Сибирская православная газета
  • О. Алексий Сидоренко
  • Бакулин М.Ю.
  • Богомяков В.Г.
  • Дурыгин Д.Н.
  • Тихонов В.Е.
  • Главная страницаДокументыЗакон БожийЗдоровьеИконы ИсторияКультураЛитератураМиссионерствоМолитвыХрамы Святые угодникиРецепты АвторыПраздники и посты Проблемы насущныеОбразование Разное  Карта сайта
  • 20 век: нищета идеологий
  • Астрология
  • Долой редукционизм
  • Живые и мертвые слова о бытии
  • Как я бросил курить
  • Крещение в Тобольске
  • Кров и кровь
  • О ханжестве
  • О любви
  • О наркомании
  • О пользе катихизисов
  • О православной империи
  • О православной философии
  • О стереотипах
  • Об исцелении
  • Отношения государства и Церкви
  • Пихтовое масло
  • О православном преподовании политологии
  • Про авангард
  • Диалог про вино
  • Молитвы об исцелении алкоголиков
  • Про Глеба Якунина
  • Про свободу
  • Прогулки по Лондону и Парижу
  • Рецепты
  • Скрытое и сокровенное
  • Смотря православное видео
  • Проблема отношения к сокровенному в человеческой культуре
  • Про сокровенное
  • Технология лжи
  • Харе Кришна, общество русской культуры
  • ХХ век: нищета идеологий

         Век ХIX и век XX справедливо называют веками идеологий. Идеология - это система воззрений, наполненная не Именем Божиим, а "другим именем". То есть за идеологией всегда просматривается попытка устроиться без Бога на Земле. "Другим именем" люди желают спастись, поставив его на место Бога. Национализм, либерализм, консерватизм, социализм, технократизм - наиболее распространенные из идеологий. Видя мир разделенным "по секторам" безбожное сознание вынуждено метаться от либерализма к консерватизму, от национализма к социализму, нигде не находя четкой опоры. В Церкви не может быть либералов и консерваторов, демократов и тоталитаристов, ибо в Церкви нет места идеологиям. (Нелепо звучит выражение "христианский социализм"). Жизнь Церкви разворачивается вокруг одного имени - Имени Божьего, вокруг Иисуса Христа.
         В любой идеологии мы найдем привлекательный момент, момент истинности, относительную правду. Но только в Церкви, в экклезиологической реальности, очищающей изнутри растленный мир, где получит свое завершение сотворенная вселенная, этот момент истинности может быть осознан в своей полноте. Если же человек, находясь на путях безбожных, начнет ту или иную относительную правду абсолютизировать, ставить на пьедестал и ей, как идолу, поклоняться и служить, неминуема ложь.
         Возьмем к примеру национализм. Безусловно, в нем есть момент истинности. Ф.М. Достоевский сказал хорошо и просто: "русский человек есть православный человек". Люди, соделавшее свое сердце престолом Божиим, ясно видят и чувствуют взаимосвязь земного величия России с ее духовной мощью и здоровьем, с крепостью живой веры. Преосвященный Димитрий, архиепископ Херсонский в свое время писал: "Откуда все, что есть лучшего в нашем Отечестве, чем ныне более дорожим мы по справедливости? От веры Православной, которую принес нам равноапостольный князь наш Владимир." Но когда мы делаем нацию (причем зачастую понимая ее на уровне биологии) идолом, кумиром, то мы впадаем в какое-то "национальное язычество", которое неминуемо приведет нас к служению и поклонению "духу народа".
    И человек церковный любит и не может не любить свой народ, как не может он не любить свою мать или своих детей, но как член Церкви Христовой, упраздняющей последствие Адамова падения в своих членах, попирающей смерть и разделение (в том числе и разделения этнические), он избегает опасности впадения в национализм.
