если учесть, что совсем недавно массовым тиражом была выпущена кассета с записью выступления владыки Иоанна перед духовенством епархии. Выступление это состоялось за несколько дней до кончины старца, и на нем он зачитал пространный доклад, который слово в слово повторяет основные положения его наиболее известных проповедей и воззваний.
Впрочем, быть может статья, которую мы публикуем сегодня (она прислана в редакцию нашим петербургским читателем) прольет некоторый свет на эти странности. Имя священника, беседа с которым содержится в статье, мы сочли за лучшее изменить. Надеемся, что прочитав материал, вы сами поймете, почему...

После смерти митрополита Иоанна назначения нового петербургского архиерея горожане ждали с понятной тревогой и нетерпением. Каков-то будет преемник знаменитого старца на петербургской кафедре? Захочет ли стать продолжателем его дела, сможет ли масштабом своей личности соответствовать глубине и многообразию проблем, стоящих перед нашим обществом, перед Церковью, перед каждым из нас? Сумеет ли заслужить среди простых прихожан ту же беззаветную любовь и доверие, которыми в полной мере пользовался его предшественник? Эти и подобные им вопросы терзали в конце прошлого года многих и многих петербуржцев.
И вот, наконец, стало известно имя нового митрополита: определением Священного Синода им был назначен владыка Владимир (Владимир Саввич Котляров), занимавший до того Ростовскую и Новочеркасскую кафедру. Почитателям митрополита Иоанна он был известен в первую очередь тем, что еще при жизни старца писал на него жалобы в Синод, обвиняя в "неподобающей деятельности".
Людям, хоть немного знакомым с раскладом сил и настроениями среди церковного руководства, стало ясно: этот выбор не случаен, более того - он знаменует собой аппаратную победу одной из наиболее мощных группировок в недрах Московского Патриархата.

ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ

Этой группировке больше всего подходит название "либерально-экуменической", или "обновленческой". С ней связана вся карьера митрополита Владимира, начиная с самых первых ее ступеней.
Нынешний петербургский архиерей родился 27 мая 1929 года в Казахстане, в городе Актюбинске. В 1948 году окончил Джамбульский техникум статистики ЦСУ Госплана СССР, затем поступил в Московскую Духовную Семинарию, которую окончил в 1952 году. Вскоре он был зачислен в Ленинградскую Духовную Академию, где учился до 1958 года. Именно тогда в Ленинграде произошла его встреча с будущим митрополитом Никодимом (1929-1978) - главным идеологом современного неообновленчества, отцом-основателем экуменического лобби в среде русского епископата.
Феерический взлет карьеры Никодима, поддержанного всей мощью государственных органов СССР, курировавших Русскую Православную Церковь, пришелся на начало шестидесятых годов. Тогда же начал свое восхождение по служебной лестнице и безвестный дотоле батюшка - о. Владимир Котляров. В 1961 году чья-то могучая рука включает его в состав первой (с 1917 года!) официальной делегации Московского Патриархата, выезжавшей за рубеж при согласии и поддержке советского руководства. Куда? Конечно же на экуменический форум - в Нью-Дели, на конференцию Всемирного Совета Церквей.
В области внутрицерковной жизни эта поездка стала своего рода демонстрацией мощи либерально-экуменической группировки, открыто и дерзко нарушившей соборное определение Конференции Православных Поместных Церквей, состоявшейся в Москве в 1948 году. Тогда предстоятели одиннадцати православных Церквей во главе с русским патриархом постановили, что "целеустремления экуменического движения не соответствуют идеалу христианства" и приняли недвусмысленное решение: "отказаться от экуменического движения".
Отец Владимир, видимо, проявил себя в Нью-Дели человеком покладистым и понятливым, ибо уже на следующий год его посылают в Рим, на II Ватиканский Собор в качестве наблюдателя от Московского Патриархата. Впоследствии, вспоминая об этом Соборе (который принял ряд откровенно модернистских, обновленческих решений, ставших причиной глубокого духовного кризиса современной Католической Церкви), митрополит Владимир скажет: "Там я впервые увидел, чем может стать Церковь, если ей не будут мешать нормально развиваться" ("Смена" №31-32, 1996 год).
Такая позиция молодого клирика, видимо, вполне устраивала его высоких покровителей, и 1962 год становится переломным в карьере отца Владимира. Он принимает монашеский постриг и тут же, с невероятной быстротой, становится заместителем начальника Духовной миссии в Иерусалиме, представителем Московского Патриархата при Всемирном Совете Церквей и Епископом Звенигородским, викарием Московской епархии (т.е., говоря светским языком, одним из заместителей Патриарха).
В дальнейшем, куда бы не забрасывала его судьба - в Дамаск, Берлин или Псков, владыка Владимир крепко помнил, чему он обязан своим благополучием, своей карьерой и свято соблюдал либерально-экуменический имидж "просвещенного архиерея". Он исправно совершал совместные богослужения с еретиками (в Ростове, в бытность свою местным архиереем - прямо в кафедральном соборе Рождества Пресвятой Богородицы), время от времени поругивая "фанатиков-мракобесов" и сокрушаясь о "низком уровне религиозной культуры современного православия".

ПОРВАЛАСЬ СВЯЗЬ ВРЕМЕН...

Внезапная вспышка публицистической активности митрополита Иоанна в 1992-95 годах застала приверженцев либерально-экуменического "обновления" РПЦ врасплох. Никто из них явно не ожидал, что известный своим смирением и слабым здоровьем старец решится на столь бескомпромиссное и откровенное противостояние могущественному клану духовных наследников митрополита Никодима, сумевших к началу 90-х годов занять едва ли не все командные высоты в аппарате Московского Патриархата.
Замешательство обновленцев было тем более полным, что исторический и богословский уровень проповедей митрополита Иоанна исключал возможность оспаривать их содержание с церковно-православной точки зрения. До сих пор на свет так и не появилось ни одной публикации с аргументированной критикой его взглядов, а газетные истерики "общечеловеков" лишь добавляли владыке Иоанну популярности в церковной среде, создавая вокруг него ореол гонимого праведника.
Высокое иерархическое положение мятежного митрополита, его популярность среди рядовых верующих и значительной части духовенства не давали возможности его врагам при жизни отстранить владыку Иоанна от активного участия в церковной жизни. Зато смерть петербургского старца была воспринята ими как сигнал к тому, чтобы все силы бросить на восстановление своих пошатнувшихся позиций. Но для этого в первую очередь был необходим человек, который взялся бы "навести порядок" на петербургской кафедре, нейтрализовав группировавшихся вокруг покойного митрополита "мракобесов, черносотенцев и шовинистов". Тогда-то и возникла на горизонте фигура владыки Владимира, человека проверенного и стойкого в своих либерально-экуменических симпатиях.
При этом весьма показательно, что первый и самый восторженный отклик назначение митрополита Владимира на петербургскую кафедру вызвало именно за рубежом. "Не так как митрополит Иоанн, владыка Владимир знает и ценит экуменические связи, - ликует финский журнал "Ortodoksi" (№2,1996 г). - Он работает в экуменическом движении начиная с 60-х годов и, таким образом, обладая необходимой широтой взглядов, следует по пути своего великого предшественника митрополита Никодима". Да и то сказать, как же не радоваться: по владыке Иоанну еще и сороковины не справили, а в питерскую семинарию уже пригласили пастора из Германии лекции читать, нас, дураков, уму-разуму учить. А еще через месяц - с благословения владыки Владимира провели "неделю экуменических служений" с еретиками-католиками.
"Широта взглядов" нового архиерея в первую очередь отразилась на распространении книг митрополита Иоанна. Во многих храмах, настоятели которых раньше с охотой брали сборники его проповедей и статей, теперь от них отказываются, извиняясь: "Что поделаешь, новые веяния. Мы бы с удовольствием, но..."
Популярность усопшего митрополита, похоже, никак не дает спокойно спать нынешнему. Скажем, тянутся люди к могиле владыки Иоанна. Несут цветы, иконы, свечки, молятся, плачут... Находятся даже такие - и их все больше - кто почитает его, как святого угодника Божия. Именно это растущее почитание и стало причиной одной весьма показательной истории.
Среди многочисленных церковных песнопений, посвященных прославлению святых, есть так называемые тропари - следующие за ирмосом стихи в каноне, состоящие из молитвенной песни, повествующей о сущности подвигов прославляемого угодника Божия. И вот на ограде возле могилы митрополита, рядом с его портретом появился аккуратно отпечатанный лист следующего содержания.

ТРОПАРЬ
Приснопамятному митрополиту ИОАННУ
Правило веры и благочестия,
Воздержания добрый наставниче,
Православного Отечества ревнителю,
Защитителю народа русского,
Богомудре святителю Иоанне,
Моли Христа Бога спастися душам нашим.

Согласно правилам, во время церковных богослужений тропари поются только официально канонизированным святым. Ну а тем угодникам Божиим, которые еще не прославлены Церковью, но в народе почитаемы и любимы, желающие могут молится дома. Поэтому вслед за текстом молитвы на листе следовала приписка: "Составлено по просьбе верующих иереем Олегом Скобля. Рекомендуется пока исключительно для чтения на домашней молитве".
Казалось бы, все необходимые правила соблюдены. Пусть себе люди ходят, молятся, как им сердце подскажет. Ни нарушений церковной дисциплины, ни угрозы авторитету ныне правящего архиерея нет никакой. Однако, местное церковное начальство рассудило иначе. Лишь несколько дней провисел рядом с могилкой текст тропаря. Усмотрев в нем угрозу церковному благочинию (как же - ведь кому молятся-то: "мракобесу" и "антисемиту"), лист быстренько сняли. Но кто-то - вот бестолковый народ - повесил вновь. Опять сняли. И так далее... В результате - весь Петербург знает, что епархиальное начальство объявило войну памяти почившего митрополита, а текст тропаря, переписанный от руки, пошел гулять среди верующих старыми протоптанными тропками "самиздата".
Прямо диву даешься, как заботливо следят наши начальники, чтобы мы не утратили навыков, обретенных во времена гонений на свободное слово!

К А Д Р Ы

Впрочем, история с тропарем это так, мелочь. Можно сказать - штрих к портрету. После вступления на петербургскую кафедру перед митрополитом Владимиром встала задача покрупнее: провести в епархии масштабную кадровую чистку, чтобы таким образом свести к минимуму влияние единомышленников владыки Иоанна. Одних было необходимо от дел отстранить, других, наоборот, приблизить. Не прошло и полгода, как со своих должностей было перемещено более сорока священников. В кулуарах епархиального управления эта кампания получила название "борьбы с иоанновщиной"...

+    +    +

Говорит отец Сергий:
- Из тех, кто был близок к владыке Иоанну, по-моему, ни одного в покое не оставили. В резиденции новый митрополит всех сменил, от кухарки до шофера. И ту команду, которая с прежним архиереем работала, разгромил начисто. Была пресс-служба, была информационно-аналитическая группа. Ими Константин Душенов руководил. Где все это теперь?
Другой сотрудник владыки Иоанна, Сергей Астахов, курировал книгоиздательские программы. И одновременно являлся председателем приходского совета Покровского прихода. Так за то, что он стал одним из учредителей Общества ревнителей памяти митрополита Иоанна, его собираются снять и с этой должности. Фактически решение уже принято, ждут лишь очередного собрания, чтобы все оформить.
- Так разве издательские программы новому архиерею не нужны?
- Нужны-то нужны, да смотря какие. Он, например, собирается вдохнуть новую жизнь в созданный еще при владыке Иоанне издательский совет. Только задача у этого совета, судя по всему, будет теперь совсем иная: взять под свой цензурный и, главное, финансовый контроль все городские издательства православной литературы.
- А священства кадровые перемены коснулись?
- Ну, еще бы! Вот, например, бывший келейник митрополита Иоанна, иеромонах Пахомий. Он был настоятелем Воскресенского храма на Обводном канале. Можно сказать, из руин его поднял. Так вот его чуть ли не на следующий день после "смены власти" сняли.
- И куда определили?
- В самую глушь, священником в женский Введено-Оятский монастырь.
- Это где?
- Лоденопольский район. Там раньше выселки были, всяких уголовников из города туда высылали. Правда, через некоторое время его оттуда снова перевели. На этот раз настоятелем Зеленецкого монастыря, под Волхов. Смысл таких перемещений ясен. Показали: будешь рыпаться, видишь, что будет?
- Может, случайность?
- Может быть. А вот еще одна. В свое время староста Свято-Троицкого собора, о. Георгий, был выведен за штат из-за вскрытых злоупотреблений. Нынче он вернулся с повышением - стал экономом всей епархии. Что там было, кто теперь разберет, зато у него еще с давних пор хорошие отношения с Патриархом. А вот отца Игоря Мазура, который настоятельствовал в этом кафедральном соборе 15 лет - вдумчивый, опытный пастырь, его владыка Иоанн весьма ценил - в одночасье сняли со всех постов и отправили "на исправление" священником в храм при Академии.
Зато кое-кто с появлением митрополита Владимира быстро всплыл на поверхность. Скажем, отец Александр Анисимов из Всеволожска. Его владыка Иоанн оттуда несколько лет назад убрал, после мафиозных разборок, которые закончились убийством Константина Иванова, духовного чада владыки. Но даже не это переполнило его чашу терпения. На отца Александра прихожане очень жаловались, на его безобразное поведение: пьянство, грубость... Его заменили было отцом Дмитрием Амбарцумовым, а затем вот все вернули в исходное. Не потому ли, что Анисимов, как и владыка Владимир, начинал свою карьеру под покровительством митрополита Никодима? (Правда, здесь у них не все получилось: возмущение паствы было столь велико, что после очередной пьянки отца Александра пришлось-таки отправить на покой).
Еще пример - отец Владимир Сорокин, бывший ректор Ленинградской Духовной Академии, наш главный питерский либерал-экуменист, тоже большой почитатель митрополита Никодима. И тоже еще при советской власти круто в гору пошел. У него в актовом зале Академии едва ли не вплоть до 1991 года большой портрет Ленина висел. Его сняли с должности во времена митрополита Иоанна. Зато теперь он - опять в чести.
- Это ведь он курировал больницу Ксении Блаженной, когда главврача прихватили с наркотиками?
- Да, он. Там вообще история темная, через эту больницу тогда много гуманитарной помощи проходило: лекарства, оборудование. Кто был прав, кто виноват, судить не берусь...
- Печальная картина вырисовывается.
- Да, нерадостная. Последнее время все живут, как на вулкане. Постоянно какие-то пертурбации, какая-то мешанина. Все словно ждут чего-то. Чего?..

