Сибирская православная газета
  • О. Алексий Сидоренко
  • Бакулин М.Ю.
  • Богомяков В.Г.
  • Дурыгин Д.Н.
  • Тихонов В.Е.
  • Главная страницаДокументыЗакон БожийЗдоровьеИконы ИсторияКультураЛитератураМиссионерствоМолитвыХрамы Святые угодникиРецепты АвторыПраздники и посты Проблемы насущныеОбразование Разное  Карта сайта
  • Бердяев и Церковь
  • Блок и Антихрист
  • Борьба огранов советской власти омской и тюменской областей с православными в 40-80-е годы
  • Духовные истоки древнерусской культуры
  • Кирилл и Мефодий
  • Краткий обзор космологических идей
  • О Тобольском Кремле
  • Орудие католической экспансии
  • Ответы на воспросы
  • Практикум по научному атеизму
  • Религиозный призыв русской философии
  • БЛОК И АНТИХРИСТ. (ПОЭМА "ДВЕНАДЦАТЬ").

         ... Идёт князь мира сего, и во мне не имеет ничего.
         Ев. от Иоанна, 14: 30.
         И век последний, ужасней всех,
         Увидим и вы и я,
         Всё небо скроет гнусный грех,
         На всех устах застынет смех,
         Тоска небытия...
         А. Блок. Голос из хора.
    1. Для того, чтобы правильно понять то или иное явление культуры, необходимо его рассмотреть в надлежащей перспективе. Такой перспективой для поэмы А. Блока "Двенадцать" может быть только религиозно-метафизическая; прежде всего потому, что всякий истинный поэт - стихийный
    метафизик, иными средствами, нежели философ, углубляющийся в вечные вопросы человеческого духа; кроме того. проблема религиозного самоопределения - наиважнейшая в поэме, которая повествует о самом крутом - за последние две тысячи лет - повороте в человеческой истории.
         "Двенадцать" А. Блока - провидение сатанинской стихии в русской революции. То, что революция 17 года имела сатанинскую наклонность - прежде всего к богониспровергательству, - ясно всякому религиозному взору. Культурные философы православной закалки - Н. Лосский, Л. Карсавин, Н. Бердяев, Е. Трубецкой, С. Булгаков и другие - указывали на метафизические причины и цели происходящего переворота. Предчувствовалось раньше - Вл. Соловьёвым, К. Леонтьевым, Ф. Достоевским - и очевидно теперь, что достижение так называемых "классовых целей" пойдёт бок о бок с устроением новой, материалистической церкви, церкви лукавнующих - для подготовки душ к явлению антихриста.
         Слово Божие и Предание Православной Церкви обязывает нас бдительно относиться к изменению облика мира. А то теперешнее положение, при котором человечество оказалось в грандиозной ловушке - в конечном счёте, в результате боговосстания и идолопоклонения - свидетельствует об истинности самых мрачных предчувствий наших мыслителей. Атеизмом не стоит обольщаться. Ему отводится приготовительная роль: умертвить Бога в душе, путём биологического перерождения поставить человека перед необходимостью почитания только земного, вытравить из души само ощущение Светлой Тайны, - но оставить испуг. Следует заметить, что это невозможно сделать без изменения сердца. Сердце - по Библии и согласно Православной традиции - орган интуитивного богопознания. Создание " нового человека", провозглашённое на заре нечестивой эры, - это не что иное, как создание нового сердца, удушение в сердце мистических порывов
         Сердце - kardia - есть средоточие духовных сил, самый центр нашего бытия, наше ноуменальное Я. - Флоренский П.А. Из богословского наследия. //Богословские труды. Сб. 17. М., 1977, с. 129.
         При этом контрабандно используются многие понятия - братство, гуманизм, прогресс и т. д., - выработанные культурой религиозной, и призванные в новых условиях оторванности от религиозного питания дать дряхлеющим идеальным порывам нового человека видимость насыщения.
         Мечта о Новом Иерусалиме, - пишет С. Булгаков, - предчувствие спасения мира и всеобщего воскресения и преображения, глубоко запали в душе у тех, кто отвергли веру в Спасителя. Отсюда рождаются теории прогресса... Но как бледны и извращены эти идеалы, после того как они оторваны от своего религиозного корня и превращены из идеалов всеобщего сохранения и восстановления всех ценностей в скучную, бесцельную мечту о кратковременном земном счастье позднейших поколений, купленном ценою крови, страданий и жизней предыдущих людей. Как всё самое заветное и дорогое вырождается и вянет, оторванное от родного ствола! Поистине " без Меня не можете творить ничего", - Булгаков С. Два града. Том II. М, 1911, с. 172-173.
