Сибирская православная газета
  • О. Алексий Сидоренко
  • Анисин А.Л.
  • Бакулин М.Ю.
  • Богомяков В.Г.
  • Дурыгин Д.Н.
  • Тихонов В.Е.
  • Главная страницаДокументыЗакон БожийЗдоровьеИконы ИсторияКультураЛитератураМиссионерствоМолитвыХрамы Святые угодникиРецепты АвторыПраздники и посты Проблемы насущныеОбразование Разное  Карта сайта
  • Вечность истории
  • Дни в Тобольске
  • Духовное воспитание против наркомании
  • И не введи нас во искушение
  • К соборной онтологии личности
  • Крещение Господне
  • Кто креста боится?
  • Новый год
  • О праздниках и праздности
  • О смысле монархии
  • О христианских основаниях европейской науки
  • Обрезание Господне
  • Подвиг любви
  • Проблема законодателя нравственности
  • Проблема личностного бытия
  • Романтика и жизнь
  • Сретение
  • Сущность власти
  • Фантастический разврат
  • Христианство и обскурантизм
  • Обрезание Господне
         Праздник Обрезания Господня, хоть и является великим праздником в православном календаре, однако слишком часто его обходят вниманием. В первую очередь сказывается здесь то, что до революции этот день совпадал с празднованием Нового года и еще с тех пор, видимо, заслоняется им. Да и сейчас, казалось бы, радости хватает и без этого праздника: приходится он на Святые вечера между двух величайших зимних праздников - Рождества и Крещения. Но самое главное - в этом празднике как-то скрылся духовный смысл: для многих он не обозначает ничего, кроме воспоминания о древнем обряде, который был совершен над Богомладенцем Христом, обряде, который для нас, вроде бы, уже и не значит ничего, ведь: "Обрезание ничто и необрезание ничто, но (все) - в соблюдении заповедей Божиих" (1 Кор. 7, 9). Какой же смысл для нас может и должен иметь праздник Обрезания Господа нашего Иисуса Христа?
         В Ветхом Завете обрезание было заповедано Аврааму, как знак завета с Богом. Избирая Авраама для того, чтобы произвести от него "множество народов", а самое главное - народ израильский, из которого родится Спаситель миру, Бог повелевает ему и всему его потомству иметь на теле видимый знак этого избрания: "И будет завет Мой на теле вашем заветом вечным" (Быт. 17, 13). Завет этот равносилен священному браку Израиля с Богом, - именно с этого
    момента Господь и хранит, и ревнует, и учит народ израильский как Жених Невесту, требуя верности и совершенной самозабвенной покорности. Уже когда Моисей идет в Египет, чтобы вывести из плена евреев, "дорогою на ночлеге случилось, что встретил его Господь и хотел умертвить его. Тогда Сепфора, взявши каменный нож, обрезала крайнюю плоть сына своего, и, бросив к ногам его, сказала: ты жених крови у меня. И отошел от него (Господь). Тогда сказала она: жених крови - по обрезанию" (Исх. 4, 24-26). Недаром и кладется этот знак на орган деторождения: в напоминание о брачной святости завета с Богом, о том, что вся жизнь наша, как и народа израильского, - в руке Божией.
         Но уже и в Ветхом Завете звучат пророчества о высоком духовном смысле этого обряда: "Итак обрежьте крайнюю плоть сердца вашего, и не будьте впредь жестоковыйны... И обрежет Господь, Бог твой, сердце твое и сердце потомства твоего, чтобы ты любил Господа, Бога твоего, от всего сердца твоего и от всей души твоей, дабы жить тебе" (Втор. 10, 16; 30, 6), "обрежьте себя для Господа, и снимите крайнюю плоть с сердца вашего" (Иер. 4, 4). Христианское же благовестие уже совершенно отвергает ставший ненужным плотский смысл и плотское исполнение обряда, целиком духовно его понимая, ибо Авраам "стал отцом всех верующих в необрезании, чтобы и им вменилась праведность" (Рим. 4, 11): Авраам был избран и получил обетования еще до обрезания, без него. И для нас, поэтому существует "не то обрезание, которое наружно, на плоти... (а которое) в сердце, по духу, а не по букве" (Рим. 2, 28-29), - отсечение страстей и греховных навыков, очищение сердца и разума, верность Богу.
         Для нас величие праздника Обрезания и его духовный смысл как раз и состоит в уразумении дивной благодатности предлагаемого нам спасения во Христе Иисусе, Который "обрезан бысть, яко человек осмодневный", и в Котором все мы "обрезаны обрезанием нерукотворенным, совлечением греховного тела плоти, обрезанием Христовым" (Кол. 2, 11). Празднуем мы именно это "обрезание Христово", - чистоту помыслов, открытость сердца к духовной жизни, "совлечение ветхого человека".

    Андрей Анисин