Д Е Н Ь Г И

Да, многое изменилось в Петербурге после назначения нового архиерея. Борьба против чистоты вероучения, против святоотеческого, бескомпромиссного православия, которое олицетворял митрополит Иоанн, в самом разгаре. Впрочем, если внимательно присмотреться, значительную часть нововведений можно объяснить причинами весьма прозаическими: материальными, денежными...

+    +    +

Говорит отец Сергий:
- Через месяц после своего приезда митрополит Владимир собрал епархиальное духовенство. Так сказать, первая официальная встреча, знакомство, обмен мнениями. Сначала, как положено, молебен, потом общие фразы для газетчиков, для телевидения - что-то типа пресс-конференции. Затем всех посторонних удалил, и началась вторая, "рабочая" часть собрания.
Каково же было наше удивление, когда одним из первых он поднял вопрос о необходимости покупки... нового автомобиля для архиерея. У меня, говорит, плохая машина, надо новую. У нас 168 приходов, если по миллиончику с каждого, как раз новая машина мне и выйдет.
- А что, ему от владыки Иоанна действительно плохая машина досталась?
- Какое там! Белый "Мерседес". Митрополит Иоанн на нем никогда не ездил, считал - слишком роскошно. Старенькая "Волга" его возила, а "Мерс" так все время в гараже и простоял.
- Ну и как, собрали деньги для нового архиерея?
- А то как же! Он же велел специальный список составить, в котором отмечали, кто сколько принес. Причем батюшки боятся: он сказал миллион - а вдруг мало? Ну и приносят - кто три, кто пять... Миллион никто не принес, это точно.
- И какова судьба этих денег?
- Неизвестно. Он ведь ту машину, на которой сейчас ездит, не покупал, а от Собчака получил. Шикарную такую. "Вольво", что ли, или "Форд"... Я в иномарках не разбираюсь. Наверно, он потому так яростно и агитировал за Собчака на выборах губернатора. Прихожане потом возмущались: в день выборов прямо в церкви призывал "поддержать Анатолия Александровича".
- Здорово! Ведь экс-министр обороны Грачев как раз за такие автомобильные дела заработал кличку "Паша-Мерседес". Но то генерал, а тут все-таки духовное лицо, архиерей...
- Да это было только начало. Он уже на первом же собрании сказал, что те отчисления в пользу епархии, которые делали храмы при митрополите Иоанне, недостаточны. И вскоре прислал циркуляр с конкретной цифрой: 15 процентов с оборота.
- С оборота, не с прибыли?
- Именно с оборота. Даже рэкетиры, когда наезжают, меньше берут. И еще. Митрополит Иоанн новые, восстанавливающиеся храмы, у которых большие расходы на строительство, от такого "епархиального налога" освобождал. Даже наоборот - сам помогал им деньгами, велел бесплатно облачения для батюшек шить. А этот говорит - нечего уклоняться. У нас, мол, вся Церковь, вся Россия - стройплощадка, так что никому никаких поблажек. Я собрал эти проценты. С горем пополам собрал, людям зарплату недоплатил, другие платежи задержал. А потом понял: так не выжить.
- И какой же выход?
- Хитрить, изворачиваться. Ведь достоверность внутриприходской финансовой отчетности проверить почти невозможно. Сколько молебнов отслужили, сколько людей покрестили, сколько свечек, иконок, книг продали - кто проверит? После одной из архиерейских служб в Свято-Троицком соборе владыке Владимиру "на нужды епархии" передали сразу тридцать миллионов таких неучтенных денег. В этом, собственно, не было бы ничего зазорного, если б они и в самом деле на епархиальные нужды пошли. Я раньше все по документам проводил, иначе совесть не позволяла. А теперь...
- Неужели другого выхода нет?
- А какой? Вот, к примеру, отец Владимир Цветков, настоятель храма преп. Серафима Саровского в Старом Петергофе, рискнул не заплатить.
Пустил все деньги на восстановление и обустройство храма. И где он сейчас? Быстренько соорудили донос - у него, де, не все с прихожанами ладится - и вывели за штат. Больше ему в петербургской епархии не служить.
А ведь он еще в советские времена для верующих разные "подпольные" семинары устраивал, интеллигенцию воцерковлял. И до последнего времени это дело не бросил: кроме прихода руководил просветительским Обществом памяти святителя Игнатия (Брянчанинова). Там, правда, экуменизмом и обновленчеством никогда не пахло - наверно, это тоже свою роль в его опале сыграло...
- И никто не протестует?
- А как? У монашествующих дисциплина покрепче военной, а семейным батюшкам высовываться не резон: запретят в священнослужении или выведут за штат - чем семью тогда кормить? Но случается, конечно, некоторые не выдерживают. После назначения владыки Владимира уже два священника ушли в юрисдикцию Зарубежной Церкви. Допекло, видно...

+ + +

Думается, что комментировать приведенные факты не имеет смысла. Они сами за себя говорят. Впрочем, может быть митрополит Владимир захочет их опровергнуть?

 

Георгий Александров

2. ПОГРОМ ПРОДОЛЖАЕТСЯ?

СОЦИОЛОГИЯ ДИЛЕТАНТА

Публикуя в "Руси Православной" статью "Погром", посвященную проблемам петербургской церковной жизни, я отдавал себе отчет в том, что статья должна вызвать противоречивые отклики. Мне казалось, что сохранившиеся до последнего времени в церковном бытии "зоны умолчания" и отсутствие привычки к открытой дискуссии сделают свое дело: верующие могут не поддержать предложенный стиль разговора. Для того, чтобы проверить, так ли это, я предпринял после публикации своеобразное социологическое исследование, опросив знакомых священников и мирян и попросив сделать то же самое нескольких своих товарищей.
Каково же было мое удивление, когда оказалось, что страхи совершенно напрасны! Результаты у всех "социологов" совпали практически полностью: подавляющее большинство (более 80%) опрошенных восприняли статью заинтересованно и благожелательно. Были, конечно, и критические замечания, но они, как правило, касались практических деталей (некоторые мои собеседники оказались более информированными, чем я сам) и не влияли на принципиальную оценку материала.
По итогам опроса выявились две главных точки зрения, которые получили поддержку примерно равного количества опрошенных. Первую можно условно обозначить как "жесткую". Она выглядит примерно так: "Тема поднята своевременно. Сколько можно терпеть полную бесконтрольность нашего церковного начальства. Что хотят, то и творят, а с мнением прихожан, рядовых верующих - совершенно не считаются. Может быть, хоть так на них какая-нибудь управа найдется". При этом люди, как правило, подчеркивали, что детали личной жизни архиерея их не интересуют, а больше всего волнует то, что различные злоупотребления наносят ущерб чистоте веры, благообразию церковной жизни и нравственному состоянию прихожан.
Вторую точку зрения можно обозначить как "мягкую". Ее приверженцы рассуждают так: "Сказано-то все, конечно, верно, да вот только стоит ли мусор из избы нести? Тем более обсуждать деликатные внутрицерковные проблемы у всех на виду? Это может нанести ущерб престижу Церкви. Ведь на самом-то деле достойных пастырей гораздо больше, а судить о всех будут по таким вот скандальным публикациям. Хотя, конечно, что-то надо делать, ситуация явно ненормальна."
Я предоставляю читателям самим судить о том, какая точка зрения кажется им более справедливой. Однако замечу, что престиж Русской Православной Церкви, на мой взгляд, только повысится, если мы, верующие, покажем всем, что можем успешно решать проблемы, возникающие в собственной церковной среде.

ПРАВЕДНЫЙ ГНЕВ МАДАМ ГОНЧАРЕНКО

Совершенно иной оказалась реакция на статью либеральных средств массовой информации. Первой на защиту митрополита Владимира бросилась петербургская "Смена", чей комсомольский задор эпохи застоя в годы перестройки быстренько трансформировался в агрессивный русоненавистнический радикал-демократизм. Под рубрикой "Скандал" (3.08.1996г.) газета поместила статью с броским названием: "Национал-патриоты вступились за честь православного Петербурга". Этот материал, подписанный редактором социального отдела "Смены" Мариной Гончаренко, не стоило бы даже комментировать, если бы он не являл собой типичный образчик грязных полемических приемов, к которым либеральные журналисты прибегают всякий раз, когда ничего не могут возразить по существу.
Первым делом мадам обличила меня за то, что статья "Погром" оказалась напечатанной не там, где надо, - "в газете "Советская Россия", славящейся сенсационными публикациями маргиналов разного толка". Что ж, я польщен: в свое время такие же точно обвинения демократическая пресса изобильно адресовала митрополиту Иоанну. Но давайте все же разберемся поконкретнее.
Первая же страница газеты "Смена" увенчана гордой надписью: "Российская ежедневная газета" - набранной броско и крупно, чтобы случайный читатель ни в коем случае не подумал, что держит в руках какой-нибудь маргинальный провинциальный листок. Однако, если таковому читателю доведется заглянуть на последнюю страницу "Смены", он обнаружит, что тираж этой цитадели демократической публицистики составляет всего... 41200 экземпляров, да вдобавок еще и замаскирован туманным определением "среднемесячный".
Следует ли это понимать так, что каждый месяц по просторам Матушки-Руси расходятся аж сорок одна тысяча двести экземпляров "Российской ежедневной газеты"? Наверно, они весьма способствуют процветанию юной российской демократии, но право же, мадам Гончаренко не стоит при таком раскладе употреблять термин "маргиналы", характеризуя "Советскую Россию", чей разовый тираж составляет 250 тысяч экземпляров.
Впрочем, я готов прислушаться к товарищеской критике и свою следующую статью опубликовать хоть и в малотиражной, но зато демократической и немаргинальной "Смене". Ведь мадам Гончаренко, действуя в лучших традициях плюрализма, наверно не откажется предоставить мне для этого страницы своей газеты?..
А впрочем... Кто знает? Cтатья "Погром" ей оч-чень не понравилась. По мнению бдительной редакторши социального отдела, она "представляет собой донос на митрополита Петербургского и Ладожского Владимира". Помилуйте, Марина, вы верно запутались, приписывая любимый жанр своей газеты другим. Ведь это именно "Смена" еще на заре перестройки протестовала против приезда в Ленинград большой группы русских писателей (Белова, Распутина, Шафаревича и других), опасаясь "еврейских погромов" и откровенно предлагая городской прокуратуре "принять соответствующие меры". Именно "Смена" (16 сентября 1992 года) вопияла о "неконституционности" требований митрополита Иоанна, настаивавшего на запрете деятельности тоталитарных сект! Именно "Смена" поддерживала и рекламировала расстригу Якунина, требовавшего отдать владыку Иоанна под суд за "политическое мракобесие" и "разжигание национальной розни"!
Неужто забыли? Правда, тогда у вас читателей было побольше, и газете не приходилось стыдливо прятаться за липовые "среднемесячные" тиражи. Что-то подрастеряли вы подписчиков за последние годы. Видно, переборщили по части демократии и русофобии...
Впрочем, похоже на то, что радикал-демократы, подобно вырождающимся Бурбонам, "ничего не забывают и ничему не учатся". Об этом лучше всего свидетельствует тот развязный тон, в котором мадам Гончаренко рассуждает о митрополите Иоанне и его творческом наследии. "Книги эти, отстаивающие зюгановскую Россию, - пишет она, - наводняли храмы Петербурга, а особо ревностными почитателями продавались под красными знаменами у плакатов "Бей жидов!" рядом со знаменитым забором у Гостинного Двора".
Этот ядовитый пассаж рождает в голове непредвзятого читателя только два возможных предположения: либо мадам не удосужилась даже бегло проглядеть книги митрополита, о которых берется судить, либо - у нее напрочь отсутствует не только чувство журналистской этики, но даже элементарная человеческая порядочность. Мадам, поверьте: владыка Иоанн (придерживавшийся, кстати, твердых антикоммунистических убеждений), отстаивал не "зюгановскую", а просто Россию - нашу многострадальную Родину, которую люди, подобные вам, ничтоже сумняшеся готовы разменять на забугорные "сникерсы", "памперсы" и "тампаксы".
Что же касается лозунга "Бей жидов!", то плакатов с такими надписями у Гостинного двора никогда не было, и книг владыки там никогда никто не продавал. Вам, очевидно, привиделось (известное дело: у страха глаза велики!) Я же не поленился, справился в издательстве "Царское дело": на сегодняшний день суммарный тираж трудов митрополита Иоанна уже перевалил за полмиллиона экземпляров, но по Петербургу они распространялись исключительно через книжные магазины и церковные ларьки.
Теперь об авторстве этих книг. "Общественность Питера, - утверждает Гончаренко, - имела все основания сомневаться, что престарелый старец сам с необольшевистской молодежной удалью пишет свои книжки". Что ж, разберемся и с этим. Разберемся по существу, оставив на совести мадам кавалерийский стиль и великолепное словосочетание "престарелый старец", свидетельствующее о высоком профессиональном уровне журналистов "Смены".
Итак, "общественность имела все основания сомневаться". Прекрасно! Так почему же не сомневалась? А если и сомневалась, то почему не оставила на питерской почве никаких следов этих мучительных сомнений? Я, пожалуй, скажу вам, Марина, почему: потому, что все эти сомнения развеивались после первой же встречи с митрополитом, а такие встречи с "общественностью Питера" он на протяжении нескольких лет проводил едва ли не ежемесячно. Что? Вы там не бывали? Так спросите у тех, кто был...
Кстати, когда ваши коллеги из "Вечернего Петербурга" (номер за 6 мая 1993 года) прямо в лицо спросили митрополита, сам ли он пишет свои статьи, старец спокойно ответил: "Конечно, основу мне готовят. Это нормально: и патриарху готовят. У меня есть специальные помощники, которым я излагаю концепцию, они пишут основные положения, а дальше - уже моя разработка". Казалось бы, все ясно, так нет же - раз за разом нужно морочить людям головы байкой о "недоказанном авторстве". И ведь что ни слово - то ложь! Неужто и впрямь совсем совести нет?

