Сибирская православная газета
  • О. Алексий Сидоренко
  • Бакулин М.Ю.
  • Богомяков В.Г.
  • Дурыгин Д.Н.
  • Тихонов В.Е.
  • Главная страницаДокументыЗакон БожийЗдоровьеИконы ИсторияКультураЛитератураМиссионерствоМолитвыХрамы Святые угодникиРецепты АвторыПраздники и посты Проблемы насущныеОбразование Разное  Карта сайта
  • Богоявление в Тобольске
  • Быть собой
  • В Москву на поклон к Владимирской
  • Вербное воскресенье
  • Верните нам нашу историю...
  • Всероссийский запой и проблема календарей
  • Динарий Кессаря
  • Калаверас
  • Крещение в Тюмени 2000
  • О дневниках
  • О кукле Барби
  • О любви
  • О абортах
  • Он - в гуще жизни
  • Побег к Богу
  • Про Бивиса и Батхеда (часть 2)
  • Про тамогочи
  • Разговор об унынии
  • св.Кирилл и Мефодий
  • Слепец у ямы
  • Сретенье Господне
  • Счастье - это соучастие
  • Тимофей Кузин
  • Христианский материализм
  • Школа
  • Электорнные страницы
  • О кукле Барби.

         Девочки всегда играли в кукол. Помните своих пучеглазых красавиц с румяными щечками, с непослушными ногами, торчащими из игрушечной коляски, вы помните их, нынешние мамы и бабушки? Их можно было пеленать, ласкать, наказывать, давать смешные имена, кормить манной кашей с ложечки, ставить уколы и делать прически. Они делили с нами и стол и постель. Теперь все не так. Девочкам на дни рождения дарят длинноногих красавиц Барби. Их дарят и в Китае и в Африке, В Полинезии и в Сибири. Одинаковые красавицы, к которым прилагаются наряды, дома с фонтанами, куча женихов-красавцев, пляжные тапочки, очки для загара и т.п.
         Раньше девочки играли с куклой "в ребенка". Кукла воспроизводила пропорции детского тела, она была близка и понятна малышке. Эта кукла учила девочку самому главному - быть матерью, учила любить, воспитывать, заботиться о ком-то. Детсадовские "дочки-матери" разыгрывали будущее и вполне возможное семейное, материнское счастье. Кукла-младенец учила свою маленькую хозяйку пеленать, кормить, воспитывать. К ней можно было относиться строго - на ней, на кукле, отрабатывались запреты родителей, которым ребенок приучался подчиняться, научая слушаться сначала свою пластмассовую или целлулоидную "Машу": "Я слушаюсь, так надо, и ты слушайся". Ребенок ставил себя на место взрослого, учился ответственности. А потом, ведь нужно было одевать "голышку", шить украшения, праздничные платья, вязать чепчики и носочки. На кукле девочка приобретала очень важные навыки.
         И посмотрите на куклу Барби. Это вполне развившаяся деваха, с гипертрофированными волосами, ногами и половыми признаками. Самое важное для родителей здесь - понять, что Барби нельзя нянчить, ее можно только украшать. Причем украшать только совершенно определенным образом, так как она выражает уже какой-то штамп красоты - пышные волосы, стройные ноги, развитая грудь. Эти акценты стоят вопросом перед детскими глазами. И если ребенок не чувствует себя похожим на Барби - то это трагедия для ребенка. И если ребенок чувствует себя похожей на Барби - это трагедия для родителей.
         Отвлечемся. Всмотритесь в этот вечный образ - женщина перед зеркалом. Она смотрит изнутри себя на себя. И что значит ее решение о себе: "С э т и м нужно что-то делать!"? В какую сторону меняют свою внешность макияжем, например? Женщина меняет себя в сторону моды - в сторону сиюминутного образа красоты, вот т а к о г о понимания нормы и красоты, по сравнению с которым, любая уникальность человека становится если не отклонением, так уродливостью. Церковные люди с неприязнью относятся к косметике, человек не должен приукрашать и изменять данную от Бога красоту. Да и в древнем мире красками пользовались только падшие женщины. Христианка ценит естественность. Любой же внешний стереотип - противоественен. Вот так и ребенок с помощью Барби научается штампу. Барби - она явно не ребенок. Она требует жертв. Эта кукла ставит девочку-хозяйку не в роль матери только что родившегося младенца, а в роль матери взрослой дочери, которая требует модных нарядов и понимания своего нового "модного" поведения. Девочка все время хочет поменяться с Барби местами - и капризно требует этого от родителей. Наряжая Барби, она почти формирует свое жизненное кредо - быть строптивой куклой в чьих-то руках, от которых требуется внимание, забота и ответственность. Барби приучает свою маленькую хозяйку снимать ответственность с себя. Половая перезрелость куклы Барби рождают безответственность и взрослые амбиции у ребенка, начинающего выказывать свою половую принадлежность гораздо раньше, чем того требует природа. Здесь лучшую роль в среди дополнений к Барби - шкафчиков, ванночек, стульчиков, платьиц и зеркал - играет ее Жених, безымянный красавец-приложение. Карлсон, который живет на крыше, как-то заметил, что домомучительницу фрекен Бок нужно беречь хотя бы потому, что "она - лучшая мебель в доме". А вот красавец-приложение-к-Барби не лучшая мебель, а лишь легко заменяемая часть ее интерьера. Он либо подходит к ее "красоте", либо не подходит. Так подспудно формируется отношение к мужчине и его роли в жизни семьи.
         Эти выводы могут показаться надуманными. Но предложена лишь попытка подумать: вот кукла, какая может быть игра? Игра в вечный карнавал светской жизни, в легкость любовных отношений без семейной ответственности, во внешнюю "красоту" праздника, без неброской, но глубокой красоты повседневности? И зададим еще один вопрос. А для кого мы воспитываем своих детей? Если для себя, то нам придется за них жить и рожать самим себе внуков. Если же мы их воспитываем для Бога, для Отечества, для будущей семьи и счастья, то нам придется быть с ними строгими, придется приучать их к заботе о ближнем, к труду. А приучать можно и играя. Например, с куклами.
    М.Бакулин