         Ф. М. Достоевский, очень чуткий к антихристовой стихии, писал, характеризуя современную эпоху:
         Жид и банк господин теперь всему: и Европе и прогрессу, и цивилизации, и социализму. Социализму особенно, ибо им он с корнем вырвет христианство и разрушит её цивилизацию. И когда останется лишь одно безначалие, тут жид и встанет во главе всего. Ибо, проповедуя социализм, он останется меж собой в единении, а когда погибнет всё богатство Европы, останется банк жида. Антихрист придёт и станет на безначалии. - Достоевский Ф. Полное собрание сочинений. Т. 27. Л., 1984, с. 59.
         Уместно здесь привести ещё одно пророческое высказывание, ставящее клеймо современной эпохе:
    Человек, который сам по себе помимо Церкви хочет достигнуть божественного значения, такой индивидуальный человеко-бог есть воплощение лжи, пародия на Христа, или антихрист. - Соловьёв Вл. Собрание соч. Т. III, СПБ, /1877-1884/ , с. 368.
         Всё вышесказанное - не для того, чтобы поставить А. Блока в один ряд с религиозными философами. Трагедия этого художника заключалась в том, что он, поэт мистических прозрений, двигался по направлению к царству антихриста, сам того не сознавая. Последняя его поэма - яркое тому доказательство.
         Видеть в поэме "Двенадцать" лишь художественное отображение определённого исторического момента, значит ограничивать её. Поэма " замешана" на метафизике. Отсюда и неуловимость её смысла для марксистских исследователей. Один из них так и пишет:
    ... Окончательной и бесспорной точки зрения на "Двенадцать" выработано быть не может. - Долгополов Л. Поэма Александра Блока "Двенадцать". Л., 1979, с. 7.
         Видимо, это заявление объясняется сложностью образа "Христа", который ведёт красногвардейцев. В самом деле, от того или иного понимания этого образа зависит концепция произведения, зависит и концепция судьбы Блока. Блоковский "Христос" марксистами понят быть не может. Л. Н. Тимофеев, корифей советского литературоведения, в програмной, "стратегической" статье, признаётся:
         Своеобразным "вечным вопросом" нашей критики остаётся проблема понимания облика Христа в поэме, находившая самые различные истолкования. -// Александр Блок. Новые материалы и исследования. Кн. 1. М., 1980, с. 58.
        Для нас важно указание поэта на то, что в период написания поэмы он переживал поэтический экстаз, что он слепо отдался стихии творчества. Блок и сам, пытаясь внести ясность в восприятие поэмы, не мог объяснить, почему он ввёл "Христа":
         Я хотел бы, чтобы этот конец был иной. Когда я кончил, я сам удивился: почему Христос? Но чем больше я вглядывался, тем яснее я видел Христа. И я тогда же записал у себя: "к сожалению Христос." II Чуковский К. Александр Блок как человек и поэт. П., 1924, с. 27-28. - Цит. по кн.: Блок А. Собр. соч. в 8 т. Т. 3, М., 1960, с. 628.
         Мы ещё увидим, Христос ли это. Важно то, что с высот поэтического созерцания русская революция представлялась ему связанной с религией коренным образом. "Во имя чего?"- было всегда важно для Блока. Оставить красногвардейцев одних он никак не мог. Но кто же там, впереди? Он напряжённо вглядывался в этот "женственный призрак", пытаясь опознать его" Для него это было насущно. Однако, "антихрист" не проговаривался в устах поэта. В этом и трапом положения. Не было ясного осознания глубинных целей октябрьского переворота, были предчувствия...
         Путанность в мировоззрении Блока отмечают многие его современники. Вячеслав Иванов пишет о нём:
         Искатель, исстрадавшийся от безвыходности всех прежних путей, исступлённо звавший Россию "какому хочет чародею отдать разбойную красу", - и как ясновидящий, прозревавший в снежной вьюге и в мелькавших красных лоскутах революционных знамён какого-то Христа "в белом венчике из роз" со струящимся позади ручейком красной крови, - одним словом, как человек, к действительной революции непричастный, // Александр Блок. Новые материалы и исследования. Книга 3. М., 1982, с. 537.
         Ещё определённее С. А. Аскольдов:
         Едва ли был человек столь беспомощный и бестолковый в области мысли и в то же время столь уверенно и горделиво творящий суд и расправу в области общественных и идеологических течений. - Там же, с. 478.
         Зинаида Гиппиус также снимает с Блока ответственность за его позицию в революции, поскольку эта позиция -бессознательна.