МИТРОПОЛИТ УХОДИТ В ОТПУСК... ВОПРОСЫ ОСТАЮТСЯ

"Чем закончится скандал? - волнуется "Смена". - Вряд ли поднимет Петербургская епархия брошенную перчатку и ответит на предложение "подискутировать" тем, кто поставил рядом митрополита Владимира, которому мэрия выделила казенную "Вольво", и "Пашу-мерседеса".
Что ж, Петербургской епархии, пожалуй, действительно не стоит "поднимать перчатку". Ибо епархию-то как раз никто и ни в чем не обвинял. В моей статье не было обвинений ни в адрес епархиального аппарата, ни, тем более, в адрес питерских батюшек, в большинстве своем "право правящих слово Божией истины" и пользующихся заслуженным уважением своих прихожан. Речь, напомню, шла лично о митрополите Владимире.
О том, что лично он занялся беспощадной перетряской кадров, вызванной не интересами дела или реальными потребностями епархии, а исключительно желанием довести до победного конца "борьбу с иоанновщиной" и заместить все ключевые позиции в епархии "своими", надежными людьми...
О том, что лично он в недопустимой для архиерея форме вмешался в политическую борьбу, прямо в церкви в день выборов мэра призывая прихожан проголосовать "за Анатолия Александровича Собчака" и сделал это, похоже, небескорыстно. Кстати, владыка Иоанн, которого вся либеральная печать взахлеб обвиняла в "политизированности", никогда ничего подобного себе не позволял...
О том, что лично он дал указание о проведении "недели экуменических служений" с еретиками-католиками. Именно с еретиками, ибо как бы того ни хотелось "прогрессивной общественности" во главе с самим митрополитом Владимиром, но соборного церковного определения католицизма как злейшей ереси в РПЦ никто не отменял...
О том, что лично он приказал настоятелям собрать деньги на его новую машину, и эти немалые деньги (даже по минимальным прикидкам, никак не меньше трехсот миллионов рублей) впоследствии куда-то бесследно исчезли...
Причем же тут епархия? Кстати, если митрополиту Владимиру действительно мэрия "выделила" (странный термин, нельзя ли поточнее: подарила, отдала в безвозмездное пользование, продала?) казенную "Вольво", то тогда, наверно, есть соответствующие документы об этом? Должно же быть прошение самого митрополита с указанием причин, по которым он ходатайствует о безвозмездном "выделении" машины, резолюция Собчака или решение правительства Санкт-Петербурга, акт приема-передачи дорогостоящей иномарки и другие бумаги?
Так чего же проще, - ознакомьте с ними общественность и развейте все безосновательные подозрения. И продолжайте с высоко поднятой головой ездить на своей "Вольво"! А если еще выяснится, что собранные с батюшек "на новую машину" сотни миллионов митрополит Владимир не присвоил, а передал в какой-нибудь детский дом или сельскую больницу (и это подтверждено соответствующими документами), то я первый публично покаюсь перед ним за несправедливую критику. Но до тех пор - с полным основанием стану утверждать, что его действия есть ничто иное как действия коррупционера, что такой стиль "руководства" развращает, растлевает вверенную ему паству, что высота и святость архиерейского сана несовместимы с вымогательством и ложью.

А ВОЗ И НЫНЕ ТАМ...

Итак, вопросы остаются. Так будут ли ответы? Молчит митрополит, считая, очевидно, ниже своего достоинства отвечать рядовому мирянину. Устав от борьбы с "иоанновщиной", он ушел в отпуск, будучи уверенным, что теперь-то епархиальная жизнь налажена, как надо. Впрочем, в этом с ним согласны далеко не все...
Беседуем с отцом Сергием:
- Скажите, батюшка, после публикации в статье "Погром" нашей предыдущей беседы в жизни епархии что-нибудь изменилось?
- Вы имеете в виду стиль поведения митрополита Владимира?
- Не только. Все-таки с момента выхода статьи, которая, по моим наблюдениям, весьма заинтересованно обсуждалась верующими, прошло уже больше месяца. Неужели не последовало никакой реакции епархиального начальства?
- Да уж, шуму от вашего "Погрома" было, действительно, много. А результата, по-моему, никакого. Впрочем, нет - перед уходом в отпуск митрополит дал команду отыскать, откуда идет "утечка" неприятной информации и велел отцу Владимиру Сорокину подготовить опровержение. В остальном же все осталось, как было.
- И когда же будет готово это опровержение? Я был бы рад, если б оно появилось, а то складывается такое ощущение, что проблемы, которые так волнуют верующих, самого владыку Владимира нисколечко не тревожат.
- Да Бог его ведает. По-моему, митрополит еще не решил, какую линию поведения избрать, а отец Владимир сам не в восторге от своего поручения. Трудновато будет опровергать то, о чем вся епархия уже полгода судачит.
- А кадровые чистки продолжаются?
- Смотря что считать "чистками". Ведь в принципе кадровые перемещения - дело естественное и неизбежное. Вопрос в другом: с какой целью они совершаются, приносят пользу, или, наоборот, вредят нормальному течению церковной жизни. Причем, это касается не только священников. Вот недавно, уже после нашей прошлой беседы, "по собственному желанию" уволилась Наталья Александровна Кулик, работавшая при владыке Иоанне главным бухгалтером епархии. Уволилась, бросив в сердцах сослуживцам, что при новом начальстве перестала понимать, что важнее: возрождение Церкви Божией и налаживание финансовой жизни епархии или устройство новых роскошных митрополичьих покоев в Лавре. Туда ведь сегодня львиная доля епархиальных средств уходит. Естественно, тут уж не до помощи неимущим приходам! Теперь "жилищные условия" митрополита будут поистине царскими: дача в Комарово, резиденция на Каменном острове, покои в Лавре...
- Нет худа без добра. Зато быстрее Лавру восстановят. Ее же теперь полностью передали епархии?
- Да что вы! Шум вокруг этой липовой "передачи" был поднят весной исключительно в рекламных целях. Митрополит хотел свою влиятельность показать: смотрите, мол, вы тут за Лавру уже шесть лет бьетесь, а я в четыре месяца все уладил. Собчак, со своей стороны, перед выборами старался, заботу о "духовном возрождении" избирателям демонстрировал. Четвертого апреля Патриарх приехал, в присутствии журналистов акт о передаче Лавры был подписан, митрополиту Владимиру символический ключ от монастыря перед телекамерами вручили, Собчака Алексий II орденом Даниила Московского I степени наградил...
А прошли выборы, и все вернулось на круги своя. Уже в конце июня председатель городского Комитета по культуре Владимир Яковлев (однофамилец нынешнего губернатора, ставший теперь к тому же его заместителем) публично заявил, что "в ближайшее время Александро-Невская Лавра не будет передана Церкви", а переезд института "Прометей", занимающего ныне лаврские площади, "затягивается на неопределенный срок". Ну, да Бог с ним, с Яковлевым, он известный враг православия, вечно епархии палки в колеса ставит, а митрополит-то как в этой ситуации выглядит?
- А он не протестовал против такого откровенного произвола?
- Нет. Да и зачем, он ведь свое получил. Из всех монастырских помещений епархии вернули только два этажа митрополичьего корпуса - именно те, где сейчас и обустраивают новую жилплощадь для владыки Владимира.
- А Патриарх об этом знает?
- Не уверен. Кто ему скажет? Когда Святейший приезжает в Питер, митрополит очень ревностно следит, чтобы кто лишний с ним не встретился и чего не надо не наболтал. Тогда, в апреле, он просто запретил священникам встречать и провожать Патриарха. Только членов епархиального совета допустил, больше никого.
- Странно...
- Да чего там странного. Он вообще лишних контактов не любит. Владыка Иоанн, например, принимал всех. У кого какая скорбь или проблема - приходи, никому отказа не было. Он даже в отпуске, в Самаре, принимал людей. И порой такие "приемы" длились с семи утра до двух часов ночи. А Владимир начал с того, что на дверь своих приемных покоев повесил табличку: митрополит, мол, принимает только священников. Значит, рядовые миряне для него - слишком малозначительные фигуры. А люди такое наплевательское отношение к себе быстро замечают. Вы не обратили внимание, что на архиерейских службах народу поубавилось? Раньше яблоку было некуда упасть, а теперь... Про него мои прихожане даже специальную шутку сочинили: до сих пор, говорят, в России процветали "новые русские", а теперь вот, наконец, появились "новые русские архиереи".
- Горькая шутка...
- А чего веселиться? Вот, скажем приезжает архиерей в храм, на престольный праздник, служить литургию. Раньше у настоятеля о чем голова болела? Все ли благолепно в алтаре, хорошо ли готовы священники, чисто ли в храме... А теперь? Стыдно сказать: за неделю начинают стол собирать. И ведь дело это не простое, в трапезе владыка добре разбирается - мидии там, вина хорошие (да чтобы подогреты были), сервировка соответственная: серебро, хрусталь...
Бюджет больших соборов такое посещение, конечно, выдерживает, но маленькие строящиеся храмы подолгу от подобных трапез опомниться не могут. Тут еще и сборы эти пятнадцатипроцентные. Я знаю храм, где после повышения ставки (было десять процентов с прибыли, а стало - пятнадцать с оборота) пришлось сократить штат на четыре единицы: нечем стало людям зарплату платить. Да чего говорить...
И действительно, что тут скажешь? На ум невольно приходит грозное определение Божие: "Неправедный пусть еще делает неправду, нечистый пусть еще сквернится: праведный да творит правду еще, и святый да освящается еще. Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною" (Откр. 22, 11-12).
Ей, гряди, Господи Иисусе! Аминь.

+   +   +

 

3. ВЕРООТСТУПНИКИ

"Русь Православная" уже не раз писала о том, какое положение сложилось в Санкт-Петербургской епархии после назначения туда правящим архиереем митрополита Владимира (Котлярова), известного своими экуменическими и обновленческими симпатиями. Писали мы и о масштабных финансовых злоупотреблениях владыки Владимира. К сожалению, никакой официальной реакции на эти публикации со стороны церковных властей не последовало. Оставалось только гадать: либо в Патриархии не читают газет, либо влияние митрополита Владимира так велико, что ему (как в свое время его учителю - владыке Никодиму) - любые нарушения и злоупотребления сойдут с рук.
Как бы то ни было, мы решили было не продолжать этой темы: у Русской Церкви достаточно других проблем, а личные качества владыки Владимира, в конце концов, дело его совести. Бог ему судья... Но письмо, которое недавно пришло в нашу редакцию из Царского Села, заставило нас срочно пересмотреть это решение. Факты, изложенные в нем, свидетельствуют о вопиющем попрании церковных канонов в питерской епархии. Если они подтвердятся, то можно с полным основанием говорить о том, что митрополит Владимир сознательно потворствует еретическим начинаниям некоторых подчиненных ему священников.
Впрочем, судите сами. Слово - прихожанам царскосельских храмов петербургской епархии.

