Сибирская православная газета
  • О. Алексий Сидоренко
  • Анисин А.Л.
  • Бакулин М.Ю.
  • Богомяков В.Г.
  • Дурыгин Д.Н.
  • Тихонов В.Е.
  • Главная страницаДокументыЗакон БожийЗдоровьеИконы ИсторияКультураЛитератураМиссионерствоМолитвыХрамы Святые угодникиРецепты АвторыПраздники и посты Проблемы насущныеОбразование Разное  Карта сайта
  • Вечность истории
  • Дни в Тобольске
  • Духовное воспитание против наркомании
  • И не введи нас во искушение
  • К соборной онтологии личности
  • Крещение Господне
  • Кто креста боится?
  • Новый год
  • О праздниках и праздности
  • О смысле монархии
  • О христианских основаниях европейской науки
  • Обрезание Господне
  • Подвиг любви
  • Проблема законодателя нравственности
  • Проблема личностного бытия
  • Романтика и жизнь
  • Сретение
  • Сущность власти
  • Фантастический разврат
  • Христианство и обскурантизм
  • Крещение Господне
         Обряд обрезания был для ветхозаветного Израиля прообразом Таинства Крещения: точно так же, как Аврааму Господь говорит: "Непременно да будет обрезан рожденный в доме твоем и купленный за серебро твое... Необрезанный же мужеского пола, который не обрежет крайней плоти своей, истребится душа та из народа сего" (Быт. 17, 13-14), так и в Новом завете "Иисус отвечал: истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие: Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух" (Ин. 3, 5-6). Не о плотском уже, но о духовном говорится очищении и возрождении, не телесная только смерть на время отодвигается, а, прежде всего, смерть духовная поражается в голову и упраздняется навеки.
         Внешняя же форма Таинства Крещения идет от "крещения Иоаннова", от того погружения и омовения, которое святой великий Иоанн Предтеча Господень совершал в знак состоявшегося покаяния человека, в знак приближения Царства Небесного, в приуготовление пути Господу (Мф. 3, 3). Такую форму обряда, опять-таки, не сам от себя Иоанн придумал: он придал новый смысл традиционному у иудеев еженедельному ритуальному омовению. Для ветхозаветных евреев, как впоследствии и для мусульман, первостепенно важным является различие между чистым и нечистым, причем
    осквернение совершается механически - к покойнику прикоснулся, что-то не то съел, - и ты нечист; и очищение происходит не менее механически - ритуал совершил, жертву принес, - и чист. А, по выражению лжепророка Мухамеда, "чистота - половина веры". В том крещении покаяния, к которому звал людей Иоанн Предтеча, уже светится "не плотской нечистоты омытие, но обещание Богу доброй совести" (1 Пет. 3, 21). Крещение Иоанново - венец всей ветхозаветной праведности, высшая возможная духовность обряда еще до Таинства Христова Воскресения, еще до полноты излияния Христовой благодати.
         Что же произошло в Крещении Христовом на Иордане?
         Покаяние и очищение Христу было не нужно, ибо Он и есть Начальник всякой чистоты и Разрешитель всех грехов человеческих. Не требовалось Ему приуготовлять путь Господу, ибо Он и есть Господь. Входя в Иордан под руки Иоанновы, Иисус входит внутрь всей ветхой праведности для того, чтобы изнутри ее преобразить. И здесь же происходит Богоявление, дается Откровение людям, могущим его принять, Откровение о Том, Кто, будучи Источником всего еврейского закона, этот закон нынче оживотворяет и преображает благодатью. Глас Отчий звучит и величает Крещаемого, Дух Святый сходит и почиет на Нем, указуя на Него, как на Свет и Жизнь миру, Крещаемый нынче водою, является, чтобы крестить Духом Святым и огнем. С этого уже момента мертвенность буквы усовершена жизнью духа, на смену жертве пришла милость, Закон Моисеев упразднен Живою Личностью Христа. Здесь - конец обрядов и начало Таинств.
         По-русски "крестить", "крещение" происходит от слова крест, Христос, а на греческом, на том языке, на котором Новый Завет написан, "крестить" - "баптидзо"- значит погружать, "крещение" это погружение. Если помнить об этом, то какой глубокий и страшный по своему величию смысл открывается в словах апостола Павла: "Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся (погрузившиеся!) во Христа Иисуса, в смерть Его крестились (погрузились!)? Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть (погружением в смерть!), дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни" (Рим. 6, 3-4). В Таинстве Крещения мы вместе со Христом погружаемся в смерть, но в смерть именно ХРИСТОВУ, чтобы силою Его воскресения жить во Христе. Каждый из нас принимает крещение один раз в жизни, кто-то, может быть, не очень сознательно, а те, кто крещен во младенчестве, вообще и помнить не могут этого удивительного факта своей жизни, но то, что наше крещение во Христа произошло, должно означать для нас погружение с головою во Христа, в жизнь Христову, должно означать призванность к последованию за Христом - через Крест в Жизнь вечную. Все мы званные: греческое слово "церковь", "экклесиа" как раз и происходит от глагола "выкликать, вызывать", и это тоже налагает великую ответственность, "ибо много званных, а мало избранных" (Мф. 20, 16, 22, 14). Для того и поет Церковь с радостью, но и с назиданием: "Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся!", чтобы не сказал Господь в последний час, во второе и страшное пришествие Свое: "Брачный пир готов, а званые не были достойны" (Мф. 22, 8).

    Андрей Анисин