         Представлять Блока политически и идеологически зрячим - дело безнадёжное. Мировоззренческие ориентиры его -"дух музыки", "народ", "культура" - оказались призрачными. Прозрения, которые наступали временами, только ярче выявляли безысходность. В результате - сумасшествие и смерть.
         3. Даже не зная мнения лечащего врача А.Г. Пекелиса о том ,что сердце поэта стало "местом наименьшего сопротивления" во время наступившего кризиса (Александр Блок в воспоминаниях современников. Том 1. М.,1980, с.513.), можно было бы, тем не менее, с уверенностью утверждать, что сатанинские влияния окажут самое пагубное воздействие на орган богопознания. Трагедия Блока - в его сердце. Сам он так говорил об этом: "Вся главная моя болезнь - сердечная." (Александр Блок. Новые материалы и исследования. Книга 2. М.,1981, с.355).
         Создайте ему любые тепличные условия, пустите лечится в Финляндию, верните сожжённое Шахматово, избавьте от бюрократических нудностей - конец будет один. Чтобы понять это новое царство и как-то приспособиться к нему, надо быть взрослым человеком со взрослым сердцем. Блок - дитя: восторгаться стихией большевизма и ненавидеть марксизм - это, конечно, детство; сближать Владимира Соловьёва с новой эрой, обижаться на то, что государство смеет вмешиваться в технику искусства, отстаивать старую орфографию - когда эра-то уже сменилась, - удивляться тому, что Новый год может, оказывается, быть до Рождества, понятия не иметь о партийности искусства (а ведь об этом коноводы трубили) - от этого всего горько.
         ... Одним из самых печальных фактов нужно признать равнодушие к идеям и идейному творчеству, идейную отсталость широких слоев русской интеллигенции. -Бердяев Н. Идеи и жизнь. Об отношении русских к идеям.// "Русская мысль. "1917, кн. 1, с. 56. С. Булгаков отмечал, что русская интеллигенция даже не догадывается об атеистическом характере социализма. Смотрите сборник "Два града".
         Блоку всё казалось, что грядет некая Революция Духа, которая превратит каждого человека в... артиста. Это- культурная ориентация. Культурная же ориентация опасна, ибо установка сознания на культуре, - пишет отец Павел Флоренский, - то есть на самом себе, ведёт к безусловному признанию потребностей как таковых, Но потребности бывают всякие. Не имея критерия, различающего потребности, не имеет и "самопринуждения" человекобог; а затем, мгновенно, из человекобога выглянет и звериная морда. Но это не по личным недостаткам, а с роковою необходимостью, по законам аскетики. - Свящ. П. Флоренский. Из богословского наследия, с. 128.
         Именно культурная программа сводила таких разных с виду людей, как Блок и Горький. Интеллигенция цеплялась за культуру, не видя её обречённости, это придавало смысл существованию в антикультурном царстве.
         4. Поближе рассмотрим философскую веру Блока, как она выкристаллизовалась к концу его жизни. В статье "О назначении поэта" он пишет, что поэт - сын гармонии.
    Что такое гармония? Гармония - это согласие мировых сил, порядок мировой жизни. Порядок - космос, в противоположность беспорядку - хаосу. Из хаоса рождается космос, мир, учили древние. Космос - родной хаосу... Хаос есть первобытное, стихийное безначалие; космос - устроенная гармония, культура, из хаоса рождается космос, стихия таит в себе семена культуры; из безначалия создаётся гармония. - Блок А. О литературе. М., 1980, с. 264.
         В статье верно и в согласии с русской традицией отстаивается самоценность художественного творчества как служения красоте, защищается здоровый аристократизм творчества. Но вот вопрос: почему из хаоса рождается гармония? - как-то обходится вовсе. Владимир Соловьёв, с которым Блок искал духовного родства, но смысл учения которого он так и не постиг, также видел тёмную основу разлада и хаоса, но прозревал и невидимую силу, сглаживающую "разрозненные черты мира в стройные образы". (Соловьёв Вл. Жизненный смысл христианства. //"Вопросы философии и психологии". 1900, кн. 4, с. 625). Взгляд Блока - мимо вопроса о первопричине. У него гармония сама по себе рождается из хаоса. Отсюда - преклонение перед хаосом, стихией революции, позывы искать гармонию и музыку там, где её и в помине нет. Не случайно к концу жизни он стал глохнуть и слепнуть: у него это были "идеологические" недуги.