+   +   +

Сергей Григорьев


4. ПРОТИВОСТОЯНИЕ В ЦАРСКОМ СЕЛЕ

И не участвуйте в бесплотных делах тьмы, но и обличайте.
Ибо о том, что они делают тайно, стыдно и говорить.
Все же обнаруживаемое делается явным от света,
ибо все, делающееся явным, свет есть...
Еф.5, 11-13

Уже более года, продолжается конфликт между настоятелями Софийского и Федоровского соборов Царского Села, поддержанных митрополитом Владимиром, и частью прихожан этих храмов. Дело дошло до Москвы, его рассматривали на Архиерейском Соборе 1997 г. Оно обросло слухами и домыслами. Задачей этой статьи автор ставил изложение, по возможности непредвзятое, событий этого конфликта в их хронологической последовательности и ознакомление читателей с имеющимися у него документами.

Начало этого дела, видимо, надо отнести к празднованию Феодоровской иконы Божией Матери 29 августа 1996 года. Еще до литургии, при служении водосвятного молебна, в алтарь Царскими вратами вошел увлеченный съемкой телеоператор. Это, конечно, произвело на прихожан, собравшихся на праздник, тягостное впечатление. Какой-либо реакции со стороны настоятеля и других священников мы не заметили.
После литургии готовился крестный ход. Каково же было возмущение вошедших в алтарь хоругвеносцев, когда они увидели сидящего в алтаре на стуле известного католического священника дона Сильвио. Алтарники сказали, что он тут просидел всю литургию. Через несколько дней группа прихожан, обеспокоенная происшествием, собралась после службы у храма. Обсуждали происходящее. Оказалось, что паписты уже давно чувствуют себя в наших храмах как дома, обращаются к народу с амвона, а на Пасху причащались совместно с нашими священниками в алтаре.
Причащался ли дон Сильвио на этот раз, так и осталось неясным. Одни церковнослужители говорили так, другие иначе. Решили обратиться к отцу Маркеллу, настоятелю Феодоровского собора, за разъяснением. Нам ведь не безразлично, в какую церковь ходить. Если в ней совместно причащаются православные и католики, значит это церковь униатская, а мы веруем во Единую Святую, Соборную и Апостольскую Церковь, то есть в нашу, Православную и ищем спасения именно в ней, и ни в какой другой. Беспокойство наше, как показали дальнейшие события, было, к сожалению, оправдано. Тогда мы еще и представить себе не могли, что дело это затянется так надолго.
На следующий день, в воскресение, после литургии мы обратились к отцу Маркеллу с прошением.

Настоятелю Федоровского Собора
игумену Маркеллу

Прошение

Мы были свидетелями, как 29 августа, праздник Федоровской Иконы Божией Матери, во время Божественной Литургии, в алтаре находился римокатолик. Согласно апостольским правилам молиться с еретиками запрещено. Известно, что он, находясь в алтаре, причащался вместе со священнослужителями. Произошло осквернение и священных сосудов и алтаря. Просим Вас объяснить нам Ваши действия и привести жизнь нашего прихода в соответствие с каноническими установлениями Русской Православной Церкви.

Прихожане Федоровского Государева Собора в Царском Селе:
Григорьев С.М., Синица Н.Ю., Михайлов С.К., Рубцова Ю.Е., Колышкин А.М., Михайлова О.В., Полешаева О.В., Мещерская И.М., Мещерская М., Григорьев К.С., Яцкунас О., Барунин В.Г., Плишин Л.А. (личные подписи).
31 августа 1996 года.

Выслушав нас, о.Маркелл объяснил, что этого Дона Сильвио ему прислали наши соседи из Софийского Собора. Они нам, де, пол постелили, люстры повесили. И вообще, если бы не помощь отца Геннадия (настоятеля Софийского собора), нам бы верхний храм не открыть. Так что, де, нельзя было отказать. Затем отец Маркелл предложил обо всем поговорить на приходском собрании, "тем более, что давно надо избрать казначея, ревизионную комиссию и прочих"...
Собрание было назначено на ближайшую среду.
На собрании отец Маркелл совершенно неожиданно для всех собравшихся прихожан объявил, что наш храм уже почти год не входит в состав Санкт-Петербургской епархии, является ставропигиальным (!), а поэтому у нас не должно быть ни казначея, ни ревизионной комиссии, ни приходского собрания, ни всего прочего, предусмотренного Уставом Русской Православной Церкви. Федоровский городок вместе с Федоровским собором якобы передан Патриархом в подчинение о.Геннадию Звереву, и нам остается только слушать его указания.
По словам о.Маркелла, обо всем этом, и о теперешнем статусе нашего храма записано в некоем положении, подписанном Патpиаpхом. Собравшиеся, естественно, попросили показать это новое положение о храме. Настоятель согласился. "Вот только, - объяснил о.Маркелл, - под рукой сейчас этого положения, к сожалению, нет". Но он обязательно возьмет его у о.Геннадия и покажет нам на следующей неделе. По поводу же присутствия в алтаре католиков настоятель заявил, что ничего поделать с этим не может, мол, о.Геннадий так распорядился.
Как оказалось позже, все это была сплошная ложь. Hо тогда мы поверили своему настоятелю и ожидали, что он вскоре покажет нам, членам приходского собрания, положение о нашем храме. Hо дни шли за днями, а никакого положения мы так и не увидели, да его, как позже выяснилось, и не было в природе. Нас просто обманули. Как это не печально - обманули наши собственные пастыри: отец Маркелл и отец Геннадий.
Тогда пришлось обратиться за разъяснениями к правящему архиерею. Письмо митрополиту Владимиру написал автор этой брошюры. Ознакомившись с текстом, его решили подписать еще несколько человек.

Митрополиту Санкт-Петербургскому
Владимиру

Ваше Высокопреосвященство!

Обратиться к Вам меня вынудили следующие обстоятельства. В конце прошлого года настоятелем нашего храма назначен, как мы думали, Вами игумен Маркелл. К этому времени у нас, ввиду как объективных, так и субъективных причин, накопились некоторые проблемы: казначей был временно исполняющий обязанности, назначенный настоятелем и не прошедший процедуры избрания, отсутствовала ревизионная комиссия, за четыре года существования прихода ничего не сделано для оживления приходской жизни и реставрации храма. За прошедшее время о. Маркелл познакомился с приходом. Мы обращались устно к нему, и он не раз говорил о необходимости проведения собрания для приведения в порядок дел. Поводом, ускорившим проведение собрания, явился вопиющий, на наш взгляд, факт: в день престольного праздника Феодоровской иконы Божией Матери 29 августа во время Божественной литургии находился и молился (а возможно и причащался) с нашими священниками римокатолик, т.е. скрытно от народа произошло униатское богослужение. Но нет ничего тайного, что не стало бы явным. Группа прихожан обратилась к отцу настоятелю с прошением о приведении жизни нашего прихода в соответствие с требованиями действующего устава и правил Русской Православной Церкви. О. Маркелл объяснил свои действия нажимом со стороны настоятеля Софийского Собора протоиерея Геннадия Зверева - не скрывающего свои взгляды униата (надо сказать, что этот священник ведет очень опасную для Православия униатскую политику, так он недавно заявил одной прихожанке, что он причащался, причащается и будет причащаться с римокатоликами). О. Маркелл дал нам понять, что он не разделяет взглядов о. Геннадия и обещает быть с "нами", т.е. с православными, а не с униатами. Письменного прошения, тем не менее, не взял, и назначил дату собрания.
В среду, 4 сентября, состоялось приходское собрание. Совершенно неожиданно для всех нас о. Маркелл объявил, что уже с декабря прошлого года наш храм не входит в состав Санкт-Петербургской епархии, является ставропигиальным, а поэтому в нем не должен быть ни приходского собрания, ни казначея, ни ревизионной комиссии и прочего. Существует, по его словам, положение, по которому отцу Геннадию передана власть над нашим храмом, приходом и имуществом, едва ли не полная, во всяком случае, он, настоятель, подчиняется о. Звереву. Правда, текста положения у о. Маркелла нет, но он обещает найти его и показать прихожанам на следующей неделе (прошло три недели, а положения так никто и не видел). Затем сказал, что тем не менее, он желает собирать такие собрания для общения с прихожанами. С горечью мы слушали затем, как о. Маркелл говорил, что нас, прихожан храма, он в алтарь не допустит, а католика или даже некрещеного, если посчитает нужным - свободно. При этом лгал и изворачивался, отвечая на наши вопросы и требования соблюдать 45е апостольское правило, а уличенный во лжи - грубо изгнал меня с собрания. После собрания практически все выразили негодование по поводу поведения о. Маркелла, а среди них достойные, уважаемые в нашем обществе люди: коммерсант, крупный жертвователь нашего храма Н.Ю. Синица; заместитель начальника отделения милиции майор В. Барунин; начальник стройуправления Л.Н. Плишин; известный художник, преподаватель Академии Художеств А. Ю. Синица; руководительница (бывшая) Воскресной школы при Софийском соборе О.В. Полешаева. После подобных бесед с настоятелем храмы пустеют.
Досточтимый Владыко! Просим Вас разъяснить нам, действительно ли наш храм и его приход не входит в состав нашей епархии и не находится под Вашим святительским омофором, а если это не так, принять те меры, что Вы сочтете нужными, для умирения нашего прихода и приведения его жизни в соответствие с уставом и соборными правилами Русской Православной Церкви.

С глубоким уважением к Вашим летам и сану. С.М. Григорьев.
17/30 сентября 1996 г.
С текстом сего письма согласен: Н.Ю.Синица, В.Г.Барунин и др.

Но оказалось, что передать письмо по назначению не так-то просто. Мы хотели записаться на прием к нашему правящему архиерею, Высокопреосвященному Владимиру. Однако в канцелярии митрополита нам объяснили, что мирян владыка не принимает вовсе, а письма на его имя принимаются только если на них есть виза настоятеля. После нескольких неудачных попыток нам все же удалось сдать письмо в канцелярию и даже получить входящий номер документа, сообщить который нам сперва отказались наотрез.
Ответа на письмо получено не было.
Мы недоумевали: что же делать дальше? Опыт показывает, что зло, если его во время не пресечь, будет обязательно распространяться и увеличиваться. Католики уже тысячу лет всеми правдами и неправдами пытаются подчинить нашу Церковь Римскому Папе. На Западной Украине, имея мощную поддержку находящихся у власти националистических партий, паписты, не стесняясь, действуют силой, отбирая у православных храмы. Там же, где не могут подчинить себе православных силком, пытаются подкупить или запугать наших священников. Могут помочь даже и в восстановлении православных храмов, надеясь со временем подчинить их себе. А наш архиерей делает вид, что ничего не произошло, и не считает нужным даже ответить своим прихожанам, обратившимся к нему за помощью.
Нам стало понятно, что если мы не воспротивимся действиям наших еретичествующих священников, то в скором времени останемся в Царском Селе без православных храмов. То есть храмы-то останутся, но спасительная благодать Божия покинет церкви, в которых попираются святые каноны и звучат совместные молитвы с еоетиками-католиками.
Тогда мы решили обратиться за советом к известным опытным священникам, написали письма в некоторые монастыри. Духовник одного из самых крупных женских монастырей России писал нам, что предавших Православие священников "нельзя считать своими пастырями и принимать у них святые таинства. Их действия весьма опасны и соблазнительны для многих прихожан, и требуют соответствующего врачевания - публичного, перед всем миром, покаяния". Подобные ответы мы получили и от некоторых других отцов. Наши духовники были единодушны: так оставлять это дело нельзя!
И хотя сомнения еще оставались, мы решили обратиться за помощью ко всей полноте Русской Православной Церкви - епископату, священникам и мирянам. Было составлено открытое письмо, которое разослали всем архиереям Русской Православной Церкви, а также в некоторые газеты.


Его Высокопреосвященству, Митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Владимиру;
копии: Святейшему Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию II, правящим архиереям, наместникам ставропигиальных монастырей, редакциям "Русского Вестника", "Православного Санкт-Петербурга" и др.

Ваше Высокопреосвященство!

