Сибирская православная газета
  • О. Алексий Сидоренко
  • Бакулин М.Ю.
  • Богомяков В.Г.
  • Дурыгин Д.Н.
  • Тихонов В.Е.
  • Главная страницаДокументыЗакон БожийЗдоровьеИконы ИсторияКультураЛитератураМиссионерствоМолитвыХрамы Святые угодникиРецепты АвторыПраздники и посты Проблемы насущныеОбразование Разное  Карта сайта
  • 20 век: нищета идеологий
  • Астрология
  • Долой редукционизм
  • Живые и мертвые слова о бытии
  • Как я бросил курить
  • Крещение в Тобольске
  • Кров и кровь
  • О ханжестве
  • О любви
  • О наркомании
  • О пользе катихизисов
  • О православной империи
  • О православной философии
  • О стереотипах
  • Об исцелении
  • Отношения государства и Церкви
  • Пихтовое масло
  • О православном преподовании политологии
  • Про авангард
  • Диалог про вино
  • Молитвы об исцелении алкоголиков
  • Про Глеба Якунина
  • Про свободу
  • Прогулки по Лондону и Парижу
  • Рецепты
  • Скрытое и сокровенное
  • Смотря православное видео
  • Проблема отношения к сокровенному в человеческой культуре
  • Про сокровенное
  • Технология лжи
  • Харе Кришна, общество русской культуры
  • Скрытое и сокровенное

         Патристическое наследие и возникшая на его фундаменте православная философия позволяют решить актуальную в теоретическом и практическом плане проблему различения и размежевания скрытого и сокровенного. Необходимость скрытого в человеческой жизни очевидна, но если скрытое абсолютизируется, выдвигается на место сокровенного, то это неминуемо влечет за собой негативные последствия. Беды современного общества связаны с тем, что вместо сокровенности человек ориентируется на скрытость, что приводит к тотальной недостоверности как следствию постмодернистского "недоверия к метаповествованиям" (Ж.-П.Лиотар),"метафизическому аутизму", деонтологизированному субъективизму, иллюзорной монологической самодостаточности. Скрытое существует вне другости и не предполагает диалога. Таков неоплатонизм, где задачей души является возвращение к Единому и слияние с ним. Не случайно метод Плотина называется "упрощение" - по сути дела, это не что иное как экстатический прорыв к скрытой абсолютной простоте. Таков и пантеизм теософии, утверждающей, что наше истинное Я вечно и едино с Я Вселенной, если же это так, то нужно просто отыскать в себе данное скрытое начало. На скрытое ориентированы многочисленный оккультные и околооккультные теории, согласно которым счастье человека заключается в каком-то эзотерическом методе, загадке, секрете, "волшебном ключике", спрятанном от людских глаз: задача состоит в том, чтобы скрытое открыть, а тайное сделать явным.
         На первый взгляд, сокровенное мало чем отличается от скрытого, ибо экзистенциальный диалог человека и Бога (а через него человека и природы, человека и человека) осуществляется посредством осознания-установления-преодоления разных границ в человеческом существовании. Но в данном случае, верхний онтологический уровень Другости - это Бог как Другой и Друг. Взаимоотношения с ним характеризуются целью человека -твари, получившей повеление стать богом по благодати и сообщить состояние обожения всей твари.
    В процессе достижения этой цели проявляется синергия, диалогическое соработничество человека и Бога. В ходе такого диалогического соработничества человеку и открывается сокровенное, которое можно определить как важнейший принцип бытия, имеющий диалогический, синергийный характер, выступающий для человека в аутогерменевтическом и социально-коммуникативном аспектах, как принцип самопонимания и миропонимания, как принцип преображения себя и изменения мира. Понятие "сокровенное" энтузиастично, полисемантично и многослойно. Сокровенное аффицирует душу. Важно отметить, что во взаимоотношениях человека и сокровенного нет жестской детерминации. Сокровенное никогда не диктует. Связь между ним и человеком не сущностная, но энергийная. Сокровенное в своем просветляюще-сокрывающем действии обладает коммуникативной функцией, соборно объединяя людей. Обращение к сокровенному создает предпосылки для решения проблемы личностной идентичности. Сокровенное раскрывается для человека как самое жизненное, как некая жизненная преизбыточность.
         По нашему мнению, сокровенное предстает перед человеком в трех основных видах.
    1. Сокровенное как непостижимое человеком в принципе, но жизненно важное для его души, так как оно выступает как Святыня и Тайна. Здесь сокровенное понимается как кров. Небесное покровительство защищает человека от тьмы внешней, зла и смерти.
    2. Сокровенное как нечто, заботливо спрятанное от человека, но предстоящее быть явленным в процессе теозиса. Иначе говоря, по мере избавления от греха, по мере самособирания, достижения внутренней целостности, раздвигаются многие границы и убираются многие покровы.
    3. Сокровенное как самосокровенное, как Образ Божий во мне и в другом. Сокровенное как кровь, как внутреннее сокровище. Дистанцирование от неабсолютности предполагает хранение сокровенного в себе, а значит, самого себя в Догмате, в Вере, в Предании. Здесь пределы и границы убирает и ставит уже сам человек. Вопреки покорительно-освоительной направленности современного сознания с его болезненным стремлением к пересечению всех границ, человек осознает, что есть границы, которые не следует пересекать, чтобы не попасть в области деструктивные и нечистые. Осознаются и границы, деликатно хранящие личностно-интимное во мне и другом.
         Таким образом, понятия "скрытое" и "сокровенное" имеют разный гносеологический статус. Первое - всего лишь термин, характеризующийся (как и всякий иной термин) одномерной однозначностью. Второе же - трансценденталия, выражающая то, что менее всего рационализируемо, что апофатично, антиномично и диалогично.

    Богомяков В.Г.