         Ибо в своих построениях Блок не касается Истины и Добра и отказывается от определения какого-либо смысла в мировом процессе. Он пишет:
    Мировая жизнь состоит в непрестанном созидании новых видов, новых видов, новых пород... Смысл этого нам непонятен; сущность темна...
         Чему же служит гармония, сыном которой является поэт? Неужто только мене поколений? Путь А. Блока свидетельствует об истинности мысли Вл. Соловьёва, что нравственный критерий оценки происходящего в обществе - не в народе, а в Господе нашем Иисусе Христе как начале безусловно нравственном. Блок положил раз и навсегда, что народ блудить не может. О том, что народ можно превратить в стадо, как-то не думалось. Он обманулся в народолюбии. Не осенённое высшим религиозным идеалом народолюбие опасно.
         У него был конечно путь. Но куда? К народу как носителю духа музыки? Почему же тогда от этого источника не напиталось гармонией его послереволюционное творчество? "Двенадцать" - это ведь не гармония, это предчувсвие хаоса и отображение его. Блок после революции перестал быть поэтом, это признают почти все. Вот наиболее характерное высказывание Корнея Чуковского:
    Через него непрерывной струёй шла какая-то песня. Двадцать лет с 98 по1918. И потом он остановился - и тотчас же стал умирать. Его песня была его жизнью. Кончилась песня и кончился он.// Александр Блок. Новые материалы и исследования. Книга 2, М., 1981, с. 257.
         Нужно только добавить, что это революция кончила его жизнь, она свела его с ума, он ещё одна жертва революции, революции нечего гордиться Блоком. Современник вспоминает:
    Человек звавший к вере, заклинавший нас: "Слушайте музыку революции", раньше многих других эту веру утратил. С нею утратился ритм души.// Александр Блок в воспоминаниях современников. Том 2, М., 1980, с. З6.
         Почитайте дневники и письма его послереволюционных лет. Вас охватит ощущение безысходности, можно сказать, тотальной обречённости. Приведём несколько отрывков из писем:
    Пускай человека отрывают от его любимого дела, для которого он существует (в данном случае меня - от написания того, что я, может быть, мог бы написать); но жестоко при этом напоминать человеку, чем он был, говорить ему "ты - поэт", когда он превращён в протоколиста, вовлечён в политику и т. д. - А. Блок. Новые материалы... Кн. 2, с. 334. Не знаю, как разделаться, как приняться за то, что любишь и умеешь делать, вместо того, чтобы делать "дела", сознавая всё время, что "бездарен" и что с окружающим бюрократизмом не сладить. Положение с каждым днём становится всё более ложным и трудным. - Там же, с. 335. Я довольно много работаю, это только и спасает. Иногда помогает театральная атмосфера, за мишурой прячется на час, на два та "щель истории", в которую мы попали. Впрочем стоит выйти на улицу - и вновь охватывает мрак, скука и серость, которым нет конца. - Там же, с. 347.
         Жена так характеризует его состояние:
         Мрачность, пессимизм, нежелание - глубокое - улучшения и страшная раздражительность, отвращение ко всему. - Александр Блок в воспоминаниях современников. Том 1, М., 1980, с. 186.
         Слова о "нежелании улучшения" о многом говорят. Блок признавался, что он повис в воздухе, уже не верит в прогресс. В острые моменты своей жизни - после "гармоничной" революции - он бил и крушил всё в своей комнате. Спрашивается: как же иначе мог вести себя человек, оказавшийся в западне? Андрей Белый говорил, что в нём было нечто эпохальное. Надо признать, что и болезнь была "эпохальной", что-то, видно, неладно было с эпохой, коли она своего певца обрекла на сумасшествие.
         Блок не хотел жить в новой эпохе и готовился к смерти. Он любил ясность и прозрачность, а новая эпоха, как оказалось, несёт с собой муть, серость и скуку. Он был, как рыба, выброшенная на берег.
    Не видать совсем друг друга
    За четыре за шага.
    Скука скучная,
    Смертная!
    Эх, эх, без креста!
    Пальнём-ка пулей в Святую Русь...
    И идут без имени святого...
    Впереди с кровавым флагом,
    И за вьюгой невидим,
    И от пули невредим,
    Нежной поступью надвьюжной.
    Снежной россыпью жемчужной,
    В белом венчике из роз-
    впереди - антихристос.
         Вся жизнь и судьба Блока оказалась тесно связанной с одним словом. Осознай он отчётливо, кто ведёт эту банду, обращение ко Христу было бы неминуемо, развеялась бы и самоубийственная скука. Отрадно знать, что хоронили поэта по православному обряду. За него можно и нужно молиться.

    Протоиерей Алексий Сидоренко.