Мы, прихожане Царскосельских храмов, вынуждены обратиться к Вам с Открытым письмом, так как наши обращения к Вам через благочинного о.Александра Кудряшева не достигают цели, ответа мы не получили, а письма от мирян через канцелярию или по почте не принимаются.
На наших глазах в наших храмах происходит явное отступление от Православия в сторону незаконной и не раз соборно осужденной унии с римокатоликами. Как нам стало известно, в Пасху, 14 апреля сего года во время Божественной Литургии наши священники молились и причащались в алтаре Софийского Собора с еретиками-римокатоликами. Инициатором этого грубейшего нарушения Соборных Правил нашей Церкви является настоятель Софийского собора протоиерей Геннадий Зверев. Он, сам не впервые участвовавший в подобных действиях, склонил и других священников участвовать в униатском богослужении, а с ними и всех прихожан храма, не объявив об этом никому. С тех пор римокатоликам неоднократно разрешалось участвовать в богослужении, молиться и общаться с народом с солеи Софийского Собора.
В день престольного праздника Феодоровской иконы Божией Матери в алтаре Феодоровского Собора находился, молился, а возможно и причащался римокатолик. Известно, что диакон о.Алексий Новиков спросил у него, будет ли он причащаться. Мы вынуждены узнавать, что творится в алтарях наших храмов у посторонних людей. Нас, прихожан Феодоровского Государева Собора, настоятель о.Маркелл Ветров категорически отказался допускать в алтарь, а действия свои объяснил давлением со стороны о. Геннадия. Сам же он чаще общается не с итальянскими католиками, а с американскими миссионерами, задумав вместе с ними лечить от алкоголизма наших сограждан.
29 сентября на литургии в Софийском Соборе молился целый хор еретиков, который после службы о.Геннадий представил народу, а в проповеди пытался объяснить пастве, что между Православием и римокатоличеством разницы почти нет, а наоборот, мы должны быть им, римокатоликам, благодарны за моральную (видимо молитвенную?) и материальную помощь. Такие проповеди слышат неокрепшие в вере молодые люди. В храмы идут, надеясь найти там чистоту и благочестие, а видят продажного священника. Ведь когда о.Геннадий объявляет прихожан Софийского Собора побратимами римокатолического прихода итальянского города Клод, всем понятно, что это происходит из-за денег.
Сам образ действий о.Геннадия и о.Маркелла их обличает. Так о.Маркелл при объяснении с прихожанами по поводу совместной молитвы с римокатоликами лгал и изворачивался, пытался оправдать свои действия, ссылаясь на Патриарха, хотя все мы были свидетелями, как в заботе о пастве, Святейший Патриарх Алексий II не то что с еретиками-римокатоликами, а даже и с православным Константинопольским Патриархом не убоялся прервать Евхаристическое единство, когда тот нарушил незыблемые правила Святых Апостол и Святых Отец. А протоиерей Геннадий Зверев заявил в ответ на увещевания одной прихожанки, что причащался, причащается и будет причащаться с римокатоликами. У нас уже действует уния? И Флорентийская и Брест-Литовская унии уже принесли и еще принесут немало жертв и несчастий. Мы видим, что творится на Западной Украине униатами и римокатоликами.
Мы возмущены распространением униатской заразы и не желаем видеть ее в своих храмах. Произошло грубое нарушение 45 Апостольского Правила, гласящего: "Епископ, или пресвитер, с еретиками молившийся токмо, да будет отлучен. Аще же позволит им действовать что либо, яко служителям церкви: да будет извержен."
Так как соблазн от их действия был для многих, мы ТРЕБУЕМ от согрешивших священников ПУБЛИЧНОГО покаяния. Пока же, до принесения ими публичного покаяния, мы не можем считать их своими пастырями и принимать от них благословение и Святые Таинства.
Мы опасаемся, что подобные поступки, оставшиеся без внимания и наказания, получат дальнейшее развитие. Молим Вас, Высокопреосвященный Владыко, защитите свою паству от расхищения волков, Вас к этому обязывает Ваше звание - блюсти и назидать.
Православные христиане Царского Села (подписи). Октябрь 1996 г.

Письмо это было напечатано в "Русском Вестнике" (№43-45, ноябрь 1996г.), газете православного общества "Радонеж" (№29-32, ноябрь 1996г.), и в "Руси Православной" (вып.42, приложение к "Советской России" от 5.12.1996г). Последняя публикация получила особенно широкий резонанс.
Нам потом не раз пеняли этой публикацией в "Советской России". Раз напечатала коммунистическая газета, выговаривали нам с осуждением, значит вы коммунисты-революционеры. Справедливости ради надо сказать, что хоть мы и не направляли наше письмо в "Русь Православную", тем не менее, почитаем для себя за честь то, что наше письмо напечатано там, где впервые увидели свет труды приснопамятного митрополита Иоанна (Снычева). Из "Православного Санкт-Петербурга" пришел вежливый отказ, в котором главный редактор привел веские причины, не позволяющие ему "опубликовать письмо в газете, издающейся по благословению правящего архиерея".
Вскоре письмо прочитали те, о ком оно было написано. И вместо покаяния они начали против собственных прихожан настоящую войну.
В субботу, 7 декабря, после Всенощной в Федоровском соборе, служащий священник о.Сергий Попов говорил с амвона проповедь, в которой позволил себе грубые нападки на авторов письма. Обвинив их в незнании православных канонов, едва ли не в бунте против церковных властей и в склонности к "комсомольским методам", о.Сергий намекал, что написавшие письмо - бывшие коммунисты, принесшие с собой в церковь революционный дух.
Далее он сказал, что авторы письма не понимают, кто такие католики, вмешиваются в дела их не касающиеся. Они мол, не сумеют и отличить-то католика от православного. Здесь, однако, поток красноречия ретивого батюшки был остановлен вопросом одного прихожанина: "Вы что, совсем нас за дураков принимаете?" Затем свое возмущение вслух высказали и другие, а одна прихожанка громко обвинила о.Сергия во лжи. На нее набросились уборщицы, подобранные о.настоятелем (кстати, откуда они появились неизвестно, в царскосельских храмах во всяком случае, их раньше не видели) и пытались вытолкать женщину из храма. Но тут за нее вступились другие, началась перебранка, и о.Сергий вынужден был уйти.
На следующий день во время проповеди о.Сергий опять оскорблял нас, причем в выражениях он не стеснялся. Характерно, что ни в первый, ни во второй раз о.Сергий ни словом не обмолвился о сути письма и о событиях, описанных в нем.
Как потом стало известно, в тот же день и о.Геннадий говорил в проповеди, что на него, мол, возводят напраслину, клевещут. Просил у прихожан защиты, хотя в чем конкретно неправда написавших письмо, и почему, и от кого его надо защищать - не сказал.
Такая реакция по меньшей мере удивительна. Вместо того чтобы ответить по существу и тем самым успокоить свою паству, о.Сергий и о.Геннадий напали на своих собственных прихожан, уличивших их в грубых нарушениях церковных правил.
Как уже было сказано, открытое письмо было разослано всему епископату нашей Церкви. Мы не ожидали ответа от них, просто информировали. Тем не менее некоторые архиереи посчитали нужным ответить нам. Затронутые в нашем письме вопросы, оказалось, волнуют многих.
Маститый архиерей, Высокопреосвященнейший Иувеналий, архиепископ Курский и Рыльский поддержал нас, написав:"Скорблю и переживаю вместе с Вами. Молюсь о торжестве святого Православия."
А епископ Курганский Михаил ответил и вовсе кратко и энергично:"Возмутительно. Обратитесь с посланием к Архиерейскому Собору, который состоится 18-22 февраля 1997 г. Нет ереси худшей и подлейшей, чем католицизм".
Только митрополит Владимир - тот, кто по долгу своего архипастырского служения должен был бы в первую очередь обеспокоиться происходящим, тот, к кому обращено было наше письмо - молчал. Мы уже перестали ждать ответа нашего правящего архиерея, когда ответ, наконец пришел. Только отвечал митрополит Владимир почему то не всем обратившимся к нему прихожанам, а только одному из них.

"Уважаемый Сергей Михайлович!

Ваши письма об игумене Маркелле (Ветрове), о протоиерее Геннадии Звереве, об их церковной деятельности и о форме приема в храмах католиков, получены. С отцами уже проводилась беседа и еще будет проводится.
Очень надеюсь на то, что в приходах Федоровского собора и Вознесенского (Софиевского) собора удастся восстановить мир и соблюдение всеми канонических норм нашей Церкви.
Господь хранит Вас и благословит.

+ ВЛАДИМИР,
МИТРОПОЛИТ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ
И ЛАДОЖСКИЙ.


Получив такое, в целом благосклонное письмо, мы обратились с ним к отцу Маркеллу. При этом неприятном разговоре присутствовали трое наших прихожан. О.Маркелл прочитал письмо митрополита и сказал, что это письмо личное, никакого отношения к нему, о.Маркеллу, не имеющее. Ни на какие компромиссы о.Маркелл не соглашался и закончил ясным исповеданием своей веры: "Римокатолики - не еретики".
Говорить после этого было уже не о чем. И мы решили воспользоваться советом преосвященного Михаила Курганского: обратиться к Архиерейскому собору. О своем намерении мы известили нашего правящего архиерея митрополита Владимира. Ему было отправлено очередное письмо.


Митрополиту Санкт-Петербургскому Владимиру

Ваше Высокопреосвященство!

К сожалению, Ваши надежды на восстановление мира в приходах Феодоровского и Софийского соборов Царского Села не оправдались. Меры, Вами принятые оказались недостаточными.
Авторы письма к Вам неоднократно подвергались с церковных амвонов грубым оскорблениям, измышлениям и клевете. Какой уж тут мир. Получив Ваш ответ, мы с ним обратились к о.Маркеллу, но он говорил с нами весьма жестко. Мы уже не настаивали на публичном покаянии и просили хотя бы обещать в очередной проповеди более не допускать подобного и не пускать папистов в алтарь. Но отец Маркелл стоял на своем. Ему заграничные интересы важнее судьбы его прихожан. А в конце ясно исповедал свою веру: "Римокатолики - не еретики" Православная Церковь, как известно, учит иначе. О Вашем же благосклонном ответе нам выразился высокомерно "Это его (т.е. Ваше) личное дело". Мы просили о.Маркелла записаться к Вам на прием, дабы при Вас мы могли бы примириться, но и в этом он отказал и сказал, что не будет допускать нас к приходской жизни.
Зная, что и это письмо может не скоро попасть в ваши руки, не надеемся получить ответа и вынуждены обратиться к Архиерейскому Собору 18-22 февраля 1997г.
Просим простить нас. С.М.Григорьев, Н.Ю.Синица, К.С.Григорьев
10/23 января 1997г. Царское Село.

Ответа по-прежнему не было, а дни шли за днями, вот-вот должен был начаться Собор, напряжение росло. И тога в начале февраля было составлено и отправлено в Москву обращение к Архиерейскому Собору.


Архиерейскому Собору
Русской Православной Церкви

ОБРАЩЕНИЕ

Ваше Святейшество, Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства!
Мы, прихожане храмов Царского Села Санкт-Петербургской епархии, вынуждены обратиться к Собору архипастырей, с просьбой рассудить нас с нашими священниками протоиереем Геннадием Зверевым и игуменом Маркеллом Ветровым, вступившими в евхаристическое и молитвенное общение с римокатоликами. Мы неоднократно обращались в течение длительного времени к своему правящему архиерею - митрополиту Владимиру, прося его епископского суда, но он не стал нас судить. Мы поняли так, что судить справедливо, по канонам Церкви, он не хочет, так как разделяет взгляды этих священников на папистов, а судить несправедливо не может - боится Бога, и потому решил уклониться от своего права и своей обязанности - судить.
А что делать нам? Нас не допускают до приходской жизни, оскорбляют в проповедях, называя раскольниками, под давлением настоятеля другие священники отказывают в помазании елеем на воскресной всенощной. Требуют от нас покаяния, не объясняя, в чем вина, не открывая, в чем грех. То есть, вершат над нами суд. Но ведь Церковь наша не пресвитерская, а епископская, а суда епископа нет.
Мы остаемся верными чадами Русской Православной Церкви и должны быть судимы ее епископами. Смиренно просим Вас, Всечестные Отцы, Владыки, дать ход нашему делу, рассмотрению его и тем привнести мир в наши приходы. Тем более мы наслышаны, что Вы будете рассматривать вопрос о прославлении в Лике Святых Царя Николая II, царицы Александры Федоровны, царевича Алексия, царевен Ольги, Татианы, Марии и Анастасии, а ведь наш Федоровский собор был их приходским храмом в течение многих лет, и в дни царствования, и во время заточения после отречения Царя.
Прилагаем наши письма Высокопреосвященному Владимиру, копию подписного листа и другие материалы по нашему делу.
Просим Вашего благословения.