         Или возьмем либерализм. Привлекательность данной идеологии в утверждении принципа свободы личности. И Православное Христианство утверждает, что Бог дал человеку свободу. Более того, у замечательного русского богослова В.Н. Лосского мы читаем удивительные слова о Боге, как о нищем, просящем подаяние любви у дверей человеческой души и никогда не хотящем их взломать. Но либерализм, отвернувшись от Бога, который Один есть Податель и жизни и свободы, легко приходит к "мракобесию свободы", где центром мира становится эгоистический индивидуализм. Поэтому либерализм, много и подробно говоря о правах человека, забывает сказать об ответственности человека, о его обязанностях по отношению к Богу, людям, да и по отношению к самому себе, как к творению Божию.
         Консерватизм привлекателен своим вниманием к традициям и попечением о них. Но в Священном Предании Церкви мы не видим какой-то исторической статичности. Быть в Предании, значит хранить себя в живой Истине, в свете Духа Святого, который дает непрестанное обновление человеческого естества. Если же мы начнем выводить истинность тех или иных учений из их "древности", то обязательно придем к поклонению самым диким человеческим предрассудкам, главенствованию буквы над духом. И, наоборот, прогрессизм поет нам волшебные песни о прогрессе, который обязательно сделает лучше, чем было и приведет нас в "светлое будущее". Такое воззрение формирует у человека оптимистический фатализм, согласно которому будущее всегда лучше, совершеннее, чем прошлое. Идолами прогрессизма являются "прогресс" и "новое", которые якобы сами по себе способны сделать человека счастливым.
         Технократизм уповает на то, что наука и техника смогут сделать человека счастливым и решить все его проблемы. К подобным воззрениям можно отнести языческое поклонение экономике, которая якобы есть "базис", обусловливающий все многообразие жизни человека (в том числе и жизнь духовную). Церковь никогда не препятствовала развитию и науки, и техники, и экономики. Но для церковного человека всегда было очевидно, что они занимают свое скромное место в жизни людей. Так, техника выступает для человека в качестве системы средств (но никак не целей), с помощью которых он решает свои проблемы, лежащие в совершенно другой сфере. Безумно считать экономику некой "независимой составляющей", которая развивается сама по себе в силу каких-то мистических законов, и все сама собой обусловливает и формирует. Экономика - это как пища для человека. Человек вынужден питаться, но пища, во-первых, не есть смысл его жизни, а, во-вторых, дается человеку Богом, о чем забывать не следует. Совершено нелепым является и поклонение науке, как высшей ценности. Наука как систематическое изучение и анализ явлений физического мира отвечает на вопрос "Как?", но не отвечает на вопрос "Почему?" Никаким физическим или химическим анализом не ответить на вопрос о смысле мира и человека.
         Социализм выдвигает идеи равенства и братства всех людей, социальной справедливости. Однако, подлинная справедливость, равенство и братство возможны лишь на путях религиозной веры. Преподобный авва Дорофей выразил это в своей известной геометрической притче: мир - круг, люди - точки в любом месте круга, Бог же - центр этого круга. Чтобы сблизиться всем точкам, наикратчайший путь - движение по радиусам к центру, т.е. к Богу. Наоборот, грех разъединяет людей, разжигает эгоизм, приводит к обществу, где идет война "всех против всех". Единство и равенство людей в Боге - это такой идеальный тип отношений, который Православное христианство именует "соборностью". Но соборность, как ее понимали учители Церкви и церковные писатели, не имеет ничего общего с социализмом и безрелигиозным гуманизмом вообще. В середине IX века попытку дать "научное" обоснование социализму предприняли Маркс и Энгельс, сформировав идейное течение марксизма. В начале ХХ века марксизм в нашей стране мутировал в ленинизм - сатанинское учение, державшееся на свирепой диктатуре государства и тотальном насилии.
         Таким образом, не в идеологиях найдет свое счастье мятущаяся душа современного человека. Она может найти его в Церкви, где открывается нам Троица единоцарственная и неприступная, живущая в преизбвточествующей Своей Славе.