По поручению прихожан: С.Григорьев, учитель; В.Барунин, сотрудник МВД; Л.Плишин, прораб; Н.Синица, предприниматель; К.Григорьев, офицер РА, и др. (личные подписи).
7.02.1997г. Царское Село


Обращение было отправлено Собору, а у нас дела шли своим чередом. Тактика наших противников изменилась. Сначала о.Геннадий настаивал на том, что решать, кого причащать, а кого не причащать в Софийском Соборе, есть дело его совести, и никого более не касается. Но как раз в это время за совместное причащение с папистами был запрещен в служении архиепископом Псковским Евсевием широко известный иконописец архимандрит Зинон. Отцы-экуменисты забеспокоились.
И тогда на свет появилась новая версия: один католический священник, из числа регулярно посещающих Царскосельские храмы итальянских религиозных деятелей, якобы принял Православие. Речь идет о некоем Доне Сильвио, как раз о том человеке, что причащался в Пасху в алтаре Софийского Собора. Газета "Софийский Собор" (№2, август 1994г.) характеризует этого Дона, "большого друга Софийского собора", как "видного деятеля римской католической Церкви, уполномоченного Трентинского епископа по связям с зарубежными странами".
Какое такое "православие" принял Дон Сильвио, неизвестно, но из папизма он не вышел - это известно точно. В Италии Дон Сильвио - католик, в России - православный. Кто же он на самом деле? Коммерсант, не чуждый приобрести при случае и веру, если найдутся продающие ее. В Италии он собирает деньги для содержания столовой для бедных в Царском Селе, но где находится эта столовая, нам узнать так и не удалось. Скорее всего, это трапезная Софийского Собора, а "бедняки", которые там кормятся - это о.Геннадий со своей "братией".
Впрочем, Дона Сильвио винить не в чем. По нынешней католической доктрине вполне возможно, оставаясь верным католиком, быть в то же время и православным. Для экуменистов ведь все равно, как славить Бога. Они не боятся оскорбить Его нечестием, не боятся ереси, т.е. лжи в отношении к Богу. Но нам, царскосельским прихожанам, не все равно! Мы знаем, что вне Православия нет спасения...
Как-то после молебна у Креста на Соборной площади одна пожилая женщина посоветовала тем, кто противостоит униатам, бороться лучше со Свидетелями Иеговы. Свидетели Иеговы, конечно опасная секта, но не опаснее ли те, кто внутри Русской Православной Церкви насаждает ересь. Для священников, подобных о.Маркеллу и о.Геннадию, Святоотеческое Предание "устарело". Так выразился однажды о.Маркелл при упоминании апостольских правил: "Ведь это все было давно, а сейчас все изменилось".
Для кого-то может, и изменилось, но для православных все остается так, как и было во времена Апостолов. Ведь если можно спастись в латинстве, или у протестантов, или еще где (у тех же Свидетелей Иеговы, к примеру), то зачем же нужно Православие? Разве что для фольклора его оставить, как "культурную ценность"... Да и поститься, как учит Церковь, не надо. Зачем себя мучить? Вот ведь католики с молоком постятся полтора десятка дней в году, и хватает им для "спасения". Протестантов взять, так они вообще постов не знают, и ничего, тоже "спасаются" по их мнению. А нас Церковь наставляет более двухсот дней в году поститься. Конечно, не постом спасаются православные, а послушанием Матери-Церкви, которая и установила посты, как действенный и верный способ борьбы со "страстьми и похотьми" падшего человека...
Тем временем начался Архиерейский Собор. Как нам стало известно, в числе других вопросов на Соборе рассматривали и наше обращение. Решение было, по слухам, положительное, но ответа на руки мы не получили. А у наших противников каким-то образом оказался подписной лист "Открытого письма". И о.Геннадий начал действовать.
В "лучших" советских традициях, вместо того, чтобы ответить по сути, он занялся расследованием: кто и почему посмел поставить свою подпись под письмом. Оказалось, что кто-то из подписавших причащался затем у о.Маркелла. Это очень воодушевило расследователя. Он решил, что, если все или большинство подписавших откажутся от своих подписей, то может и дело удастся замять. Как бы и факта его вероотступничества не было.
Начал он со священника, возмущенного случившимся и поставившего свою подпись под письмом. О.Геннадий позвонил ему (номер телефона был в подписном листе) и бесцеремонно потребовал, "снять" свою подпись. В ответ на это отец Алексий (так зовут батюшку, подписавшего наше письмо) резонно заметил, что дело можно закончить очень просто. Надо только в ближайшей воскресной проповеди сказать народу, что на меня, мол, клевещут, никакого совместного причащения не было, я, как и вся Православная Церковь, считаю папистов еретиками и никогда не допускал и не допущу их в алтарь. Но сказать так о.Геннадий не мог, потому что лучше других знает: все, описанное в письме - правда. И о совместном причастии с католиками известно из первых рук: от тех священников Софийского и Федоровского Соборов, которые присутствовали в алтаре при этом безобразии, но не могли его остановить.
Тогда мы повторно обратились в Москву с просьбой довести до нас решение Архиерейского Собора по нашему вопросу и оградить от незаконных действий о. Геннадия.

Его Высокопреосвященству Архиепископу Сергию,
управляющему делами Московской Патриархии

Ваше Высокопреосвященство!

Группа прихожан Царскосельского храма Санкт-Петербурга обратилась к Архиерейскому Собору 18-23 февраля 1997 года с просьбой разрешить наши противоречия с настоятелями наших храмов о.Геннадием Зверевым и Маркеллом (Ветровым).
К сожалению, никакого ответа на наше обращение мы не получили. В то же время в руках у наших оппонентов оказался подписной лист нашего Открытого письма. Нам нечего скрывать, и мы не боимся гласности, но уже сейчас на некоторых из нас оказывается сильное давление отцом Геннадием Зверевым, который фактически занялся расследованием, кто и почему подписал письмо. Суд передан тому, на кого принесена жалоба. Такое положение вынуждает нас опять обратиться к церковной общественности. Вторично просим дать ход нашему делу и, в случае необходимости, назначить объективное расследование, дабы защитить нас от клеветы.
Очень ждем Вашего ответа. Простите нас и благословите.
По поручению прихожан: С.Григорьев, Н.Синица, В.Барунин, Л.Плишин.
27/12.03.1997. Царское Село

Через несколько дней ответ был получен:

МОСКОВСКАЯ ПАТРИАРХИЯ
УПРАВЛЕНИЕ ДЕЛАМИ
"21" марта 1997 г. № 1170
С.Григорьеву, Н.Синице,
В.Барунину, Л.Плишину

Ваше письмо о ситуации в приходе было представлено Архиерейскому Собору, который работал в Свято-Даниловом монастыре с 18 по 23 февраля с.г.
Собор поручил правящему архиерею Вашей епархии, Высокопреосвященнейшему Владимиру, Митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому, разобраться в ситуации и восстановить мир в общине и доверие к священнослужителям.
Ваша озабоченность по сути вопроса нашла отражение в итоговых документах Собора, экземпляр которых направляется Вам.
Верю, что с помощью Божией все у Вас будет хорошо.
Спаси Вас Христос за верность Православию.
Призываю на Вас Божие благословение.

УПРАВЛЯЮЩИЙ ДЕЛАМИ
МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ
АРХИЕПИСКОП СОЛНЕЧНОГОРСКИЙ + Сергий


Казалось бы - все ясно. Собор поручил правящему архиерею разобраться и восстановить мир. Но не тут-то было! Для наших настоятелей Архиерейский Собор Русской Православной Церкви не указ. О.Геннадий, видно, сам себе судья.
Надо сказать, что мы отказались принимать таинства у согрешивших священников, имея в виду в первую очередь инициаторов творимых в алтарях наших храмов безобразий. С подчиненными им священниками мы не прерывали общения. Но настоятеля Софийского Собора это не устраивает. О.Геннадий дал указание всем своим подчиненным священникам не благословлять и не помазать елеем тех, кого он считает главными зачинщиками противления его униатским планам. И священники подчиняются, оправдывая такую беспринципность "смирением", хотя знают, что о.Геннадий просто бесчинствует.
Наверняка наши батюшки видели решение Архиерейского Собора, читали письмо по этому поводу Управляющего Делами Московской Патриархии Высокопреосвященного архиепископа Сергия. Но, увы - боятся обличенного властью самодура, тем более он сейчас в силе, является одним из любимых, приближенных священников митрополита Владимира.
Пользуясь таким высоким заступничеством, священники-вероотступники чувствуют себя в полной безопасности. Так, в конце апреля 1997 года в местной "Царскосельской газете" появилось интервью о.Геннадия, в котором он открыто лгал, будто его "упрекают в том, что в Софийском Соборе на Божественной литургии присутствовали католики". Это, конечно, неправда. Никто его в "присутствии католиков на литургии" не упрекает. Обвиняют о.Геннадия в совместном, скрытно от народа совершенном, причастии с еретиками.
Дальше - больше. В очередном (№13,1997г.) номере "Софийского Собора" (где главным редактором числится о.Геннадий), в редакционной статье посвященной этому делу, написано следующее: "..Настоятель Софийского собора и настоятель Федоровского собора обвиняются в том, что будто бы причащали в алтарях соборов римокатоликов... Не будем оправдываться и опровергать очевидное измышление относительно этих причащений в алтарях".
Но оправдываться и опровергать все же придётся. Однако сделать это очень трудно, ибо о совместном причастии с еретиками свидетельствуют два священника, сослужившие на той литургии, о.Олег Скоморох и о.Дионисий Астахов.
По их словам дело было так.
Дон Сильвио всю пасхальную службу пробыл в алтаре. Когда причастились священники, неожиданно для всех о.Геннадий предложил Дону Сильвио облачиться в епитрахиль, как священнику при богослужении. Видимо, все было заранее обговорено, так как у Дона Сильвио с собой оказалась под рукой католическая епитрахиль, он надел ее, и о.Геннадий причастил католического священника в католическом облачении в алтаре Софийского собора при закрытых Царских вратах.
Это было настолько неожиданно, что молодые священники растерялись и не сразу сообразили, как быть. Позже они обратились к настоятелю с просьбой объяснить свои действия. О.Геннадий объяснил, что сам отвечает за происшедшее, а их это не касается. Тем не менее, батюшки настояли, чтобы при них в дальнейшем он католиков не причащал. О.Геннадий обещал. А через некоторое время оба молодых священника, отказавшихся от соучастия в беззаконии, были убраны из собора. Внешне все произошло вполне благопристойно: они получили новые назначения настоятелями... несуществующих храмов (один - в Тярлево, другой в Лесное). Знай, мол, как опасно спорить с о.Геннадием.
И все пошло по-прежнему. Вскоре был случай, когда отец Геннадий вывел уже не Дона Сильвио, а другого латинского священника после литургии из Царских Врат в полном католическом облачении. Как объяснили затем удивленным православным, этот католик много денег пожертвовал на Софийский собор.
По поводу происшедшего в Федоровском Соборе, о.Александр Ноздрачев рассказал, что наши священники сами предложили Дону Сильвио причаститься с ними, но тот почему-то отказался. И подобных случаев было много. Дело здесь не в письмах "склочных" мирян, а в действиях продающих Православие священников.
А что же наше священноначалие? Увы, по-прежнему не слышно о каких либо действиях с его стороны. Архиерейский Собор был в феврале, но судя по всему, его решения остались пустой бумажкой. Мы решили в очередной раз напомнить Высокопреосвященному Митрополиту Владимиру о нашем деле.

Его Высокопреосвященству Митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Владимиру

Ваше Высокопреосвященство!

Очередной раз вынуждены к Вам обратиться многогрешные прихожане из Царского Села. Еще в середине марта, то есть уже три месяца назад мы получили ответ на наше обращение к Архиерейскому Собору 1997 г. от Управляющего Делами Московской Патриархии Высокопреосвященного Сергия, где он пишет: "...Собор поручил правящему архиерею Вашей епархии, Высокопреосвященнейшему Владимиру, Митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому, разобраться в ситуации и восстановить мир в общине и доверие к священнослужителям".
Вместо мира и доверия наши священнослужители продолжают с нами настоящую войну. В газете "Софийский Собор" о.Геннадий (Зверев) поместил явно провокационную статью, в которой бездоказательно обвиняет нас в клевете, невежестве и в том, что мы, якобы, судим его, тогда как мы как раз и ищем законного епископского суда, обличая перед этим судом преступивших Апостольские Правила священнослужителей.
Более того, о.Геннадий сам присвоил себе права судьи, приказав подчиненным ему священникам не помазать елеем одного нашего прихожанина С.М. Григорьева, причем вина его опять не указывается.
Просим Вас, владыка Владимир, ускорить исполнение поручения Архиерейского Собора 1997г по нашему делу.
Благословите.
По поручению прихожан: Н.Синица, В.Барунин, Л.Плишин, Григорьев.
20 июня 1997г. Царское Село.

Ждем ответа. Надеемся, что в Русской Православной Церкви еще все же можно найти управу на священников-вероотступников. Надеемся, что законный и нелицеприятный церковный суд все же состоится. Ведь Бог не в силе, а в правде. Аминь.

+    +   +

5. ПОКА НЕ ПОЗДНО

Его Святейшеству Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию II

Ваше Святейшество!

К Вам обращаются представители православной общественности города Санкт-Петербурга.
С чувством глубокой скорби и сильного возмущения мы вынуждены сообщить Вам, что в нашем традиционно православном городе Святого Петра уже почти год, как создалась атмосфера, невыносимая для верных чад Православной Церкви.
Началось это с прошлой зимы, с того самого момента, как в наш город для архипастырского служения с Вашего благословения прибыл Его Высокопреосвященство Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир (Котляров).
Уже само появление в нашем городе человека, проявлявшего и прежде немалые усилия для укоренения в Православной Церкви ереси, вызвало заметное смущение в православной среде. Но решение было принято, и нам оставалось только ждать и надеяться, что новый Митрополит по достоинству и с уважением отнесется к тому замечательному наследию, которое нам оставил после себя Благочестивейший Архипастырь, всеми любимый, в Бозе почивший Владыка Иоанн (Снычев).
Однако, как мы и опасались, новый Митрополит с первых
же дней своего служения начал с завидным упорством насаждать в Епархии откровенную ересь жидовствующих. В своем первом интервью местному телевидению (5 канал) Митрополит Владимир объявил о своих принципах и идеях и, в связи
с ними, о тех мерах, которые он намерен предпринять для улучшения¦ духовной жизни Санкт-Петербурга, мерах, направленных, прежде всего на установление тесных дружеских контактов с представителями инославных конфессий (т.е. с точки зрения Православной Церкви - с еретиками), а также на искоренение из православной среды т.н. шовинистических¦ течений и направлений. По сути дела, эти меры означали борьбу с последовательными ревнителями и радетелями чистоты православного вероучения в духе Святоотеческого предания, которые, по словам Митрополита Владимира, мешают тесному сближению всех христиан, независимо от их конфессиональной принадлежности¦. Дескать, они относятся к нам как к братьям¦, а мы своей не цивилизованностью¦ и гордостью за то, что исповедуем Православие, только их отталкиваем. Подобные высказывания звучали впоследствии неоднократно.
Откровенно еретическую проповедь произнес Митрополит в Свято-Иоанновском монастыре в день поминовения Святого Праведного Иоанна Кронштадтского. Эта проповедь вызвала среди прихожан возгласы негодования. Митрополит Владимир призвал не больше, как отказаться от Юлианского календаря и перейти на новый стиль¦, что фактически означало бы разрушение всего православного календаря. Прозвучали и явно экуменические высказывания призыв молиться едино с инославными, т.е. с еретиками.
По собственному признанию Митрополита Владимира, его мечта - объединить всех христиан в одно целое во всем мире, невзирая на их конфессии. Что означает подобный призыв к объединению церквей вне Святой Православной Церкви, понимает любой, хотя бы немного воцерковленный мирянин, эти слова нет нужды комментировать, ибо по сути своей они подрывают Символ Веры.
Исполнения такой мечты¦ Господь, мы веруем, не допустим, однако православное единство Санкт-Петербургской Епархии уже нанесен ощутимый раскол... С самого начала Митрополит Владимир начал избавляться от неугодных ему клириков и духовенства, заменяя их лояльными по отношению к себе. Так, например, был фактически выслан из Санкт-
Петербурга бывший настоятель храма Рождества Иоанна Предтечи, то же случилось со старцем Иосифом, единственным в городе священником, который производил отчитку одержимых бесами.
И таких примеров много.
А как должен был реагировать причт и прихожане храма Святого Преподобного Серафим Саровского, когда Митрополит на проповеди в этом храме во всеуслышание заявил: неважно, как исповедоваться, причащаться и как креститься - хоть справа налево, хоть слева направо!...¦ ?
Наряду с грубейшими нарушениями канонов и догматов
церковных, нынешний Митрополит нарушает и правила, установленные для служителей Церкви Священным Синодом. Накануне выборов губернатора Санкт-Петербурга, в канун Святой Троицы, во время службы в Свято-Троицком Соборе Александро-Невской лавры Митрополит Владимир (кстати, и в нарушение закона о Выборах!) призвал весь Собор голосовать за Собчака, откровенного врага Православной Церкви, покровителя сектантов и еретиков всех мастей! Когда же на выборах победил непримиримый оппонент Собчака В.А.Яковлев, Митрополит, не глазах телезрителей 5 канала, в первых рядах кинулся поздравлять нового губернатора, проявив, таким образом, еще и постыдную непоследовательность.
Следствие служения¦ Митрополита Владимира в нашем городе - резкое обострение внутрицерковных отношений, коснувшееся почти всех приходов, заметное разделение верующих по принципу отношения к иерарху, и, прежде всего -беспрецедентная активизация всевозможных сектантов, сатанистов, попытки проникновения их в православные приходы и объединения. Все попытки православных обратить на это внимание Митрополита остаются безрезультатными. Не вызывают никакой реакции даже сообщения о том, что в некоторых Соборах города во время Богослужений присутствуют и участвуют в них служители иных конфессий (лютеране, католики, протестанты) и причащаются инославные.
Ересь и нарушение канонов постоянно сопутствуют
деятельности Митрополита Владимира, а его экуменические пристрастия уже ни у кого не вызывают сомнения. Он постоянно превозносит покойного о. Александра Меня, по мнению всех православных людей вероотступника и еретика, а труды православных авторов, в частности Владыки Иоанна, изымаются из печати и из продажи.
Неудивительно, что у многих православных людей сложилось мнение, что Митрополит Владимир сознательно действует во имя разрушения Православия, в интересах его врагов, методами напоминающими методы масонских конспираторов. Многие верующие считают и называют Митрополита жидовствующим...
Ваше Святейшество!
Пока еще не поздно, пока возмущение православной общественности города Санкт-Петербурга и всей Епархии не достигло критического уровня и не переросло в опасные необратимые процессы и последствия, просим Вас срочно вмешаться в происходящее и своим волевым решением пресечь провокационную, антицерковную и антиправославную деятельность лжемитрополита (ибо по Святому Иосифу Волоцкому - впавший в еретичество пастырь становится лжепастырем!) и соответствующего ему окружения. Терпение русских православных людей достигло предела!
Православная общественность Санкт-Петербурга. (107 подписей)


+    +   +

6. ЭТО БЫЛ НОВЫЙ ВИД МОЛИТВЫ

По сообщению информационного бюллетеня "Благовест-инфо", в день памяти св. Иоанна Кронштадтского, 2 января, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир совершил Божественную литургию в Иоанновском монастыре в Санкт-Петербурге, после которой обратился к верующим с проповедью, вызвавшей резкий протест молящихся. Сообщение об этом инциденте вызвали смущения среди православных.
Что же именно было сказано в проповеди в день памяти св. Иоанна? Мы приводим фрагмент записи проповеди с небольшой литературной правкой. (Впервые опубликовано в "Радонеже" №1, январь 1997).

"... Часто наши священнослужители, да еще и высокого ранга говорят: "Не нужно их! Вот помощь гуманитарную - да, давай! Помощь, продукты, одежду - возьми! Но чтобы сесть с ними и поговорить о том, кто правильно молится, кто правильно исповедует, - ни за что! Никакого общения!.. У о.Иоанна (ведь в то время ему было труднее, чем нам) был другой подход. Обращаются к нему иудеи - он молится за иудеев, обращаются к нему протестанты - он молится, обращается к нему другой единоверец - он молится и помогает. И тому легче становится. Еще в то время (это начало XX века) ему писали письма из-за границы, из разных стран, и он молился на расстоянии. И потом получал благодарность за то, что он помолился и человек выздоровел. Это новый был вид молитвы. Мы говорим сейчас: вот, когда некрещеный человек, - можно ли его поминать в церкви, можно ли молиться или нет? И идут целые дебаты. А Господь ведь сказал: "Всякого человека, ко Мне приходящего, не прогоню !" А преподобный или Ефрем Сирин, или Исаак Сирин (я сейчас точно не помню), когда шел в пустыне и увидел череп, его посохом свои подвинул немножко и спрашивает: "Как тебе там живется?" А ему отвечает череп: "Когда-то мне трудно, тяжело, но когда ты за меня молишься, мне становится всегда легче". И неизвестно, кто это был. В любом случае, это был, конечно, не христианский подвижник. Это был кто-то совершенно другой веры: может быть язычник, может быть, не знаю, кто... Святые Отцы молились за весь род человеческий, и эта молитва помогала. И отец Иоанн в этом плане был человеком очень мужественным и смелым, не боялся разговоров, не боялся, что его обвинят в том, что он молится за всех и за вся, хотя должен, прежде всего, молится за своих, православных. Отец Иоанн ведь и в жизни был прозорливым. Он видел человека вот так: посмотрел на него - и Господь давал ему дар провидения. Мы знаем много случаев, когда в храм приходил человек не готовый, и ему батюшка говорит: "Иди, причащайся !", а он отвечает: "Батюшка, я же не готовился !" - "Я тебе сказал: иди, причащайся !" А потом оказалось, что этот человек там молился, то есть он такой был чистый, так весь светился, что его нельзя было не соединить со Христом. Это ведь мужество, это смелость.
У греков, наших православных братьев, и у арабов - у них есть другая традиция. Мы, русские, обязательно потребовали, чтобы перед причастием все исповедовались, а ведь таинство покаяния - это отдельное таинство. Оно не привязывается ни к какому другому таинству. И грехи до сих пор православные арабы исповедуют, когда душа потребует: они могут каждый день к духовнику ходить, но не причащаться. Исповедуются, но когда пришли причащаться - он подходит к чаше отдельно. Это отдельное таинство - он подходит и причащается, только соблюдает форму - не курит, не пьем, все - с благоговением подходит. О.Иоанн знал эту древнюю традицию наших братских церквей, и он говорил человеку: "Иди и ты причащайся !" Видел молитву этого человека, видел его очищение и дополнял, заканчивал эту молитву тем, что человек в таком молитвенном порыве соединялся со Христом и уходил из церкви духовно ликующий и торжествующий. Другие священники не смели так делать - о.Иоанн делал. Он открыто высказывался против всяких политических течений1, вы помните, как его коммунисты и атеисты ненавидели - они сравняли у раки его почти все с землей, чтобы никто не мог найти. И даже кто приходил сюда, к этому зданию, и хотел просто приложиться, поцеловать камень и дотронуться до того места, где похоронен о.Иоанн, - его ведь забирали и куда-то ссылали, как преступника. Отец Иоанн отвечал, или, если не мог отвечать (было очень много писем), в любом случае молился и помогал.
Мы с вами сейчас еще находимся в таком дремучем состоянии, пусть меня простят, но я еще скажу одну разницу между православными всеми, - вот еще одно разделение: почти весь православный мир перешел на григорианский календарь, празднует Рождество по григорианскому календарю, 25 декабря, как и полагается. Константинопольский патриарх празднует Рождество, Александрийский патриарх празднует Рождество, Антиохийский празднует, Иерусалимский празднует, православные в Америке празднуют ! Румынский патриархат празднует, Болгарский патриархат празднует... Только мы - Россия и Сербия, и несколько приходов в Греции, старостильники - мы умнее всех, мы лучше всех !.. И мы ждем, когда пройдут 13 дней и когда мы по старому юлианскому календарю, по которому никто уже и нигде не живет... Есть в каждом народе свои календари - религиозные, исторические, национальные. Но живут они по новому, григорианскому календарю. Мы с вами сейчас только если об этом начнем говорить - нас обвинят в том, что мы хотим порушить Православие, хотя астрономия никакого отношения не имеет к религии. К календарю - да, но ученые говорят, что любой календарь, которым сейчас пользуются на Земле, - они все не точные, и все надо исправлять.
Если бы отец Иоанн, то он, конечно, все это исправил бы. Он во весь голос стал бы говорить, что нужно исправлять, нужно достигать..."

В этот момент из народа раздается крик: "Не стал бы он этого говорить". Возглас подхватывают другие: "Не будет этого !". Дальше сильный шум и волнение в храме, громко раздаются выкрики: "Еретик !", "Арий !", "Волк !", "Анафема !", "Не нужна нам католическая вера, мы православные !" и многое другое.
Сообщив об инциденте в Иоанновском монастыре, редакция "Благовест-инфо" сопроводила свое сообщение комментарием о.Владимира Сорокина (бывшего ректора Санкт-Петрбуржской Духовной академии):
"Меня удивляет такая резкая реакция некоторых православных на упоминание о расхождениях между юлианским и григорианским календарями, - сказал о.Владимир Сорокин. - Ведь это действительно вызывает многие трудности. В частности, Новый год сейчас в России отмечают в то время, когда у православных еще не окончен пост, что для некоторых может послужить ненужным соблазном. Возникают и другие проблемы. В любом случае, календарь - это вопрос не догмата, а традиции, и на этой почве не стоит возводить обвинений".

КОММЕНТАРИЙ РЕДАКЦИИ "РАДОНЕЖ"

Надо признать, что комментарий о.Владимира вызывает не меньшее удивление, чем само сообщение. Мало ли что сейчас отмечают в России (кто празднует хануку, а кто и неизвестно что теперь значащее 7 ноября) - почему это должно служить для православных соблазном для отказа от своих культурных традиций, а тем более - для от отказа от православия? Если же у о.Сорокина вызывает "многие трудности" следование уставам Святой Церкви - это его личная духовная проблема и повод скорее для подробной исповеди, чем для комментария в средствах массовой информации.
Что же касается проповеди, то резкой реакции на нее православных действительно можно удивиться. Потому что в последнее время начинает казаться, что удивить кого-нибудь чем-либо уже невозможно. Никто же не удивляется, когда в предшественники нынешнего "экономически-обусловленного" экуменизма записывали, скажем, святителя Феофана Затворника - чего же теперь-то волноваться? Но вот новая "проба" - зачислить в обновленцы Кронштадтского чудотворца - и народ церковный - хранитель веры - возмутился. Ну в самом деле, нравится тебе папский календарь - определись, как недавно советовал московским обновленцам Святейший Патриарх с конфессией - и дело с концом, зачем же всех-то в то же болото за собой тянуть? Да еще ссылаясь при этом на святых. Духовный опыт святых - опыт спасения, а не отступничества, опыт молитвы, а не экуменических конгрессов. Святой праведный Иоанн Кронштадтский действительно неоднократно молился об исцелении обращавшихся к нему за помощью иудеев и других иноверцев, и неоднократно бывало, что исцеленные потом крестились, иногда всем домом, но разве из этого следует, что нам надо перестать быть христианами? Исцеления просившим помощи Кронштадтского батюшки подавались не потому, что святой был экуменистом (не было таких святых), а по вере просивших в благодать, данную ему от Бога. Данную по его непоколебимой православной вере, а не по стремлению "все это исправить" - не было у него такого стремления, у него был плач о народе, который, поддавшись пропаганде безбожников-"обновителей", от Церкви отпадает и готов броситься "с крутизны" в бездну. Бывали и случаи недостоинства исцеленных, и это плохо для них кончалось - исцеленная католичка похулила чудо, совершенное над ней Богом по молитве православного батюшки (о заступничестве просила святого подруга болящей - православная) - и вся семья неблагодарной хулительницы впоследствии погибла от несчастных случаев (Сурский, т.1, гл.63). А бывали случаи, когда святой отказывал: "Не пойду к еретику. Помолюсь, но он не выздоровеет", - ответил он православным родителям безбожника (там же, т.2, гл.28). Нет, не был святой Иоанн Кронштадтский "религиозно-индифферентным".
Благословил святой причаститься того, кто не постился - потому что Бог открыл ему, что жить тому осталось считанные часы, так что и это не повод для нас отменять пост и исповедь перед причастием (и вводить католический "евхаристический пост" - когда перестают есть за час до причастия). Не повод, ибо "дерзновение чудотворца неудобно обратить в общее правило"(свт.Филарет Московский). Слова эти, заметим кстати, сказаны святителем по поводу случая, тоже упомянутого в проповеди, - случая из жития преп. Макария Великого (а вовсе не "не то Ефрема, не то Исаака Сирина"), который нашел в пустыне череп. По молитве преподобного было ему открыто, что это череп языческого жреца, душа которого пребывает в аду, в вечном пламени, и иногда, по молитве святого Макария, имеет то утешение, что видит других таких же несчастных. Ох, что-то не вызывает это утешение энтузиазма по поводу экуменических молитв. Да и преподобный после этого откровения не побежал искать ближайшую синагогу, а восплакал об участи грешной души.
В общем, не следует сочинять сказок о святых - у нас есть их жития. Впрочем, в приведенном выше тексте говорится не только о днях минувших - о сегодняшнем дне тоже. Рассказывается, например, что почти весь православный мир празднует Рождество по григорианскому календарю, и перечисляется среди прочих, так празднующих, Иерусалимский патриарх. К счастью, как раз недавно в "независимой газете" было опубликовано интервью Блаженнейшего Диодора, в котором он отметил, что четыре пятых (в численном отношении) православного мира сохраняют в неприкосновенности церковный календарь, об остальных же Иерусалимский патриарх сказал, что он с ними отношений не порывает, "но каждый сам должен думать о своем спасении".
Ну и последнее - относительно астрономии, которая никакого отношения не имеет к религии". Имеет или не имеет - это вопрос сложный. Например, имеется соборное определение 1583 г. (Собор в Константинополе, при патриархе Иеремии II), которое гласит: "Кто не следует обычаям Церкви и тому, как приказали семь святых Вселенских соборов о святой Пасхе и месяцеслове и добре законоположили нам следовать, а желает следовать григорианской пасхалии и месяцеслову, тот с безбожными астрономами противодействует всем определениям святых соборов и хочет их изменить и ослабить - да будет анафема..." Что же на народ обижаться.
Св.Иоанн Кронштадтский. Из книги "Правда о Боге, мире и человеке", гл.18. "Обличение ересей, расколов, папства, лютеранства и др."
"Папство в своем развитии есть поругание над истиною и правдою Божиею, истиною Священного Писания, вдохновенного Духом Святым, над истиною словес Спасителя. Он ясно учил, что Дух Святый исходит от Отца, и нигде не говорил, что Он исходит и от Сына: а папы, вопреки этому учению, этой истине, приняли ложь, что Дух Святый исходит и от Сына и возвели это учение в догмат общего верования и исповедания римских католиков и как в этом учении, так и во многих других учениях, противных Евангелию, назвали себя непогрешимыми; а мы называем их до невероятности гордыми и нераскаянными грешниками, не желающими осознавать своих явных и нелепых погрешностей, - например: что Римский епископ есть глава Церкви, между тем как в Писании везде Главой Церкви как Тела Своего называется Сам Господь Иисус Христос и т.д. Таким образом папство впало в хулу на Духа Святаго, допустив и утвердив явную ложь, изрыгая хулу на Христово учение, как на вещание непреложное Духа Святаго, принимая нелепые учения за истину Божию и понося через то Духа истины".
"У лютеран и англиканцев нет церкви: ибо они не почитают святых и не молятся за умерших, которые суть также члены церкви: у них нет и Главы церкви, Христа; ибо Он есть Глава целого тела, а не рассеченного, какого у лютеран и обновленцев; у них нет и Кормчего у корабля - Духа Святаго, ибо Дух Святый не может пребывать там, где тело Церкви произвольно и дерзновенно расчленено и лишено жизни..."

+   +   +

ИЗ ПИСЬМА СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА АЛЕКСИЯ II
МИТРОПОЛИТУ САНКТ-ПЕТЕРБУРЖСКОМУИ ЛАДОЖСКОМУ ВЛАДИМИРУ

Глубокой болью отозвалось в моем сердце то, что произошло после богослужения в соборе Двенадцати Апостолов Свято-Иоанновского женского монастыря.
Мы живем в очень непростое время, когда от Церкви люди ждут умиротворения, а не разделения. Все наши высказывания должны умиротворять нашу паству, а не вносить в нее смущение и раздоры. В этом отношении Ваше слово, произнесенное на территории непосредственной патриаршей юрисдикции, взбудоражило умы и сознание молящихся. Нельзя в дискуссии о переходе на новый стиль искусственно привлекать авторитет святого праведного Иоанна Кронштадтского. Не следует ставить под сомнение установившуюся у нас традицию совершения таинства покаяния перед принятием Святых Таин. Мы должны помнить печальный опыт исправления богослужебных книг при Патриархе Никоне, приведшем к расколу, не излеченному и по сей день. В православном сознании, может быть даже подсознательно, но живет внутреннее противодействие обновленчеству, и все, что связано с изменением календаря, языка, богослужения, воспринимается как неообновленчество...
...Для меня непонятно, как Вы, имея 35-летний стаж архипастырского служения, высказываете мысли сугубо частного характера, которые осложняют и осложнят Ваше служение на Санкт-Петербургской кафедре.
...Наш многострадальный народ вынес гонения и репрессии за веру православную, и сегодня ему нелегко живется, а посему наш пастырский долг - поддержать его в его трудностях и испытаниях, помочь ему сохранить чистоту веры православной, потому что слишком много врагов, восстающих на нашу Святую Церковь сегодня, - и внутренних, и внешних. Надо низко поклониться нашим верующим за их подвиг и отечески поддержать их, а не ставить им в пример арабов, греков или румын...

+   +   +


7. ИДЕЯ ХОРОША, НАРОД ПЛОХ…

Различные наблюдатели по разному пытаются объяснить очевид-ный рост консервативных, охранительных настроений среди основной массы прихожан Русской Православной Церкви. Одни видят в этом ре-цидив "черносотенства", другие - пробуждение в народе националь-но-религиозного самосознания, подавленного в последние десятилетия богоборческими репрессиями государства.
При этом интересно отметить, что такие тенденции характерны не только для РПЦ, но и для других Православных Поместных Церквей, например - Грузинской и Сербской. "Впечатления от белградских га-зет сродни чувствам, вызываемым сегодня доморощенной околоцер-ковной печатной продукцией национал-патриотического толка" - се-тует, например, редактор религиозного приложения к "Независимой газете" Олег Мраморнов. Там "одно и то же изо дня в день: экуменизм - обман, диалог - ловушка, папа римский - враг Сербии". "А у нас: православие или смерть! Экуменизм - капкан для истинно православ-ных; гуманизм - кривая дорожка в вечную погибель для поверивших в общечеловеческие ценности; под видом православных архиереев скрываются заседающие во Всемирном Совете Церквей волки в овечь-ей шкуре".
Либеральные идеи не прививаются в православной среде - сего-дня это уже очевидно. Почему же? Да потому, что народ наш плох: те-мен и невежествен - отвечают либералы.
На эту тему поразительное по своей откровенности интервью дал международному журналу "Ecumenical News International" ми-трополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир (Котля-ров). На вопрос корреспондента, недоумевавшего, как же это получа-ется, что "Патриарх Алексий, Вы, митрополиты Ювеналий, Филарет и Кирилл, лидеры Церкви, всем известные своей приверженностью к экуменизму, уступаете давлению снизу и оказываетесь неспособны вести Церковь в том направлении, которое считаете правильным?", ми-трополит Владимир ответил так:
"Мы просто не можем большего... Церковь есть собрание людей. Конечно, лидер имеет большое влияние в некоторых вопросах. Но это не самое главное. Самое главное - как думают люди, как священники и епископы умеют воспитывать их в приходах... А люди говорят: мы вообще не хотим западных христиан. Даже многие из молодых еписко-пов, которые, можно думать, должны были получить образование в ином направлении, придерживаются совершенно антиэкуменических взглядов...
Мне трудно объяснить, что это: то ли страх, то ли обида за про-шлые притеснения, или результат влияния РПЦЗ... Но, поскольку все эти факторы сочетаются, мы стоим перед очень сильной реакцией про-тив экуменизма и ВСЦ...
У нас нет литературы, нет информации, мы изолированы. Часть населения на духовном уровне абсолютно необразованна и непросве-щена. Люди не учились как должно, они находились в духовном ва-кууме, который теперь заполняется без всякого контроля, без каких-либо фильтров..."
Итак, причина духовного банкротства экуменистов найдена, это - "абсолютная необразованность и непросвещенность" верующих, стре-мящихся отстоять чистоту Православия от еретических искажений и ложных мудрствований. Что тут скажешь? Воистину, пастырь, столь презрительно характеризующий свою паству, "во тьме ходит, и не зна-ет, куда идет, потому что тьма ослепила ему глаза" (1Иоан. 2,11).

+   +  +

 

ОТ РЕДАКЦИИ АЛЬМАНАХА

Верим, что не забудут русские православные люди о том, как раздался из С.-Петербурга на всю Святую Русь смиренный голос блаженной памяти митрополита Иоанна (Снычева). Случайным ли было его появление на второй по значению в России церковной кафедре? Таких случайностей не бывает. Промысел Божий явно указал нам пример непреклонного стояния в истине Христовой. Что же касается человеческого аспекта этого назначения, можно смело утверждать, что высшие церковные власти не разглядели под обликом архиерея-простеца будущего смелого обличителя творящегося в стране зла.
И вот на смену почившему в Бозе печальнику за гонимый в собственной стране русский народ приходит архиерей-демократ, архиерей-экуменист. Это назначение тоже, конечно, не случайно.
Обратимся к биографии митрополита Владимира (Котлярова).
В 32 года, в разгар хрущевских гонений на Православие, он едет в составе первой официальной делегации Московской Патриархии в Дели, на ассамблею Всемирного совета церквей, на которой, по прямому указанию Политбюро, Русская Православная Церковь вступила в эту экуменическую организацию вопреки своим прежним решениям. В 1962 г. был послан заместителем начальника Русской Духовной миссии в Иерусалиме. Это место было номенклатурой КГБ, ибо миссия в те годы имела в Израиле весьма специфическое назначение. "Те полгода, пока он жил на Святой Земле, начальник миссии практически каждый вечер шел на один дипломатический прием, эконом - на второй, а сам я - на третий" ("Смена", 1996, № 31-32). С заданиями, "наполовину церковные, а наполовину, можно сказать, и дипломатические ("Смена", 1996, № 31-32)", он справлялся успешно, отчего вскоре получил новое повышение. Владимира командировали в Рим в составе группы наблюдателей на Второй Ватиканский собор католической церкви. Вскоре после этого Владимир в сане епископа Звенигородского был направлен первым представителем Московского патриархата при Всемирном совете церквей в Женеве. Потом G в Дамаск представителем при Антиохийском Патриархате. Должность - тоже деликатная, учитывая тогдашнюю политическую ситуацию на Ближнем Востоке. В 1965 г. настал "звездный час" в стремительной карьере молодого церковного дипломата - он стал Патриаршим Экзархом в средней Европе, возведен в сан архиепископа и командирован в Берлин. Для дальнейшего роста архиерею требовалось послужить уже в России. В конце 1969 г. Владимира перевели в богатую Ростовскую епархию, потом в Иркутск, Владимир, Псков и опять Ростов. Там он отличился тем, что в октябре 1993 г. анафематствовал казаков, ездивших в Москву защищать "Белый Дом" правительства России. С приходом к власти демократов-космополитов уже можно стало не скрывать своих экуменических убеждений. "На Дон с визитами к митрополиту Владимиру зачастили германские протестанты... православный архиерей стал совершать таинства в алтаре в присутствии еретиков" ("Православная Русь", 1995, " 15, с. 14).
Картина, кажется, выстраивается довольно ясная. С назначением митрополита Владимира на Петербуржскую кафедру и постоянным членом Священного Синода (а там он - старший по хиротонии) церковные либералы и экуменисты значительно укрепили свои ряды. Но и на этот раз власти допустили явный просчет. Экуменистическая "ревность" митрополита Владимира превзошла все расчеты, и вскоре уже пришлось открещиваться от компрометирующего собрата...

+   +   +

Конец, и Богу Слава!

ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ

ПЕРВАЯ СТРАНИЦА